Прирученные убийцы

Стоит ли государство за покушением на Чубайса?

8 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 464

В истории последних лет России было немало заказных убийств. Но, пожалуй, только несколько из них оставили неприятный в своей однозначности отпечаток — эти убийства готовили и осуществляли люди, которых учило государство.


Помню, еще в 94-м году знакомый полковник ГРУ сказал мне после убийства Холодова: “Очень похоже на наш почерк”. Что сказать, наметанный глаз — не обманешь. Убийство Отари Квантришвили оставило точно такое же ощущение. Неизвестный снайпер с крыши соседнего дома закладывал пулю за пулей в движущегося человека, окруженного телохранителями. Причем последний, “контрольный” выстрел был сделан уже в голову падающего тела. Чтобы так стрелять, надо тренироваться чуть ли не каждый день. Не зря же потом друзья убитого утверждали, будто знают не только фамилию, но и воинское звание убийцы, которого так и не нашли.

Пожалуй, своего рода вершиной стало убийство Михаила Маневича, вице-губернатора Петербурга. Убийца тоже с чердака дома из автомата Калашникова румынского производства расстрелял “Вольво” вице-губернатора. Расстрелял через крышу автомобиля. Но под огнем оказалась только жертва — Маневич сидел справа от водителя. Ни шофер, ни жена чиновника, сидевшая сзади, не были даже ранены. По-своему виртуозная работа.

Если бы машина Анатолия Чубайса не пошла бы на обгон тянущегося впереди жигуленка, то, возможно, и это покушение могло бы стать пособием для начинающих диверсантов (или террористов — все зависит от точки зрения). Но сработали неудачно. И теперь вокруг этого дела уже идет незримая миру борьба. Ставка вполне понятна. Превратится ли расследование в громкий судебный процесс, на котором будут выявлены некие элементы уголовного терроризма последних лет, или же будет замято? А на крайний случай — превращено в фарс? Пока же наружу прорываются только крупицы информации.

Итак, насколько известно “МК”, сам Чубайс узнал, что “заказ” на него “прошел” недели за две до покушения. Поэтому и усилил охрану. Наиболее вероятными заказчиками считаются члены одного из питерских “братств убийц”, которых в городе на Неве в пору губернаторства Владимира Яковлева было несколько.

Чубайс неоднократно давал публичные клятвы “достать” убийц Михаила Маневича и Галины Старовойтовой. Более того, Федеральная служба охраны, отвечавшая в 1997 году за безопасность вице-премьера Чубайса, реально боялась “привета из Ленинграда”. Была даже версия, будто Маневича убили только потому, что хотели сразу в одном месте собрать всю “чубайсовскую команду” и накрыть ее одним взрывом. Тогда в Питер действительно приехало много людей, а меры безопасности были чрезвычайными. Но опасения оказались неоправданными. Чубайс до сих пор, когда посещает СПб, часто ходит на могилу к убитому другу. Видимо, это свидетельствует о том, что он от своих обещаний пока не отказался.

Дело Старовойтовой близится к своему завершению в суде. Лидер синдиката, члены которого обвиняются в преступлении, Юрий Колчин — сам в прошлом военный диверсант. Убивали Старовойтову “сложно” — устраивали слежку, переодевание, использовали очень редкое иностранное оружие. Но был ли “заказ” на Чубайса именно от кругов, связанных с этой бандой, точно неизвестно. В городе на Неве подобных синдикатов было множество, да и теперь не все перевелись.

По некоторым косвенным данным можно судить, что президент Путин очень серьезно отнесся к делу и дал соответствующие поручения всем службам, включая ФСБ. При этом сами милиционеры, быстро вышедшие на главного подозреваемого полковника ГРУ Владимира Квачкова, говорят, сами не рады собственной удаче. Оперативники после этого стали подвергаться нешуточному давлению со всех сторон: “Кого вы арестовали?! Он же Отечество всю жизнь защищал! Он герой...” и т.д. По всем фронтам коллеги Квачкова выгораживают бывшего сослуживца. Правда, руководство ГРУ официально старается дистанцироваться от Квачкова, видимо, догадываясь, что не существует заслуг, которые могли бы оправдать покушение на убийство (если причастность к нему Квачкова в конце концов будет доказана).

Давление на оперативников настолько сильное, что журналист “Коммерсанта”, первым публично назвавший фамилию подозреваемого, был тут же допрошен — от кого из милиционеров он узнал имя. Сын Квачкова — Александр, который рассматривается следствием как возможный участник, — пропал. Но объявлен ли он в Федеральный розыск – понять невозможно. Сначала вроде бы объявили, потом прошла информация, что вроде бы не стали. Хотя, по некоторым данным, он даже мог быть ранен во время перестрелки.

Если дело Квачкова дойдет до суда, то может вылезти очень много подробностей, напрямую с последним покушением не связанных. Трудно представить, что если подозрение милиции верное и за попыткой убийства главного энергетика стоял действительно полковник Квачков, то он начал свою “внутреннюю войну” сразу с Чубайса. Впрочем, в последнее время в России все сильнее проявляется тенденция: “настоящих патриотов”, что бы они ни совершили, правоохранительная система на заклание не отдает. Бизнесменов — Ходорковского, Лебедева — пожалуйста. “Переметнувшихся чекистов” — Пичугина, Литвиненко — святое дело. Зато Буданова осудили только под прямым давлением высшей власти. Убийство Холодова вообще осталось безнаказанным.

Выходит, если государство учит кого-то убивать, то старый лозунг Экзюпери: “Мы в ответе за тех, кого приручили”, — представителями этого государства воспринимается абсолютно буквально. Что бы “прирученные” ни творили.




Партнеры