Спецназ спускается в ад

Российские силовики готовятся защищать россиян от террористов в тмутаракани

9 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 362

“Передаем экстренное сообщение. На территории экваториальной Африки боевики-экстремисты захватили группу российских специалистов, работающих по контракту на строительстве объектов энергетики. Согласно предварительным данным, заложниками стали четырнадцать человек. Существует реальная угроза их жизням...”

К счастью, эта тассовка — вымышленная. Но разве кто-нибудь по нынешним временам может гарантировать, что такая фантазия однажды не станет реальностью?

— Представьте себе, вдруг российские граждане где-то в чужой стране окажутся в плену у террористов. Тогда ваши спецслужбы вынуждены будут действовать в незнакомой местности, в непривычном климате... — поясняет знаменитый путешественник Яцек Палкевич. — И это, конечно, существенно усложнит их работу. Вот потому несколько лет назад по моей инициативе под патронатом Совбеза России начала работать программа подготовки антитеррористических подразделений в особо сложных условиях.


Идею всемирно известного “экстремальщика” поддержало руководство нескольких силовых ведомств — Минобороны, МВД, МЧС. И вот начиная с 1997 года небольшие — по 8—12 человек — группы российских офицеров выезжают в самые малоуютные для европейцев уголки земного шара: в пустыню Сахару, в Намибию, в джунгли Амазонки, на необитаемые острова Полинезии, в высокогорный Непал...

— В группе собираются обычные, “среднестатистические” офицеры, которых направляет руководство силовых структур, — рассказывает президент Ассоциации ветеранов спецназа Леонид Петров, главный помощник Палкевича в организации учебных экспедиций. — Работа начинается практически сразу же после приземления самолета. И это тоже очень важный элемент проверки готовности людей: на что они способны при минимальном времени вживания в новые климатические условия (из холодной Москвы — в пекло пустыни или в тропические джунгли).

Зарубежные “вылазки” наших спецназовцев, участвующих в программе, формально проводятся под туристической “легендой”: несколько мужчин через ту или иную фирму заказывают “экстрим-тур” в экзотическую страну... Эх, видели бы господа туроператоры, как “развлекаются” при этом русские парни, которыми руководит итальянец польского происхождения Палкевич!

Вот, скажем, в Намибии группа отправилась на Берег Скелетов — в одну из самых древних пустынь мира, вытянувшуюся вдоль океанского побережья. Предстояло совершить “поход сквозь ад” — потренироваться в передвижении по высочайшим в мире песчаным дюнам. Разбились на группы по три человека, получили задание: выйти от базового лагеря по заданному маршруту к определенной точке... Днем даже в тени термометр не показывает меньше 45 градусов, а у бойцов с собой лишь самый скудный “арсенал” — фляга с водой, нож, компас и зеркальце (это важное средство связи, солнечный зайчик “бьет” в пустыне дальше чем на километр).

— Во время движения случилось ЧП: в одной из групп человек не смог дальше идти. Товарищи посадили его на вершине дюны, оставили запас воды и велели здесь ждать, пока за ним вернутся... Однако наш товарищ посидел-посидел, оклемался немного и решил самостоятельно добраться до лагеря. Когда остальные пришли к этой дюне — там пусто. Сразу же заволновались: человек пропал! У всех силы и так на исходе, через полтора часа стемнеет, но надо вести поиски. Нескольких бойцов отправили в лагерь за флягами с водой. И вдруг там в палатке обнаруживается пропавший! А в Сахаре однажды целая группа на маршруте потерялась — трое ее участников сбились с пути, заплутали в песках. Едва успели их до захода солнца найти...

Из “ада песчаного” — в “зеленый ад”. Палкевичу удалось договориться о проведении тренировочного сбора в Перу на базе подготовки перуанских “коммандос” — специального батальона морской пехоты, занимающегося в том числе и перехватом в погранзоне караванов с наркотиками. Инструкторы-перуанцы обучали русских способам выживания в дебрях амазонской сельвы — как ориентироваться, как развести костер в условиях почти стопроцентной влажности, как сделать ловушки для зверей, отыскать лекарственные травы... Петров и его товарищи узнали, что утолить жажду в этих зарослях удастся, перерубив лиану: из нее струйками течет самая настоящая питьевая вода. А подкрепиться вместо хлеба можно мучнистой сердцевиной ствола игольчатой пальмы... Кроме того, обычной пищей для участников группы Палкевича стали на эти несколько дней толстые пальмовые гусеницы — в зажаренном и даже сыром виде (очень питательная штука — поучали перуанцы), испеченные тарантулы, ящерицы... Настоящим деликатесом казались приготовленные на костре местные грызуны с гарниром из вареных бананов и чай вприкуску с пучками сахарного тростника.

