Граждане победители

Российский паспорт ветеран тыла получила через суд

13 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 226

В преддверии 9 мая начальник управления паспортно-визовой службы ГУВД Московской области Николай Скорик объявил о миграционной амнистии для всех ветеранов, инвалидов и участников Великой Отечественной войны, бывших граждан СССР, проживающих на территории Подмосковья. Но объявления об этой акции в ОПВС города Серпухова почему-то до сих пор нет. По официальным подсчетам, ветеранов ВОВ, дожидающихся российского гражданства, в области около тысячи. Но кто считал, сколько стариков, ставших нелегалами, живут без пенсий и социальных льгот, давно потеряв надежду на восстановление гражданства РФ?

Восьмидесятилетняя Евгения Тимофеевна Вялых три года проживала в подмосковном Серпухове как нелегал. Ей пришлось пройти четыре судебных заседания, доказывая, что штамп, поставленный на Украине в ее советский паспорт, вовсе не является свидетельством смены гражданства. Случай Евгении Тимофеевны можно считать прецедентным в современной судебной практике: старый советский паспорт образца 1974 года суду пришлось признать... испорченным. И подлежащим замене на новый, российский. Эта победа Евгении Вялых, прошедшей войну вольнонаемной в боевой авиационной части, сравнима разве что с той, шестидесятилетней давности.

Три года немыслимой волокиты, судебных волнений, абсолютной материальной зависимости от зятя остались горьким осадком в душе. Ни извинений со стороны ОПВС за потерянные годы, ни поздравлений — как-никак новенький паспорт… Обидно. Но Евгения Тимофеевна роняет гордую фразу: “У меня военная закалка. Чего ж я буду нюни распускать!”.

Российское гражданство Евгения Вялых получила по рождению. Но, как и многим, регистрацию ей оформили лишь на первые три месяца. Затем работники паспортно-визовой службы буквально вынуждали ее принять украинское подданство. То есть сначала принять, вернувшись назад, а уж затем проходить сложнейшую процедуру отказа. Бред? Для работников ОПВС — ничуть. Все эти годы они настаивали на том, что Вялых является иностранкой из-за злосчастной пометки в паспорте. Больную женщину оставили за бортом: никаких социальных гарантий, ни лекарств, ни инвалидности, ни пенсии. И в случае смерти ее родные оказались бы перед страшным фактом: ведь сказано — нет документа, нет и человека.

Похоже, Евгения Тимофеевна в свои восемьдесят сохранила здравого смысла побольше, чем иные юристы. В ее словах: “Я родину не выбирала и не меняла” — не только благоразумие. Это — квинтэссенция того чувства, что помогло выстоять в дни войны. Между тем не мешало бы вспомнить перед грядущим 9 Мая многие страшные детали из жизни как самой Евгении Тимофеевны, так и многих тысяч стариков, которых она олицетворяет. Кто вспомнит о них, ставших безымянными в свой День Победы?..

В 1942 году Евгения Тимофеевна стала вольнонаемной в воинской части №64220 Конотопского летного училища. Наверное, это была единственная девушка-вулканизатор во всей Красной Армии. Вместе с воинской частью передвигался летный состав и отряд вольнонаемных, обслуживающих технику рабочих. Евгения Тимофеевна вспоминает: “Только начну работать, сразу становлюсь вся черная от копоти и дыма. Выскочу на улицу за глотком воздуха, и назад… Я должна была обслуживать и самолеты, и автомобили”.

А еще всем девчатам клеила Евгения Тимофеевна особые “резиновые” сапожки — из остатков самолетных камер. Эксклюзивная обувка отличалась особым шиком — сапоги были из красной резины…

С будущим мужем познакомилась в привокзальном буфете. Он собирал хлебные крошки в ладонь. Впоследствии стал довольно известным спортсменом, футболистом. А вот о войне практически ничего не рассказывал. Но Евгения знала, что с ним произошло. Он был командиром батареи зенитных установок в Ленинграде. Прошел всю блокаду. Задача была одна — выстоять. И — выжить. Пищей солдат, как и жителей Ленинграда, было все, что летало, двигалось, ползало. Он не рассказывал детям, но знала жена: обезумевшие люди ели трупы. “Двумя ногами” побывал на том свете: от взрыва его засыпало так, что из земли торчал лишь клок волос. Спасла санитарка — не бросила, выкопала руками из земли. Контузия давала о себе знать всю оставшуюся жизнь, но первые полгода он вообще ничего не говорил и не слышал…

Когда семья Вялых жила в Советском Союзе, поздравления с Днем Победы были ежегодными. На отделившейся Украине уже никто не поздравлял вдову фронтовика…

Евгения Тимофеевна, женщина с редкой, чисто мужской профессией вулканизатора, имеет удостоверение труженика тыла. Всю войну, переезжая с места на место со своей частью, перевозила и парализованную мать — ее не на кого было оставить. Хлебнула горя и в мирные дни… И на закате жизни Отечество отплатило свой долг труженику тыла Евгении Вялых в размере минимальной пенсии — 944 рубля 05 копеек… Причем пенсию начислили лишь с июня 2004 года. И никого, ни Россию, ни Украину, не интересует больше, на что жила все это время труженица тыла. Кстати, уже апрель 2005-го, а пенсию, так же, как и доплату соцзащиты, пенсионерка Е.Т.Вялых все ждет... Борьба идет за каждый день жизни.




Партнеры