Развод по–кремлевски

Путин разрешил ржать у себя под окнами. По субботам

16 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 1080

— Бальзам, Покров, Хохотун, Выборг, Золотарник, Замысел, Визажист, Лимонник... — перечисляет стоящих на подступе к Соборной площади Кремля жеребцов благородных кровей инструктор Лариса Демченко. Великолепные скакуны, видимо, не осознали полностью, какой чести их удостоили: недисциплинированно крутят хвостами, пытаются лягнуть, а то и ухватить зубами рядом стоящего хвостатого соседа.

Со звуками “Походного марша” все приходит в движение. На брусчатку за знаменной группой ступает, чеканя шаг, рота специального караула, следом — цокая в такт копытами — выдвигается почетный кавалерийский эскорт.

И время замирает — начинается премьерный показ торжественно-церемониального развода конного и пешего караулов Президентского полка.


Барабанщики отбивают старинный сигнал “Фельдмарш”. Гарцуя на лошади, вперед выдвигается на гнедом скакуне дежурный по караулам. Всадники салютуют ему шашками.

От длинных прямых клинков по плацу кружатся солнечные зайчики.

— Барбарис хорош! — комментирует шаг коня инструктор кавалерийского почетного эскорта Лариса Демченко. — Он у нас самый опытный и самый талантливый, не раз принимал участие в съемках, будучи еще на довольствии в мосфильмовском кавалерийском полку.

Выясняем, что кремлевские всадники — наследники кинематографической славы 11-го отдельного кавалерийского полка Министерства обороны, больше известного как алабинский. Теперь кавполк на балансе Федеральной службы охраны России. Конники именуются “кавалерийский эскорт Президентского полка”.

Дюжина лошадок в парадной амуниции выстраивается в линию. А на площади перестраиваются квадратом гренадеры. Взмах белых перчаток — и единым движением вскинуты карабины. Еще миг — и оружие в руках бойцов описывает в воздухе полукруг. Оркестр играет старинный марш Преображенского полка, и карабины, весящие около четырех килограммов, в такт музыке клацают прикладами о брусчатку.

Мы уже знаем, что в основе выступления роты специального караула — элементы развода стрелецких полков, который был утвержден еще в XV веке при Иване III. А большинство деталей амуниции взяты с военной формы образца 1907—1913 годов, которая разрабатывалась двором Николая II к празднованию юбилея победы в войне 1812 года.

Ноздря в ноздрю

Рота маневрирует, собирается в стройное каре и марширует навстречу двум колоннам всадников. Начинается самая зрелищная часть плац-парада — “конная карусель”, или, как говорят профессионалы, выездка. Звуки старинного марша Измайловского полка сливаются со стуком копыт.

Прибыла дюжина красавцев скакунов в коневозке из подмосковного Алабина. После подобной дороги, по словам инструктора, лошадям положено не менее двух часов отдыха.

— Перед выступлением “артистам” положен обед?

— Утром дали лошадям лишь половину положенной нормы. Во-первых, чтобы меньше “мусорили” на Соборной площади в Кремле. Во-вторых, чтобы во время поездки не возникли у лошадок колики. У животных нет рвотного рефлекса, они могут заболеть и погибнуть.

На попечении двух кремлевских эскадронов около ста лошадей. Предпочтение отдано двум породам: русской верховой и тракененской. А вот с мастями коней вышла промашка.

— Сначала для почетного кавалерийского эскорта подобрали лошадок преимущественно вороных. Потом выяснилось, что, например, у арабов встречать гостей на лошадях этой масти считается дурным тоном. В эскадроне появились и гнедые, и рыжие, и серые лошади.

— Как отбираете лошадей в элитное подразделение?

— Ездим на конезаводы в Самарскую область, в Краснодар и на Кубань. Наблюдаем, насколько лошадь уравновешенна. После скачек мы лошадей не берем, у них “сорвана” психика. В среднем лошадка обходится в 60 тысяч рублей.

— Правят бал в Кремле только лошади мужского пола?

— Кобылы могут быть “в охоте”, становятся вялыми. Тогда и жеребцам рядом не до работы.

— Говорят, что для ваших подопечных изготовили какие-то особые подковы.

— Чтобы кони не отбивали себе ноги о брусчатку, подковы у наших лошадок с прочными каучуковыми накладками, которые мы меняем каждые 40—45 дней.

Всадники тем временем продолжают вальсировать на плацу, разъезжаются и съезжаются, строятся “ноздря в ноздрю” попарно.

Доносится команда “марш!” — и конники уже рысят по кругу.

