Хроника пугачевского бунта

Алла Борисовна в школе и дома

15 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 423

День рождения будет отмечен в узком кругу друзей и коллег. Приглашены суперзвезды, среди которых — Максим Галкин, Илья Резник, Валентин Юдашкин.

У наших читателей тоже есть возможность поздравить этого всенародно любимого человека с праздником на страницах “МК”. За лучший тост в его честь (letters@mk.ru) — приз от вечного кумира миллионов.


Анекдот 80-х: “Кто такой Леонид Ильич Брежнев? Это – мелкий политический лидер в эпоху Аллы Пугачевой” родился отнюдь не на пустом месте. Это была действительно всенародная слава. Такой сегодня в стране ни у кого нет и вряд ли в ближайшее время у кого-то будет.


Четверть века назад предприниматели, которые подпольно штамповали изображения Пугачевой почти в промышленных масштабах на полиэтиленовых сумках, за год становились миллионерами. Обыкновенный плакат с ликом звезды на черном рынке стоил 25 советских рублей — стоимость женских туфель. За эксклюзивные фотографии певицы давали до 50 рублей, а фоткам из домашнего архива и вовсе не было цены.

В Москве за Пугачевой охотились два фанатских объединения. Самые престижные были — “горьковские”, они собирались возле квартиры Аллы Борисовны на улице Горького. Вторыми по значению считались “олимпийские”, которые оккупировали территорию около “Олимпийского”, где у Пугачевой была тогда репетиционная база. Фанаты караулили звезду с фотоаппаратами наготове не только от большой любви, это был еще и бизнес.

Вячеслав Манешин: “У Пугачевой не сохранились фотографии ее мужей”

Вячеслав Манешин проработал с Аллой Пугачевой семнадцать лет. Примадонна предоставила ему статус личного фотографа.

— Познакомил меня с Аллой ее бывший муж Александр Стефанович в 1976 году, — начал беседу Вячеслав Михайлович. — Дело было на “Мосфильме”. С того самого момента я и начал ее снимать. Работать с Аллой было одно удовольствие — она хоть и была смелая хулиганка, но во время съемок вела себя безупречно, не диктовала условий, слушалась и никогда не мешала фотографу снимать.

— Что давал статус личного фотографа вам лично?

— Деньги платили государственные органы — Росконцерт, Госконцерт. Ее первый фотоальбом вышел 100-тысячным тиражом, я его курировал и получил за это копейки. Надо мной тогда все смеялись.

— А она не платила вам?

— Предлагала деньги, да. Но как я мог взять? А потом, не это было главное, мы вместе ездили на гастроли, просто много путешествовали. Помню, как-то приехали в Ялту и отправились с Аллой вечером в кафе, а Стефанович остался дома спать. На следующий день ситуация повторилась. Так длилось две недели. Мы с Аллой всю ночь гудим, а ее супруг в это время дрыхнет. Однажды Пугачева не выдержала и заявила ему: “Саша, а ты представляешь, вдруг Славка меня трахнет?”. Видимо, хотела, чтобы он поревновал. А Стефанович, он флегма такой был, в ответ только махнул рукой: “Ну и пусть”.

— Известно, что Пугачева всегда отличалась вызывающим поведением, а какой она была с вами?

— Естественной. Помните тот знаменитый на весь Советский Союз скандал в питерской гостинице “Прибалтийская”, когда она матом ругалась? Ведь Алла сама дала “добро” на разглашение этой истории. Сама же потом и пострадала. Пугачева всегда была скандальной. В определенных ситуациях могла разнести все вокруг.

Так и случилось в тот раз. Мы приехали на гастроли в Питер, отобедали в ресторане, выпили, как полагается, и поехали заселяться в отель. Пугачева попросила номер на 11-м этаже — она суеверная женщина и селилась только в определенные номера. “Там уже проживает постоялец, вы можете взять номер этажом выше”, — ответили нам на рецепшене. И тут Остапа понесло. Она материлась как последний сапожник. Потом засунула два пальца в рот и стала свистеть на всю гостиницу. Это у нее хорошо получалось. Но потом смирилась и поселилась в другой номер. На следующий день мы ужинали в ресторане. Вдруг к нам подходит какой-то человек и говорит, что об этом инциденте хочет написать газета “Вечерний Ленинград”, если, конечно, Алла Борисовна не против. Она призадумалась на 10 секунд и ответила: “Что-то давно ничего обо мне не писали, скучно стала жить”. Так Пугачева дала “добро” на скандал, не оценив его возможных последствий. На следующий день появляется статья, которую позже подхватили и радио, и телевидение. Из-за этого скандала Пугачева потеряла титул “певица года”, которым владела 15 лет. Ее песни изъяли из эфира аж до декабря 87-го. Она тогда даже собиралась эмигрировать из СССР. Впрочем, молчание Пугачевой очень скоро вернуло ей место на Олимпе шоу-бизнеса, где в ее отсутствие так и не засверкала ни одна звезда.

