“Чисто английское” раскаяние

Билетный спекулянт не признал в суде террористок

16 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 351

Вчера Домодедовский городской суд вынес приговор двум фигурантам, проходящим по делу о взорванных в августе 2004 г. самолетах “Ту-134” и “Ту-154”. Каждому из них — и билетному спекулянту из “Домодедово” Армену Арутюняну, и сотруднику авиакомпании “Сибирь” Николаю Коренкову — “отмерили” по 1,5 года лишения свободы в колонии-поселении.


Надо сказать, что оба теперь уже осужденных вздохнули почти с облегчением. Похоже, они боялись куда более сурового приговора. А так — и сроки небольшие, и колония-поселение далеко не самое строгое исправительное учреждение.

Перед приговором судья Наталья Мишина предоставила подсудимым последнее слово. Армен Арутюнян был краток: “Ваша честь, я бы хотел, чтобы меня не лишали свободы”. Зато Николай Коренков заготовил целую речь: “Я сердечно раскаиваюсь в содеянном. Уже 8-й месяц нахожусь в заключении. Мне незаслуженно досталось и от прессы. Стал ли я на путь истинный? Я серьезно отношусь к спорту, неплохо владею английским языком. Я понял, что такое тюрьма. Прошу дать мне возможность приносить пользу обществу и государству. Прошу учесть, что у меня престарелые родители”.

Арутюнян в ходе процесса признал свою вину, а Коренков не согласился с тем, что его судят как “лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации”. “Я являюсь низшим лицом и никому не могу давать распоряжения”, — заявил Коренков. Он подчеркнул, что его никто не учил выявлять в толпе подозрительных пассажиров и что у него не было мотивов, направленных на помощь террористкам.

Тем не менее гособвинитель Камиль Кашаев попросил приговорить Арутюняна к 1 году и 8 месяцам лишения свободы, а Коренкова к 2 годам и 3 месяцам. Адвокаты же сочли, что суд должен оправдать их подзащитных. “Следствием не было установлено, действительно ли передавались деньги, не установлен сам факт коммерческого подкупа”, — сказал адвокат Коренкова Вячеслав Фролов.

Днем ранее Арутюнян здорово взбудоражил и журналистов, и родственников погибших в самолетах. Он не узнал на предъявленных ему фотографиях ни Сациту Джебирханову, ни Амнат Нагаеву, которые, по официальной версии, все еще числятся террористками. “Те две женщины выглядели совсем иначе”, — признался он в суде. А ведь “МК” предупреждал, что самолеты взорвали совсем другие люди, которых снабдили чужими документами (“Смертницы-призраки”, “МК” от 9.03.2005 г.).

Родственники погибших из Волгограда (а там создано общественное движение “Ту-134”. Взорванные судьбы”) также уверены, что Генпрокуратура попросту утаивает информацию о ходе расследования. Председатель движения Тамара Гурова (у нее погиб сын) рассказала, что инициативная группа неоднократно обращалась в Домодедовский горсуд с ходатайством о возвращении дела в Генпрокуратуру РФ, чтобы родные погибших могли с ним ознакомиться. Но ответа так и не получили.

Между тем адвокаты Николая Коренкова ходатайствовали о приобщении к делу новых документов. Оказывается, руководство авиакомпании “Сибирь” в нарушение всех норм не выдало своему сотруднику новой инструкции. В трудовой книжке у Коренкова записано, что он “агент по обслуживанию VIP-зала”, а на самом деле студент (будущий юрист) трудился в обычном зале простым дежурным. О террористке, которая с его помощью прошла на борт самолета, он сказал так: “Она не вызвала никаких подозрений, хорошо была одета… В строгий деловой костюм”.

В итоге суд признал обоих подсудимых полностью виновными в коммерческом подкупе. Однако учел смягчающие вину обстоятельства: содействие следствию, полное признание вины Арутюняном, а также наличие у него несовершеннолетнего ребенка, а у Коренкова — престарелых родителей.




Партнеры