Бальзам на мертвую душу

Как привести покойника в божеский вид

18 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 5744

— Бальзамировать покойного будете? На какой срок: неделю, месяц или год? Мы можем хоть на 100 лет. Мастера у нас не хуже египетских, — работник ритуальной службы чем-то неуловимо напоминал мастера Безенчука из легендарных “12 стульев”. Когда-то бальзамирование считалось более чем экзотическим видом услуг. На главного клиента мастеров “потустороннего” макияжа ежедневно приходили посмотреть сотни тысяч живых. И думали про себя: выглядеть прилично при встрече с тем миром — удел сильных мира этого. Исключение делалось разве что для жертв катастроф и несчастных случаев.

Нынче мода изменилась. В человеке все должно быть прекрасно даже после смерти, считают обыватели. Наверное, поэтому в прошлом году в столице забальзамировали 90% умерших москвичей. Да так, что во время похорон казалось, будто покойный просто спит. Без преувеличения можно сказать, что московским бальзамировщикам на сегодняшний день нет равных во всем мире. Репортер “МК” провел с ними не один день, обучаясь тонкостям ремесла, долгое время считавшегося священным.

Ступени аидовой лестницы

Троекуровское кладбище. Считается, что лучшие бальзамировщики прячутся за этой оградой. Забавно, что здание, в котором они работают, построено по одному из отвергнутых проектов... Мавзолея Ленина. Когда выделили место под кладбище, специалисты ГУП “Ритуал” отрыли этот проект в Госархиве и поняли, что он удивительно подходит для будущего некрополя.

Дух вождя вообще витает над погостом. Большинство местных бальзамировщиков — бывшие сотрудники секретного Института биологических структур, расположенного на улице Красина. Они принимали непосредственное участие в работах с телом Ленина, создавали “бальзамы”, которые и сегодня позволяют ему “быть в форме”. Наконец, одного из старейших санитаров-техников и бальзамировщиков Троекуровского кладбища все зовут... Владимир Ильич. Из чисто женского любопытства прошу показать документы. Черт, он и в самом деле тезка...

На стенах здания, где находятся трупохранилище и морг, — как бальзам на души специалистов по загробному миру — дипломы и свидетельства “за внедрение новых передовых технологий в области бальзамирования”. Одна из последних наград — золотая медаль на сибирской ярмарке “Некрополь”.

Мало кто знает, что происходит с телом покойного, когда его увозят специалисты ритуальной службы. Меж тем оно проходит долгий путь, прежде чем спуститься в царство Аида. Первый адрес — холодильная комната. Тело сюда привозят в темном полиэтиленовом пакете. Каждого умершего помещают в отдельный отсек, на “дверях” которого сразу же пишут номер и фамилию. Тела, предназначенные для бальзамировки, кладут в особую среду. Здесь требуются определенные температуры, микроклимат и прочие условия хранения. Из холодильной комнаты тело попадает либо на стол к судмедэксперту, либо к специалистам, которые его приводят в порядок. Первым делом, разумеется, обмывают.

— Сейчас мы легко можем воссоздать облик по фотографиям, — говорят специалисты. — Используем особые металлические пластины, искусственную кожу. Придаем форму с помощью силикона, гипса, особого пластилина. Практически все можем восстановить.

— Голову моем обыкновенным шампунем, — объясняет мне сотрудница трупохранилища Марина, расчесывая волосы покойницы. — Потом делаем прическу. Как правило, родственники хотят, чтобы на голове у усопшего все было как при жизни. Вот видите, эта пожилая женщина носила “каре”. Его я и делаю.

Немного лака для волос, геля — и прическа будет держаться столько, сколько нужно. Марина переходит к макияжу. Берет крем “Балет”, воск и начинает плавно смазывать ими лицо и шею. Каждое ее движение настолько нежное, что кажется, будто гримирует она живую артистку, а не мертвую бабушку. В основном вся косметика — точно такая же, как в салонах красоты. Но иногда используют также специальные тени, румяна, пудру для умерших.

Гримировать покойников, конечно, сложнее, чем живых.

— В основном за счет того, что кожа холодная, — объясняет Марина. — Приходится работать с феном, чтобы косметические средства лучше легли. Кремами чаще пользуемся импортными: они лучше подходят для этого макияжа. Иногда смешиваем несколько кремов, чтобы получился нужный оттенок.