— У вас даже сохранилась фотография с выпускного вечера Пугачевой?

— Да, это выпускной вечер в ГИТИСе. Все так было мило, хорошо. Поужинали. Поехали ко мне домой, отмечать. И тут Алла прицепилась к одной девушке, довела ее до слез, та как белуга разрыдалась. Есть в ней такое. Сама же Пугачева никогда не плакала при мне. Она вообще мужественный человек. Я отдал ей лучшие годы. Даже съемки с Данелия, Тодоровским не заменили мне тот кайф.

— А почему тогда перестали снимать?

— Обленился. Пять лет назад мы случайно встретились на съемках “Голубого огонька”. Тогда она мне ехидно сказала: “Ну ты, Слав, крутой стал. Не позвонишь, не поздравишь, не зайдешь”. И попросила фотки бывших мужей. Представляете, у нее ни одной не осталось!

— В вашем архиве порядка 3 тысяч фотографий Аллы Борисовны. Что вы собираетесь делать с этим богатством?

— Хотел организовать персональную выставку. Но на это дело требуется порядка пятнадцати тысяч долларов. У меня таких денег нет.



Виктор Елизаров: “За просмотр фотографии люди платили деньги”

Виктор Елизаров — вольный питерский фотограф.

— В 1975 году меня ловили сотрудники ОБХСС за продажу плакатов и фотографий Пугачевой. Однажды послали ко мне подставных девиц под видом поклонниц. Всех фанатов Пугачевой я знал в лицо и ответил: “Я не продаю карточки, а меняю на фотобумагу”. На что сотрудники ОБХСС заявили мне: “Мы все равно узнаем, сколько денег вы имеете с Пугачевой”.

— И какие же это были суммы?

— Даже за то, чтобы посмотреть фотографию, ко мне выстраивалась очередь. За просмотр я брал 50 копеек. Как-то я переснял с телевизора обыкновенным фотоаппаратом “Смена 8М” три пленки, размножил кадры, напечатал порядка 3000 фотографий, забил ими весь чемодан и с поехал в Москву на Олимпиаду. Так что вы думаете? Там я продавал эти карточки по 3 рубля за штуку. На эти деньги я шикарно жил в столице целый месяц.

— Как сама Пугачева относилась к вам, наверняка знала, что вы ее фотографируете, чтобы потом продавать карточки?

— Однажды кто-то из фанатов отдал одну из моих фотографий Пугачевой, чтобы та поставила автограф. Карточка была настолько плохого качества, что на обратной стороне Алла Борисовна написала: “Это не я” и поставила свою подпись. Пугачевой не нравилось, что я продаю фотографии такого отвратительного качества, и тогда ее помощники познакомили меня с ее персональным фотографом. Тот, в свою очередь, продал мне цветные фотографии певицы размером 30 на 40 за 10 рублей. Я же в Ленинграде перепродавал их за 40 рублей. Большой удачей считалось достать фото примадонны из семейного архива. Одной фанатке удалось выкрасть карточки из альбома, который ей по доброте душевной показала мать Аллы, Зинаида Архиповна.

— Когда интерес начал спадать?

— Фотографии Аллы Борисовны стали пользоваться бешеным спросом по всей России в 1978 году. В 1982 году такую же популярность обрел и Валерий Леонтьев. Резкие всплески интереса к Пугачевой в столице были в 80-м и 84-м годах. Спал бум на эту продукцию с началом перестройки, когда все стало дорожать. Кстати, тогда же ярые поклонницы Пугачевой начали продавать архивные фотографии певицы. А ведь когда-то они тряслись за каждую фотку.







Партнеры