Браки разрушаются на небесах

“МК” раскрывает семейные тайны космонавтов

12 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 509

Андриян Николаев, как говорят, не отмечал День космонавтики. Вряд ли празднует это событие и Валентина Терешкова. Именно космос лишил их права на личную жизнь.

В 1963 году эти люди стали жертвами беспощадного государственного эксперимента. Они получили всемирную славу, звание, деньги, но навсегда лишились обыкновенного человеческого счастья. Их разлучили с любимыми, обженили против воли, заставили родить ребенка.


Город Рязань. Улица Павлова. Дом №12. Типовая девятиэтажка. Сюда двадцать лет назад заселяли сотрудников Рязанского училища ВДВ. Ордер на небольшую двухкомнатную квартиру получил тогда и член сборной Советского Союза по парашютному спорту Роберт Силин. О его спортивных заслугах в городе известно немногим. Зато имя этого человека местные жители вспоминают каждое 12 апреля. Ведь именно Роберт Силин в начале 60-х годов должен был занять место жениха за столом на “космической” свадьбе, организованной Никитой Хрущевым. Но — не сложилось. Первая женщина-космонавт вышла замуж за Андрияна Николаева.

В просторной двухкомнатной квартире — чисто “совковая” роскошь. В гостиной — допотопная стенка орехового цвета, небольшой раскладной диван, покрытый старым махровым пледом, массивный журнальный столик, телевизор “Рубин”...

— Муж долго не соглашался беседовать на столь щекотливую тему, — встречает меня супруга Силина Тамара Васильевна. — Робик ведь очень скрытный человек. Они с Терешковой в этом плане похожи. В компании друзей — да, он может поболтать о том времени, но не с журналистами.

И все-таки наше знакомство состоялось. Здороваемся, Роберт Николаевич предлагает присесть на диван. Подвинул столик, разложил фотографии.

— Вот на этой карточке Валечка еще совсем молоденькая, такой я ее увидел первый раз. Эту фотографию она подарила мне, когда поняла, что на наших отношениях можно ставить крест, — начал беседу Силин. — А здесь Валя за столом. По-моему, я ее снимал дома. Это они с Николаевым после свадьбы приехали в Ярославль, правда, я на той встрече не присутствовал. Жалко, что у меня не сохранилось ни одной нашей совместной карточки. Зато у Вали их должно быть много. Если, конечно, она их не уничтожила...

Жена, исподтишка наблюдая за выражением моего лица, словно оправдывается:

— Конечно, сейчас мой муж сильно постарел. А ведь каким красавцем был! За ним девки табунами бегали. Неудивительно, что Валя по нему сохла. Ведь с ее стороны были более искренние чувства.

Я включаю диктофон.

— Нет-нет-нет, уберите это. У нас же откровенная беседа, — отодвигает записывающее устройство Роберт Николаевич. — Томочка, ты нам только не мешай. Пойди на кухню и закрой за собой дверь. Итак, госпожа журналист, для начала вы мне должны признаться, как вы относитесь к Терешковой. Вы считаете ее героем?

Я на секунду замешкалась.

— Так вы еще сомневаетесь?! — возмутился мой собеседник. — Как же так? Почему? Валентина — поистине великая женщина! Я благодарен, что судьба свела меня с ней, что родился и жил с ней в одном городе…

“На парашютные прыжки Валя шла, как на Голгофу”

Многие знакомые Терешковой уверены: откажись она тогда от участия в космической программе, ее личная жизнь могла сложиться по более счастливому сценарию.

— В 60-м году я вернулся из армии. На тот момент был абсолютным чемпионом ВДВ, — вспоминает Роберт Силин. — Помню, пришел я как-то на аэродром, а там — целая толпа, ребята пришли обучаться парашютному спорту. Где-то в этой сутолоке была и Валя. Только тогда я ее не заметил. А познакомился гораздо позже, и где бы вы думали — в трамвае! Мы жили в одном районе и вместе возвращались домой после прыжков. Как-то разговорились. Между нами сразу завязались дружеские отношения. Позже она познакомила меня с мамой, а я представил ее своим родителям.

Вскоре о бурном романе Терешковой и Силина узнали все члены аэроклуба. Девушки в открытую завидовали Вале — ведь никому из них до сих пор не удавалось завоевать сердце самого завидного жениха города. Роберт катал Валю на собственной моторной лодке, приглашал в кино, на концерты. Но все-таки большую часть времени влюбленные проводили в аэроклубе, где Терешкова занималась парашютными прыжками. Прыгала помногу, хотя ненавидела этот вид спорта до глубины души!

— Валентина достаточно поздно стала заниматься профессиональным парашютным спортом. Первый прыжок она совершила в 22 года. Причем это случилось не по доброй воле. Просто так сложились обстоятельства, — вспоминает Силин.

