Никаких секретов от населения

Кремль постоянно обвиняют в оказании давления на средства массовой информации

15 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 403

Якобы никакой свободы слова у нас нет, а есть сплошная пропаганда, причем особенно плохо со свободой слова на телевидении. Новости на государственных каналах — как из 70-х годов. Одно вранье. Постановочные сюжеты, выдернутые из контекста цитаты, и понять из них, что происходит в стране и за рубежом, — абсолютно невозможно.

На самом деле все совсем не так.

Не надо слушать клеветников, стремящихся опорочить нашу молодую демократию, и не надо им верить.

Посмотрите внимательно хотя бы один выпуск новостей, и вы увидите, что государственные телеканалы предоставляют зрителям полную и ясную картину нашей жизни, рассказывая о ней больше, чем любой оппонент власти.

Возьмем, к примеру, дневной выпуск новостей, который идет в полдень. Среда, середина недели. Сюжет первый: депутаты Государственной думы обсуждают исполнение Закона о льготных выплатах.

* * *

О том, что это за закон, и как он ударил по старикам, и в какое отчаяние поверг военнослужащих, нам по телевизору рассказывать не надо. Это мы и сами хорошо знаем, наблюдаем и обсуждаем.

Депутаты Госдумы, как выясняется, тоже проявляют интерес к этой теме. Но не потому, что она их интересует. Себе они организовали вполне приличные пенсии, поэтому им на этот закон наплевать. Но надо создавать видимость служения народу. Надо, чтоб по телевизору показывали, как они переживают за население и как о нем заботятся.

Однако телевидение принципиально не идет депутатам навстречу и показывает все по правде. “Новости” сразу начинают свой сюжет со слов: “По мнению депутатов, правительство недостаточно проработало условия исполнения закона”.

О том, что этот закон вообще-то принимали сами депутаты, речь в “Новостях” не идет. Они ведь могли его не принимать, если правительство “недостаточно проработало”. Тем не менее приняли, утвердили. Но ответственными себя ни за что не считают, ругают только министров, только правительство. И государственное телевидение показывает депутатское лицемерие совершенно открыто, без всяких попыток скрыть и замазать позорные качества народных избранников, их безответственность, пофигизм, изворотливость и подлость.

Министров, выступающих перед Думой, телевидение тоже позорит со всей откровенностью. Из тех отрывков их выступлений, которые приводятся в репортаже, абсолютно ясно, что министры ничего не знают о жизни граждан. Ничегошеньки. Как с неба свалились.

Например, министр финансов Кудрин. Он полагает, что “разъяснение закона повысило доверие населения, и уже половина льготников стала положительно к нему относиться”.

Откуда он это взял? Где он видел половину довольных льготников? Полный бред… И телевидение тут же без колебаний показывает всей стране, как бредит министр финансов. Разве можно после этого обвинять телеканалы в отсутствии свободы слова?



* * *

Следующий сюжет: Совет Федерации утверждает на второй срок Генерального прокурора. Генеральный прокурор, выступая перед сенаторами, отзывается о проделанной за пять лет работе. “Нам так и не удалось остановить рост преступности”, — говорит он, поясняя при этом, что “в цифрах мы, конечно, можем добиться чего угодно”.

Генеральный прокурор открыто признает то, о чем мы могли лишь догадываться: официальная отчетность прокуратуры не соответствует реальной картине. Уверяю вас, ни в одной западной демократии прокурор никогда не решится на подобное признание. А у нас — пожалуйста, вся правда-матка. Никаких секретов от населения. Смотрите государственный телеканал и будете знать все про всех.

Третий и четвертый сюжеты новостей наилучшим образом иллюстрируют правоту Генпрокурора. Да, рост преступности остановить не удалось. В Дагестане всю ночь взрывались на фугасах милицейские патрули, а утром мощное взрывное устройство каким-то чудом было обнаружено и обезврежено возле отделения милиции.

В Ингушетии тем временем шли трудные переговоры с боевиком, замешанным во всех терактах, случившихся за последние десять лет. Боевик засел в жилом доме и сдаваться не желал, поэтому пришлось его штурмовать до тех пор, пока он не ликвидировался.