— Это построение называется “мельница”, — говорит Лариса Демченко, когда всадники, образовав линию, крутятся подобно стрелке на часах.

Фигурные элементы отрабатывать сложно, но труднее всего, по признанию инструктора, заставить лошадь стоять в строю смирно.

— С каждой лошадкой работали по трое: один боец находился в седле, второй держал ее за повод, а третий — подкармливал сахаром. Сложно было и приучить лошадей к посторонним звукам и шуму. Первый раз, услышав щелканье карабинов, наши лошади все разбежались. После тренировок они и при громких командах, и при звуках оркестра стоят не дрогнув.

На площади звучит финал оперы “Иван Сусанин”. После команды “караулы, смирно!” гренадеры и драгуны вытягиваются по струнке. Марш “Гренадер” — и все удаляются с площади. Церемония заняла 27 минут.



“Под каблуком” у Визажиста

После выступления лошади должны 15—20 минут походить не спеша шагом. По дороге в Александровский сад, где отдыхают “артисты”, мы интересуемся у заместителя командира почетного кавалерийского эскорта Сергея Лапшина, кто из ребят-призывников попадает служить в эскадрон.

— Раньше отбирали по желанию — тех, кто любит лошадей и знает, как с ними обращаться. С осенним призывом прибыли к нам бойцы — казаки из Ростова. Появились и спортсмены из ведущих клубов страны. Бок о бок у нас служат и рядовые, и сержанты, и прапорщики по контракту.

Выясняем, что за каждым из бойцов закреплена своя лошадка. Для солдат их подопечные — что дети малые. Своих Бальзамов, Визажистов, Рэмов, Лимонников они кормят три раза в день. Кроме сена, овса и моркови балуют любимцев сухариками и сахаром. После тренировки досуха растирают и чистят — от носа до кончика хвоста.

Поправляя подпругу у вороного жеребца Жерара, ефрейтор Василий Халин говорит:

— Ветрянкой болеют раз в жизни, лошадьми заболевают тоже однажды, но на всю жизнь. Я впервые сел на лошадь в шесть лет, когда еще свободно проходил у кобылы под животом. Потом с ребятней без седла раскатывал верхом по балкам и оврагам. Когда в учебной части в Купавне узнал, что формируется почетный кавалерийский эскорт, набрался смелости — попросил направить меня на службу в один из эскадронов.

О первом водружении на Жерара драгун срочной службы вспоминает с улыбкой:

— Уважение жеребца пришлось заслужить. Сначала он норовил невзначай меня подбросить. Проверял — удержусь в седле или нет. Потом, видимо, решил, что слабо, пнул меня и попробовал еще разок... Лошадь ведь умнейшее животное: безошибочно определяет — всадник у нее на спине или мешок с трухой. Вести себя с ней надо уверенно и строго: обязательно дать понять, “кто в доме хозяин”.

О проделках своих бестий-лошадок бойцы почетного кавалерийского эскорта говорят наперебой:

— Бывает, поставит конь копыто на ногу новичку, как бы случайно, и медленно-медленно переносит вес... При этом невозмутимо смотрит в глаза бойцу. Когда попавший “под каблук” начнет истошно вопить, лошадка не спеша стащит копыто. Не снимет, а именно стащит.

Парадная конная амуниция с позолоченной фурнитурой блестит-играет на солнце. Под цвет золота подобраны и эластичные бинты на ногах лошадей, которые кроме эстетики еще и предохраняют от травм сухожилия коней.

Пока работники комендатуры Кремля подкармливают всеобщего любимца — вороного жеребца Комбата, я прошу одного из бойцов дать примерить шикарный головной убор — кивер, украшенный султаном, и слышу в ответ:

— В старину потеря головного убора считалась страшным позором. Если кивер простреливали в бою, то на месте дыры золотом вышивали имя воина, носившего его. Иногда на одном кивере были написаны три-четыре фамилии. Носили такую гусарскую фуражку с особой гордостью. Не обижайтесь, но свой кивер я не сниму!



* * *

У англичан и испанцев развод караула проходит у королевского дворца. У французов многолюдные церемонии ежедневно устраиваются перед Триумфальной аркой. Теперь впервые с 17-го года и в России возобновится традиция конных и пеших разводов.

Торжественный церемониал наряду с посещением соборов Кремля станет частью туристической программы. Теперь по субботам, купив билет в Кремль, каждый желающий сможет полюбоваться этим красивейшим зрелищем. Конюшен за Кремлевской стеной нет. На время торжественных мероприятий для лошадок почетного эскорта за Тайницкой башней построят временные летние навесы — денники.






Партнеры