Валентина Терешкова работала тогда на крупнейшем в городе ткацком комбинате “Красный Перекоп”. Была секретарем комсомольской организации — по тем временам должность номенклатурная. На прием к Терешковой молодые семьи записывались за месяц вперед.

Однажды начальник предприятия Виктор Хаврошин решил приобщить сотрудников фабрики к парашютному спорту. Валентина не могла отказаться. “Комсомольский вожак должен подавать пример остальным”, — такое указание поступило ей от начальства.

— Терешкова дико боялась парашютных прыжков и шла на учения, как на Голгофу. Даже мне не удалось побороть в ней этот страх, — говорит Роберт Николаевич. — Причем Валя опасалась не столько прыжков, сколько приземления. Думала, что останется калекой. Конечно, она вслух никогда не признавалась в своей слабости, но постоянно придумывала разные причины, чтобы избежать прыжков. Именно поэтому она в итоге не получила даже первого разряда.

Спустя много лет Терешковой это припомнят. Малообразованную ткачиху фабрики коллеги по космосу будут постоянно упрекать в том, что она по чистой случайности стала знаменитой на весь мир.

— По сравнению со всеми девушками из женского отряда космонавтов у Терешковой был самый маленький шанс стать первой. Ведь ее дублерши были пилотами высочайшего класса, с высшим техническим образованием. А у Вали на счету всего-то 150 прыжков, — рассказывает космический испытатель Людмила Акимова. — Но Сергей Королев не обратил на это внимания. Его наповал сразила обворожительная улыбка Терешковой. К тому же у нее был отлично подвешен язык. Тогда как ее дублерша — Ирина Селезнева — двух слов не могла связать, Татьяна Кузнецова тоже не умела грамотно общаться с людьми, а еще одна девушка некстати забеременела.



“Я предпочел спортивную карьеру Терешковой”

Летом 1962 года Терешкову вызвали в обком комсомола. Вот как она рассказывала об этом событии своему жениху.

“— Ты зачислена в женскую группу отряда космонавтов. Прими наши поздравления, — улыбнулся первый секретарь.

— Я не могу, — смутилась девушка. — У меня скоро свадьба.

— Ты с ума сошла, дура!

— Мне нужно посоветоваться... — шмыгнула носом Терешкова”.

Через две недели Валентина приняла решение, о котором, как говорят, впоследствии не раз жалела...

— О свадьбе мы никогда не говорили, но это подразумевалось само собой. Хотя я ничего не обещал Вале. Она в свою очередь тоже не торопила события, — рассказывает Роберт Николаевич.

Однако знакомые Терешковой утверждают, что в Ярославле слухи о предстоящей свадьбе стали распространяться буквально через несколько месяцев после знакомства Роберта и Валентины.

— Лучшая подруга Вали работала заведующей загсом. Она замучила Роберта намеками. Интересовалась, на какое число машины заказывать, советовала, в каком магазине можно приобрести добротный костюм, где продают кольца, — рассказывает Инна Терентьева. — В конце концов Силин сдался: “Свадьбу сыграем через полгода”.

После разговора с секретарем обкома комсомола Валентина сообщила Роберту, что ее приглашают в женский отряд космонавтов. По словам одногруппников из аэроклуба, Силин тогда поставил условие будущей невесте: “Если полетишь, то я женюсь на другой”. Терешкову разозлил этот ответ, и она пообещала согласиться назло ему.

— В том же году я неожиданно для себя получил приглашение преподавать в престижном Рязанском десантном училище, — рассказывает Роберт Николаевич. — Все мои коллеги в один голос кричали: “Не вздумай отказываться от такого выгодного контракта!” Я был настолько увлечен спортом, что не задумывался о семейной жизни. С Валей я не стал советоваться и вскоре уехал в Рязань. Долгое время мы не созванивались. Терешкова подумала, что на этом наши отношения закончились. Я же надеялся, что рано или поздно мы все равно будем вместе.

Роберт Николаевич до сих пор не верит, что приглашение на престижную работу являлось всего лишь эпизодом интриги, тщательно спланированной секретарем обкома партии по идеологии. Когда Терешкова отказалась вступать в отряд космонавтов из-за свадьбы, начальник аэроклуба решил отправить Силина подальше от Ярославля в надежде, что чувства влюбленных на расстоянии быстрее угаснут.

Однако через несколько месяцев Роберт и Валя начали переписываться.

— Я получал сухие письма, — говорит Силин. — Валентине запрещали кому-либо говорить о работе. Фраза “все идет хорошо” означала “тренировки проходят отлично”. Даже мама Терешковой не знала о готовящемся полете. До последнего момента она не сомневалась, что дочь попала в сборную СССР по парашютному спорту…

На самом деле стиль писем Терешковой вовсе не зависел от уровня секретности ее работы. За Валентину строчили... цензоры! Дабы с новой силой не разжечь костер любви между молодыми людьми, помощники секретаря обкома перехватывали послания Валентины и полностью переписывали их.

