Таблетка от фальши

“Серый” импорт медикаментов в России — около 100 млн. долларов

11 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 253

С принятием закона №122 одна за другой стали всплывать наиболее болезненные проблемы российского фармацевтического рынка. Так, чиновники недавно заговорили о незаконном импорте лекарственных средств. Статистика неутешительна — например, если в США так называемый серый импорт лекарств не превышает 10%, то в России в прошлом году он приблизился к 50%. И проблема тут не только в противозаконном обогащении недобросовестных предпринимателей, но и в том, что из-за рубежа к нам попадают просроченные, а то и вовсе фальсифицированные пилюли и таблетки. Впрочем, и без “серого” импорта “болячек” у жизненно важного рынка лекарств немало.

На этом фоне состоявшееся в минувший четверг заседание Комитета Государственной думы по охране здоровья, на котором обсуждался целый законопроект поправок к Федеральному закону “О лекарственных средствах”, выглядело своевременным. Инициаторами изменений и дополнений к действующему закону выступили возглавляющая “здравоохранный” комитет Татьяна Яковлева, думский депутат Андрей Макаров, члены Совета Федерации Борис Шпигель и Владимир Брынцалов.

В первую очередь поправки к закону обязывают регистрировать лекарственные формы и препараты не по их торговой марке, а по международному непатентованному названию (МНН), рекомендованному Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Данная норма позволит оградить потребителей от врачебного лобби тех или иных препаратов. “Сегодня у нас 30 тысяч западных представителей, — сказал Борис Шпигель, — которые занимаются тем, что работают с врачами и лоббируют свои лекарства, которые доктор выписывает больному. А когда больной приходит с рецептом в аптеку и вдруг оказывается, что данного конкретного медикамента нет, он вынужден уйти ни с чем. Хотя есть аналогичные препараты”.

Трудно не согласиться с тем, что, указывая в рецепте препарат не конкретного производителя, а стандартизированный ВОЗом МНН, врач предоставляет пациенту возможность подобрать для себя лекарство как по марке, так и по цене.

Отметим, вопрос ценообразования на лекарства также не остался без внимания авторов законопроекта. Мало кто сомневается в том, что один и тот же препарат в Москве и Мурманске может стоить по-разному. С одной стороны, это объясняется расходами на транспортную доставку медикаментов. Однако зафиксированы случаи, когда стоимость лекарственных средств только за счет торгово-розничных надбавок дилеров увеличивалась в 11 (!) раз.

В связи с этим предложенные поправки предусматривают унификацию торгово-розничных надбавок. Если изменения будут приняты, то фактически ценообразование на фармацевтическом рынке будет регулироваться Федеральной службой по контролю в сфере здравоохранения, то есть государством. Однако Андрей Макаров поспешил сообщить следующее: “Не стоит пугать общество заявлениями о регулируемых ценах. Но, когда мы говорим о такой больной теме, как лекарства, мы должны говорить о доступности лекарств для населения. И цель монетизации льгот, в части лекарств, как раз заключается в том, чтобы обеспечить доступность медикаментов. Но не стоит забывать, что по монетизации у нас есть категория льготников, которая получает лекарства бесплатно, есть — с 50%-ной скидкой, а есть и те, кто должен платить за них все 100%. Следовательно, вопрос цены лекарства не может оставаться вне ведения государства”. Сенатор Шпигель был более категоричен: “После принятия этого закона мы рассчитываем на то, что цены на лекарственные препараты будут регулироваться государством, и они будут одинаковы во всех субъектах РФ”.

Впрочем, настоящую головную боль у власть имущих по-прежнему вызывает “серый” импорт, приводящий к непрекращающемуся потоку фальсифицированных лекарств. Если во всем мире, по данным ВОЗ, подделки занимают 6—8% фармацевтического рынка, то в России чуть ли не одна пятая лекарственного оборота — “липа”. При этом львиная доля фальшивых лекарственных средств попадает на прилавки российских аптек из-за рубежа: по словам Шпигеля, “согласно таможенной статистике, только в 2004 г. на территорию России было ввезено лекарств на сумму около 100 млн. долларов, так называемым “серым” импортом, то есть не от прямых производителей”. Получается, это составляет те самые 50% от общего объема поставок. Поэтому глава отделения неотложной детской хирургии и травматологии НИИ педиатрии РАМН Леонид Рошаль был абсолютно прав, заявив, что вопрос контроля качества лекарственных препаратов, а также защита медикаментов от фальсификации — дело государственной важности.

Очевидно, что чиновники с главным детским врачом России солидарны. Авторы поправок к Закону “О лекарственных средствах” предложили ввести норму, согласно которой ввоз лекарственных препаратов и фармацевтических субстанций в Россию сможет осуществляться либо непосредственно производителями, либо уполномоченными ими организациями. “Этим мы планируем резко снизить оборот фальшивых лекарственных средств”, — заявил сенатор Борис Шпигель.

По итогам заседания Борис Шпигель рассказал журналистам, что комитет поправки утвердил и рекомендовал их к первому чтению, назначенному на 22 апреля. Кстати, с этими поправками согласились не только депутаты, но и региональные власти. “Мы разослали этот проект во все российские регионы, — сказал сенатор. — Из 47 мы уже получили отзывы, и 31 регион проект одобрил без замечаний”.

Как отметил в свою очередь Андрей Макаров, “какой бы хороший закон ни был, как правило, проблемы возникают при его реализации. Реализация Закона “О лекарственных средствах”, которая существует на сегодняшний момент, выявляет узкие места, которые мы пытаемся устранить”.




Партнеры