Ликвидированного боевика по телевизору не показали. Вместо него показали живого и здорового парня, который “тоже находился в доме”. Всем понятно, что боевик если и был, то ушел из окружения. Наше телевидение — самое правдивое телевидение в мире.



* * *

Пятый номер — Байконур. Отправляем корабль “Союз” на МКС, предстартовые хлопоты.

Космос — тема, которую приходится искусственно раздувать. Он не интересен, потому что не нужен. Сейчас нам нужны деньги, нужны пенсии, лекарства. Нужно поднимать промышленность, строить дороги, развивать малый бизнес. Космос в этом плане бесперспективен. Ему не вытянуть на себе нашу убогую экономику. Наоборот, он сам повис на ней, как старый тяжелый рюкзак — и нести неудобно, и бросить жалко.

Все это хорошо видно из репортажа. Он пустой, рассказывать корреспонденту не о чем. Две чахлые изюминки — репродукция “Джоконды”, которую отправят на орбиту, и батюшка, традиционно благословляющий перед стартом каждую ракету.

Батюшки уже благословляют практически всех и вся. Осталось взяться за благословение законов, которые разрабатывает правительство и принимает Госдума. Благословил бы батюшка Закон о льготных выплатах — глядишь, и льготники восприняли бы его с благодарностью. А куда денешься, раз батюшка благословил?

Генеральный прокурор, кстати, тоже отметил “роль религиозности в воспитании духовности” своих работников и заявил, что приветствует организацию в прокуратурах специальных комнат для отправления “религиозных функций”.

Надеюсь, телевидение когда-нибудь покажет такую комнату, потому что у меня лично воображения не хватает, чтоб представить ее убранство. В одном углу коврик для намаза, в другом — православная икона, а в центре — зеленый Будда — так, что ли? И насчет “религиозной функции” у прокурорских работников также хотелось бы получить разъяснения. Получил взятку, закрыл дело, пошел в комнату, покаялся — в этом она заключается или в чем-то другом?



* * *

Шестым сюжетом в дневном выпуске стал отказ украинского премьера Юлии Тимошенко ехать с визитом в Москву. Здесь телевидение тоже ничего скрывать не стало. Тимошенко не приедет, поскольку главный ньюсмейкер недели Генеральный прокурор давеча заявил, что уголовное дело на сию гражданку до сих пор не закрыто.

Гражданку, конечно, стали уговаривать: мол, вам ничего не грозит, и президент Путин вас очень ждет. Но она все равно обиделась. Не хочет быть уголовницей, так что, видимо, придется уголовное дело закрывать.

С уголовными делами международного уровня у Генеральной прокуратуры — беда. На Закаева не смогли собрать материалов, достаточных для того, чтоб его выдали. На Березовского тоже не смогли. На Тимошенко и подавно не соберут

Следствие проваливается, потому что за этими делами стоит политика. Не реальные преступления, а политический заказ Кремля.

Если бы Ходорковский вовремя уехал, его бы тоже никогда не выдали по причине недостатка оснований. Кстати, тот факт, что последнее слово самого знаменитого в стране подсудимого, произнесенное на этой неделе, не показали по телевизору хотя бы коротким фрагментом, — тоже о многом говорит.

Если происходит что-то важное, дающее пищу для размышлений о природе власти, телевидение игнорирует такое событие, подавая зрителям дружественный знак: “Обратите внимание. Если телевидение о чем-то молчит — значит, это важно”.

Например, сейчас телеканалы не вспоминают о том, что в нашей стране действуют разветвленные террористические организации, на базах в горах концентрируются боевики и готовится кровавое лето, хотя милиция и органы безопасности буквально завалены соответствующей информацией. Нарочитое телемолчание недвусмысленно означает: “Это важно, это реальная угроза”.

Ведь государственное телевидение ничего не скрывает от народа. Оно дает такую полную и подробную картину происходящего в стране, какую не даст ни один оппонент власти. Надо просто внимательно смотреть новости — и все будет ясно и понятно.





    Партнеры