Задача косметологов — придать покойнику максимально “живой” вид, чтобы хотя бы видом покойного не усугублять горе родных и близких.



Священная профессия

В древности умерших бальзамировали не “корысти ради”. Просто искренне верили, что для возрождения человека в следующей жизни тело его должно оставаться нетленным. Сегодня люди руководствуются другими, куда более прозаичными соображениями — чтобы сберечь тело до похорон. И чтобы во время прощания с усопшим его родные не заметили следы разложения. К сведению, чтобы тело не портилось, в некоторых российских деревнях до сих пор по старинке обкладывают покойного крапивой, на губы кладут иголку или лезвие. Понятное дело, проку от этого немного. Современные же технологии бальзамирования позволяют добиться уникальных результатов в сохранении свежести.

В “бальзамировочной” тишина и чистота, как в операционной. Вентиляция здесь работает на полную мощность. Процесс бальзамирования довольно сложен. Тело помещают на стол, под давлением специальным прибором промывают сосуды, вымывают кровь даже из тканей, после чего обрабатывают особым консервантом. Вообще, основой всякого бальзамирования является пропитывание трупа антисептическими веществами, которые убивают бактерии.

В общей сложности процедура занимает около двух часов. Работа, по правде сказать, не для слабонервных. Здесь вообще людям с неустойчивой психикой делать нечего. Не случайно отбору персонала, его психологическому тестированию на Троекуровском кладбище уделяют много внимания. Сами же бальзамировщики говорят, что их профессия ничем не хуже других, есть даже свои плюсы. И шутят, что клиент, например, ни на что никогда не жалуется...

Еще лет десять назад в Москве бальзамировали в основном на дому. Приезжал по вызову дяденька с компактным чемоданчиком, в коем лежал нехитрый инструмент — шприцы, перчатки и розовый консервант. Вскрывал покойному артерию и вкачивал туда раствор. На все уходило не меньше четырех часов. Качество, разумеется, оставляло желать лучшего.

— Да и вообще на дому бальзамировать не очень удобно, — говорит Дмитрий Гринчук, больше 10 лет выезжавший на подобные “операции”. — Родственники отвлекают плачем, возгласами (их трудно уговорить оставить тебя одного с покойным). Потом, когда едешь бальзамировать на дом, ведь никогда не знаешь, в каком состоянии тело.

Во всей Москве сегодня осталось только 4 бальзамировщика, которые выезжают на дом. В месяц на них приходится не больше 20 заказов. В основном к такой услуге прибегают те, кто не желает никуда везти тело.



Секреты “бальзамов”

При мне тело забальзамировали на 3 дня (с гарантией до 5 дней). Это значит, что ровно столько оно не будет подвергаться разложению. Но потом смерть все равно победит. Вообще, обычно у “старухи с косой” отвоевают до десяти дней. Реже — месяц (когда тело перевозят в другой город, в другую страну или когда нужно подождать приезда какого-то близкого родственника), еще реже — год. Бальзамировщики вспоминают, как они “консервировали” одного усопшего на 6 месяцев. Причина суперуважительная — именно через столько времени должен был выйти из тюрьмы его близкий друг. На самый долгий срок (до трех лет) бальзамируют умерших цыган и грузин. У них такой обычай — не предавать тело земле, пока все, даже самые дальние родственники, с ним не попрощаются.

— Мы можем и на века забальзамировать, — говорит руководитель центральной диспетчерской, бывший научный сотрудник Института биологических структур Вадим Милов. — Только вот с такими просьбами москвичи пока не обращаются. Сохранение тела на десятки и сотни лет обходится в суммы, недоступные простым людям... Но если вдруг у кого-то появится такое желание, мы с интересом это сделаем. Вся разница между временным бальзамированием и бальзамированием навечно — в консерванте, который используется. Кроме того, во втором случае с телом нужно периодически проводить профилактические работы, следить за его состоянием.

