“Просил не только за себя...”

Связист меж небом и землей

20 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 482

Самое красивое здание в селе Большое Свинорье Наро-Фоминского района — местная церковь. Она стоит на пригорке, словно корабль, устремленный в небо. Во время “хрущевской оттепели” местные органы власти решили закрыть храм, но священнику Василию Брылеву удалось отстоять церковь. Как и в суровые дни войны защитить родную землю от фашистов. Уже 34 года Василий Брылев настоятельствует в Спасской церкви.

На фронт его призвали в 1943 году — ему только что исполнилось 18 лет. Мать, Екатерина Спиридоновна, благословила сына небольшим образом Спасителя. “Господь спасет тебя”, — сказала на прощание. Материнское благословение пронес рядовой Василий Брылев по дорогам войны. Оно с батюшкой до сих пор.

Новобранцев направили в Ижевск, в школу офицеров. Ребята подобрались боевые, горячие. Собрались однажды и решили: пойдем на фронт добровольцами. Вскоре молодых бойцов перебросили на станцию Панино — неподалеку от Ржева. Наши войска несли большие потери. Сюда и направили необстрелянных мальчишек. Они не знали, что фашисты рассматривали Ржев как трамплин на Москву. Рота, где служил Василий, постоянно находилась под обстрелом. Василий лежал на искореженной снарядами земле, вцепившись в нее пальцами. “Господи, спаси и сохрани!” — шептал он. Просил не только за себя — за всех, кто лежал рядом...

После Ржева Брылева отправили на Курскую дугу. К лету началось сражение, которое переломило ход войны. На Курской дуге он стал связистом.

— Я все время молился. Постоянно. И утром, и днем. Читал все молитвы, которые знал, — вспоминает батюшка.

Военные будни слились в один сплошной день. Мелькали лишь короткие перерывы между обстрелами, все остальное запечатлелось в памяти долгим воем снарядов, надрывным уханьем авиабомб, свистом пуль. А перед глазами лица однополчан. Сколько их, кто положил жизни свои за други своя? Отец Василий помнит их поименно. Когда стоит пред престолом Божиим и молится, он обращается ко Всемилостивому Спасу с просьбой помянуть всех, кто положил жизни свои в кровавой войне.

Первую награду будущий священник получил на Курской дуге. “Немец открыл шквальный огонь, снарядами порвало всю связь, — вспоминает он. — Начальник штаба батальона подозвал меня и дал задание во что бы то ни стало восстановить связь. А провода-то у нас не было. Надо было его сначала найти: мы его у немцев добывали. Я облазил все вокруг, но кабеля нигде не нашел. Пришлось ползти в сторону немцев, ближе к передовой. Прополз метров сто пятьдесят и наконец-то обнаружил провод. Намотал катушку. А в это время появилась вражеская авиация. Самолеты шли на бреющем полете — казалось, по спине заденут. Под огнем, под взрывами и пулями я связь все же восстановил — выполнил приказ командира”.

За этот подвиг рядового Василия Брылева наградили медалью “За отвагу”. Потом будет немало наград — за ратные подвиги. Но эта батюшкой ценится особенно.

Боевой путь продолжался под Козельском. “Утром июльского дня 1943 года наша рота шла по овражку. Небо было чистое и ясное, — вспоминает батюшка. — Вдруг услышали звук. Посмотрели вверх и увидели высоко-высоко черную точку. Все поняли: снаряд летит. Не успели даже упасть на дно оврага, а снаряд упал рядом — в десяти метрах и... не разорвался. Спаситель сохранил нас”. “Мы наступали на Козельск. Немец такой страшный открыл огонь — сплошная стена. Я прыгнул в воронку, оставшуюся от взрыва. Помню, как наклонился. А потом наступила темнота”. Когда пришел в себя, сначала не почувствовал, что ранен. Рука почернела от спекшейся крови и грязи. Он понял, что одному не справиться с болью, что сам не выползет из этой воронки, куда его бросило взрывной волной. “Господи, — прошептал солдат, — в руки Твои предаю жизнь свою”. И Господь услышал его. В ту же воронку прыгнул еще один воин. “Брат, — попросил его Василий, — помоги мне, я ранен”.

Военный хирург извлек осколок диаметром пять сантиметров. Он пробил грудь, задел легкое и, раздробив кость руки, остался там. Правая рука у демобилизованного по инвалидности бойца не работала. Василию пришлось всему учиться заново: записывать в тетради — левой, рубить дрова для дома — левой, держать ложку — в левой, креститься — левой. Но он не унывал, потому что слова, сказанные ему матерью, сбывались в трудные периоды его жизни. “Веруй и надейся на Бога. Господь спасет тебя”.

В 1944 году на территории Новодевичьего монастыря открылся Православный богословский институт и Богословские пастырские курсы. Когда Василий Брылев поступал туда в 1946 году, на одно место претендовало около 30 человек. Несмотря на увечье, его приняли. Священнический сан отец Василий принял в 1951 году. Незадолго до рукоположения Господь явил еще одну милость: правая рука обрела подвижность. Батюшка прожил долгую и нелегкую жизнь. 54 года он верой и правдой служит у престола, стяжав любовь прихожан. Накануне 60-летия Великой Победы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил отца Василия орденом Русской православной церкви.




    Партнеры