— Однажды столкнулись с двухметровым удавом. Яцек кинулся за ним, чтобы поймать для приготовления ужина. Схватил было — но неудачно: удав извернулся и вонзил зубы в руку Палкевича.

Потом был “рейд” через джунгли, с 20-килограммовыми рюкзаками за спиной, иногда по пояс в болотной трясине. А вокруг — всякая “недружелюбная” живность. Кайманы, змеи... Кто-то из спецназовцев едва не сел на очень ядовитую коралловую змею, другой наступил на лжекобру. Самый опасный экземпляр морские пехотинцы отловили буквально в двух шагах от лагеря: желтая змеюка метра полтора в длину с характерной треугольной головой. Перуанцы объяснили, что в отличие от других пресмыкающихся эта тварь любит нападать первой, и укус ее влечет неотвратимую мучительную смерть. А заключительное “мероприятие” тренировочного цикла — сутки провести в одиночестве среди диких зарослей!

— Нас развели в заросли по одному. В этой ситуации главный враг человека — парализующее волю подсознательное чувство страха. Зеленые заросли вокруг — совершенно непроницаемые, уже на расстоянии 10 метров сквозь них ничего не разглядишь. Ночью постоянно доносятся какие-то шорохи, вой, рычание...

Еще один “тренировочный” адрес спецназовцев — атолл Рангироа во Французской Полинезии.

— Здесь опять была отработка методов выживания. Нас десантировали на необитаемый остров в архипелаге Туамоту со снаряжением, которое может оказаться у людей, спасшихся после кораблекрушения: ножи, спички, самодельные гарпуны. Никаких продуктов, никаких запасов воды... Хотя нет, вода все-таки была: взяли полуторалитровую бутылку для одного из участников, который как раз накануне высадки простудился и должен был чем-то запивать лекарства. Правда, как выяснилось, ему все эти “персональные запасы” были ни к чему: оказавшись в экстремальной обстановке, наш товарищ сразу же выздоровел.

В качестве пищи и питья пытались добывать кокосовые орехи. Однако забраться за ними на верхушку пальмы даже тренированным, ловким спецназовцам оказалось непросто.

— В первые полдня холодное кисло-сладкое молочко и мякоть орехов казались даже вкусными, а потом... Меня до сих пор мутить начинает при одном лишь упоминании слова “кокос”. Альтернативой кокосам были собранные во время отлива моллюски, пойманная рыба. Правда, там и ядовитую можно выудить — приходилось ориентироваться по окраске: чем ярче “разрисована” обитательница морских глубин, тем вероятнее, что в пищу она не годится... Однажды мурену выловили, но есть ее так и не решились.

А в конце экспедиции борцы с терроризмом, отрабатывая погружения в аквалангах, ныряли “в гости к акулам” метров на тридцать. Заодно и охладились. “Там на открытых местах прожаривает до семидесяти градусов, но если опуститься в лагуне хотя бы на глубину двух метров — уже всего-навсего плюс двадцать шесть!” Было и “фирменное” испытание: марш-бросок с полной выкладкой. На сей раз Петрову со товарищи пришлось преодолевать 10 километров по островам и протокам архипелага. Когда организм ослаблен трехдневным “постом”, жаждой и борьбой с чужим — влажным и жарким — климатом, такая задача оказывается весьма серьезным испытанием.

В Непале спецназовцы испытывали себя и свое снаряжение в горных условиях.

— Шли по козьей тропе без связки: ведь если бы вдруг кто-то один сорвался, то при такой внушительной поклаже он потянул бы за собой и других. Встречались участки по нескольку сот метров, где с одной стороны — отвесная стена, а с другой — обрыв... Идешь полубоком, вжимаясь в скалу. Большинство наших ребят никогда не оказывались в подобной ситуации. Пара человек после первой же такой “полочки” честно сказали, что дальше идти не рискуют: голова кружится. И правильно сделали — ведь это же не соревнование по скалолазанию, а тест, проверка возможностей. Если в горах тебе не хватает здоровья — лучше честно об этом сказать и не лезть на рожон.

По итогам каждой из экспедиций ее участники составляют отчет для своего начальства и методические рекомендации: что в подобных условиях есть, что пить, какая амуниция наиболее подходит, какого снаряжения недостает, какие навыки следует отрабатывать на тренировках... А трое из “школы Палкевича” стали Героями России — десантник, спецназовец и офицер МЧС. Думается, не случайное совпадение.




Партнеры