Мама— смерть

Американка убила приемного сына из России от... усталости

16 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 624

“Я просто больше не знала, как его контролировать” — так просто объясняет причины своего страшного поступка американка Ирма Павлис. Имя этой женщины, к несчастью, сейчас гремит на весь мир. Ирма забила до смерти 6-летнего Алекса, усыновленного ею в России.


Дело об убийстве 33-летней приемной матерью ребенка слушается в окружном суде района Кук в Роллинг-Медоус (штат Иллинойс). В прошлой — российской — жизни мальчика звали Алеша Гейко, и он рос в детдоме в Ейске. При помощи посредника из Краснодара, запросившего за услуги $11 тыс. (газета “Чикаго трибюн” называет этого посредника Владимир Жердев), мальчик вместе с сестренкой Юлей был усыновлен Ирмой и Дино Павлис. По делам усыновления Ирма и Дино дважды съездили в Россию. Существовавшие на скромный по американским меркам 35-тысячный доход в год Павлисы дважды пытались завести собственное потомство, но неудачно. Именно “бедностью” семейства объясняет адвокат то, что Павлисы не стали обращаться в официальное американское агентство, занимающееся усыновлением сирот (в таком случае им пришлось бы выложить от $40 до 50 тысяч). Между прочим, чета Павлис не обратилась, как это следовало сделать, и в департамент семьи и материнства штата Иллинойс по прибытии в США.

Потом Ирма рассказала женщине-полицейскому, что никак не ожидала, что с детьми придется так сложно. Мальчик, естественно, не говорил по-английски, капризничал, вел себя совсем не так, как того ей хотелось бы. Ребенок никак не мог приучиться ходить в туалет. Ирма била его рукой и шнуром, пытаясь заставить пользоваться унитазом.

После того как декабрьским днем 2003 года Алекс в очередной раз обмочился, Ирма, по ее словам, утратила контроль над собой. Избиение продолжалось четверть часа.

18 декабря 2003 года в службе 911 раздался телефонный звонок. Ирма Павлис сообщила диспетчеру, что ее сын не дышит, и она пытается оживить его при помощи искусственного дыхания. Приехавшие через несколько минут к Павлисам спасатели нашли мальчика без сознания. На следующий день ребенок умер в больнице. Это было всего шесть недель спустя после того, как Алекс попал в дом к Павлисам...

При вскрытии на теле ребенка насчитали более тридцати повреждений. Есть еще одна страшная деталь. Как заявила на суде помощница окружного патологоанатома района Кук Понни Аранкумар, производившая вскрытие, несколько внутренних органов Алекса были изъяты для пересадки. Когда, при каких обстоятельствах — видимо, еще предстоит выяснить.

Адвокат Ирмы утверждает, что его подзащитная попросту оказалась неготовой стать матерью двум детям с тяжелым российским детдомовским прошлым. К тому же, по его словам, оба усыновленных ребенка (и брат, и сестра) страдали от внутриутробного алкогольного синдрома. Мол, этим и объясняются странности в поведении Алекса, который якобы сам по себе бился головой об стенку. Но обвинение стоит на той позиции, что Алекса именно забила до смерти “вторая мама”. Убийце грозит смертный приговор.


Андрей ЯШЛАВСКИЙ.


“МК” дозвонился в Министерство образования и науки РФ, департамент по государственной молодежной политике, воспитанию и социальной защите детей:

— Главная наша задача — это защита прав и интересов ребенка, семья должна быть для ребенка, а не ребенок для семьи. Cейчас этим требованиям больше отвечает зарубежное усыновление, а не внутри нашей страны. Для Америки случай с Алексеем Гейко — вопиющий, а в России таких жертв домашнего насилия — тысячи, и они уже почти никого не удивляют. Просто об этом никто не пишет в прессе. Хотя этот аргумент не может служить оправданием для женщины-садистки из США. Мы считаем: необходимо ввести институт патронатных семей, чтобы меньшее количество наших детей уезжали за границу.

Евгений Комаров, генеральный директор “Благотворительного фонда помощи беспризорным детям” при Торгово-промышленной палате РФ:

— Основная проблема нашей страны в том, что у российских граждан, в отличие от иностранных, нет материальных возможностей усыновлять детей. Наши люди напуганы постоянными денежными реформами, отменой льгот и компенсаций, они просто боятся не то что взять чужого ребенка, но и своего родить. Самые малообеспеченные в России — многодетные семьи. Американские люди намного лучше обеспечены, поэтому они могут позволить себе взять даже нескольких детей. Государство, которое отдает своего ребенка на усыновление за границу, должно контролировать его дальнейшую судьбу. России необходим закон, на основании которого власти в любой момент смогут получать полные сведения о состоянии и местонахождении ребенка. Случай с американской женщиной, убившей русского ребенка, мог бы не произойти, если бы такой закон существовал.


Из досье МК:

По статистике, в России ежегодно 2 миллиона детей подвергается различным видам насилия, из них каждый десятый гибнет, а две тысячи детей заканчивают жизнь самоубийством. Более 50 тысяч таких ребят убегают из дома. Мальчиков бьют в три раза чаще, чем девочек. Две трети избитых — дошкольники. 10% из зверски избитых и помещенных в стационар детей умирают. Число избиваемых детей ежегодно растет. По данным опросов правозащитных организаций, около 60% детей сталкиваются с насилием в семье, а 30% — в школах.



Партнеры