— Новый, 1963 год мы встречали вместе с Валей в Ярославле в заводском клубе имени Сталина. Я чувствовал, что наши отношения уже не те, — вздыхает Силин. — Тогда мы решили отпустить друг друга и сняли с себя все обязательства. Так наши пути разошлись.

Но это была не последняя их встреча. Валентина с Робертом вновь увиделись 20 мая 1963 года в Ярославле. За месяц до полета Терешковой...

— Валя пришла в сопровождении полковника Никитина. Ее контролировали. Наше свидание напоминало кадр из кинофильма “Семнадцать мгновений весны” — встречу Штирлица с женой. Сидели в кафе, играла музыка, мы смотрели друг на друга и молчали. В тот день она подарила мне свою фотографию и платочек с инициалами...



“Пришлось отказаться от работы в Звездном городке”

16 июня 1963 года космический корабль “Восток-6” с Валентиной Терешковой на борту стартовал с космодрома Байконур. В ноябре того же года Терешкова вышла замуж за Андрияна Николаева.

— Для Николаева эта свадьба тоже была шоком, — вступает в разговор супруга Роберта Силина. — Ведь на его родине, в чувашской деревушке Шоршелы, его ждала невеста. Говорят, она была необыкновенно красивая, умная и добрая девушка. Терешкова же всегда славилась тяжелым характером и крутым нравом. Кстати, первый раз Андриян крепко выпил после того, как понял, что бракосочетания с космонавткой ему не избежать. А знаете, почему он не женился повторно? После второго полета Андриян вернулся инвалидом. Его заваливали любовными письмами тысячи женщин со всего Советского Союза, но он предпочел остаться холостяком. Не хотел груз своих серьезных проблем перекладывать на хрупкие женские плечи.

Валентина Владимировна не пригласила бывшего жениха из Ярославля на свадьбу. Фрагменты этого торжества Силин наблюдал по телевизору, в программе “Голубой огонек”.

— Мы встретились с Валей спустя год, на очередном съезде партии, где я был делегатом, — продолжает Роберт Николаевич. — Она предложила мне переночевать у нее дома. В тот вечер Валентина практически не общалась с Андрияном. Зато мы с Терешковой болтали без умолку. Тогда я осмелился попросить ее помочь мне купить машину. В то время приобрести новый автомобиль в Союзе было невозможно. Благодаря ей у меня появились “Жигули”.

А спустя еще год Валентина выбила бывшему возлюбленному место тренера по парашютному спорту в Звездном городке. Договорилась о предоставлении Силину жилплощади. Но Роберт отказался.

— В прошлом году я приезжал в Звездный городок к своему приятелю. На проходной попросил соединить меня с Терешковой. Ее не оказалось дома. Я потом подумал: ну и слава богу, о чем нам разговаривать спустя столько времени? — говорит Роберт Николаевич. — Насколько я знаю, сегодня Валентина живет в шикарном коттеджном городке, который выстроили в Звездном для именитых космонавтов. Но вот счастлива ли она?

Знакомые первой космонавтки считают, что после полета у Терешковой вся жизнь пошла под откос. Она рано похоронила свою единственную любимую подругу Татьяну Морозовичеву, мастера спорта по парашютным прыжкам. Через год скончался муж Татьяны, тоже хороший приятель Валентины Владимировны. В 1999 году умер второй муж Терешковой, директор Центрального института травматологии и ортопедии Юлий Шапошников. А недавно ушел из жизни родной брат Терешковой, который работал в автопарке Звездного городка.

Роберт Силин в 63-м году женился на молоденькой Томочке. Его избранница занимала скромную должность товароведа. В 50 лет он вышел на пенсию в звании подполковника. Сегодня они с женой воспитывают 10-летнюю внучку, которая — вот совпадение — именно 12 апреля отметит очередной день рождения.

Роберт Николаевич проводил меня до дверей квартиры. На пороге остановился. Взял меня за руку.

— Знаете, если бы Валя тогда не согласилась пойти в отряд космонавтов, мы бы с ней сейчас были вместе. В обычной жизни она добилась бы тоже немалых высот, ведь ее продвигали на должность первого секретаря обкома. Пожалуй, только недавно я понял, что любил ее как никого. Может быть, даже до сих пор... Кстати, а как сейчас поживает Николаев?..

Я огорошенно молчу. Андриян Николаев скончался прошлым летом, его смерть вызвала небывалый ажиотаж в средствах массовой информации. Однако Роберт Силин до сего дня ничего не знал о смерти своего соперника. А узнав, лишь тяжело вздохнул.





Партнеры