Россия уже много лет является лидером в области бальзамирования. Институт биологических структур сегодня переживает не лучшие времена, но даже те наработки, которые были сделаны здесь в советские годы, до сих пор считаются передовыми. Секреты наших консервантов, лучших в мире по сроку и качеству бальзамирования, до сих пор не раскрыли. Рецепты “бальзамов” древних народов утеряны, и мы разработали свои, ничуть не хуже по действию, но принципиально отличающиеся по составу. Точный состав известен всего двум десяткам ученых и является государственной тайной. Что касается временного бальзамирования (на короткий срок), то рецепты, или прописи, таких “бальзамов” большого секрета не составляют. Хотя и их знают отнюдь не все бальзамировщики.

— Практически во всех городах, кроме Москвы, при бальзамировании просто разводят формалин водой, — продолжает Милов. — В итоге тело умершего становится серым, даже пятнистым. Мы же (четыре бывших сотрудника института) создали собственный раствор, который позволяет сохранить структуру и, самое главное, цвет тканей.

Свой раствор сотрудники уже представляли на нескольких выставках (и получали за него награды). Опытные образцы раздали бальзамировщикам некоторых крупных регионов страны. Если там решатся его применять, смело можно сказать, что в России в области бальзамирования наступит настоящий переворот. Европа в этом смысле безнадежно отстала. За рубежом используют в основном полимерное бальзамирование, которое, по сути, просто превращает покойника в инертный пластик.

Большинство известных “мумий” последнего века — Ленина, Пирогова, Мао Цзэдуна, Чойбалсана, Хо Ши Мина, Георгия Димитрова и т.д. — были забальзамированы либо самими советскими учеными или по их технологиям и под их “присмотром”. Сотрудники ИБС особенно любят вспоминать, как бальзамировали президента Анголы Агостиньо Нето и президента Гайаны Бернхэма. Нето умер в 70-х годах прямо в Москве (где находился на лечении). Посольство Анголы обратилось тогда к правительству СССР с просьбой сохранить тело. Никто в мире к тому времени не пробовал бальзамировать негров. Нашими же учеными уже были проведены некоторые разработки по бальзамированию черной кожи. Однако даже они не были уверены, что все получится.

— В итоге же удалось полностью сохранить тело, цвет волос, кожи усопшего президента, — говорит Милов. — После бальзамирования он был очень красив (если можно так сказать о покойном). Это действительно была большая победа наших ученых.

С телом Бернхэма вышло еще интереснее. Когда он умер, правительство Гайаны пригласило советских и американских ученых. Но, после того как наши представили свои разработки, американцам дали от ворот поворот.

Многие “мумии”, правда, уже выдворили из мавзолеев, перезахоронили или кремировали. Да и об этической стороне “вечного” бальзамирования сейчас идут горячие споры. Представители многих религий выступают против. Некоторые политические и культурные деятели считают бальзамирование кощунственным. И для пущей убедительности восклицают: мол, вряд ли Ленин мечтал о такой участи. Но, как бы там ни было, заслуг отечественных бальзамировщиков это ничуть не умаляет. И — чего греха таить — именно во многом благодаря мертвому вождю наша самая печальная наука шагнула так далеко вперед.

Через руки санитара-техника, бальзамировщика Владимира Ильича за 25 лет его работы прошли тысячи умерших. И при этом он не разучился улыбаться, шутить. Да и вообще работу свою искренне любит. Говорит, что только здесь понял, что такое жизнь, и начал по-настоящему ценить каждый ее миг. Однако Владимир Ильич, когда остается один на ночь на дежурстве, запирается на все замки в самой дальней комнате. Признается, что жутковато ему бывает, порой вздрагивает от любого шороха. Хотя уж он-то точно знает — мумии оживают только в кино...


СКОЛЬКО СТОИТ БАЛЬЗАМИРОВАНИЕ

Обмывание, одевание, хранение в трупохранилище (не дает гарантий, что тело не начнет разлагаться), укладка в гроб — бесплатно для всех москвичей;

• косметические и реставрационные работы с телом — от 300 рублей до 1—2 тысяч долларов в зависимости от состояния тела, давности наступления смерти, сложности работ, использованных материалов;

• дезобработка — 300 рублей;

• бальзамирование на 3 дня — от 700 до 1000 рублей;

• на 5—7 дней — 1200—1500 рублей;

• на 10 дней — до 3000;

• на 1 месяц — до 5000;

• более 1 месяца — от 7000 до...






Партнеры