Из переписки главного редактора

Ответ Константину Затулину и прочим черным маклерам украинской оппозиции в России

21 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 184

Я, честно говоря, был несколько озадачен, когда некоторое время назад прочитал на страницах уважаемого “Московского комсомольца” то ли письмо, то ли памфлет обо мне за подписью моего коллеги по Государственной думе и партии “Единая Россия” — Константина Затулина. Не припомню, чтобы в “МК” писал что-нибудь об этом человеке, особенно в связи с темой вышеозначенной эпистолии — российско-украинскими отношениями. Однако раз уж так, надо бы ответить. Тем более что дискуссия действительно имеет место быть, и она является еще одним подтверждением наличия плюрализма мнений и разных подходов в нашей партии.

Судя по письму, депутат полагает себя, любимого, главным и единственным выразителем национальных интересов России в Украине, которые заключаются в том, чтобы сохранять ее в некоей “орбите влияния”. А для этого он предлагает всячески ослаблять украинское государство, провоцировать в нем внутренние склоки и территориальный раскол. Я же, увы, мешаю этой конструктивной работе. Причем из текста письма, да и из многих иных выступлений нашего героя можно сделать вывод, что мой интерес к Украине и российско-украинским отношениям — исключительно шкурный, связанный с желанием сохранить некие неправедно нажитые там “деревеньки”.

Не скрою, у меня были и есть экономические интересы в Украине. Только вот в чем неувязочка: я не имею отношения к “нефтегазовым аферам”, на которые прозрачно намекает мой оппонент. Наша работа в Украине носит созидательный и сугубо социально-ориентированный характер: мы реализуем совместные проекты в области промышленности и высоких технологий, производим самолеты, строим доступное жилье, отели и аквапарки в Крыму (в прошлый сезон на наших объектах отдохнули сотни тысяч россиян и украинцев). Одним словом, заработки для нас вторичны, а интересы братских народов — первичны как в плане создания рабочих мест, так и отдыха и лечения сотен тысяч людей на Украине и в России. А на заработанные деньги мы возводим там православные храмы, помогаем музеям, поддерживаем школы и театры — сейчас, например, мы начали восстановление Музея-театра А.П.Чехова в Ялте. Обо всем этом моему оппоненту, который часто бывает в Крыму, очень хорошо известно. Наш бизнес — субъект той самой политики реальных дел, которой так не хватало все эти годы в российско-украинских отношениях.

Я не считаю, что разнородность Украины — повод для большой радости и свидетельство успехов нашей политики. У нас это тоже было, причем совсем недавно, когда после череды первых всенародных губернаторских выборов возник так называемый “красный пояс”. Но никому в России и за ее пределами не пришло в голову на этом основании делить нашу страну на “красную” и “белую”. И я уверяю, политические расхождения между Востоком и Западом Украины также будут преодолены. Если только не бегать вокруг с фомкой, пытаясь искусственно разломать ее на две, три или четыре части.

Поэтому мне не нравится, когда некие “ученые” из “Института стран СНГ” зовут Украину к топору или “православному восстанию”, пытаются втянуть Русскую православную церковь в мелкие закулисные интрижки. Я вообще имею большое предубеждение в отношении разного рода политтехнологий. А если учесть, что деятельность указанного института финансируется из бюджета столицы, получается, что я как москвич и прилежный налогоплательщик косвенно заказываю всю эту музыку. И это мне тоже не нравится.

Нет ничего странного в том, что директор “института диаспоры” (другое название этого учреждения) нынче очень подружился с таким экстравагантным персонажем украинской политической сцены, как Корчинский (Дмитрий или Дмитро, уж теперь и не знаю, — тот самый деятель, который выдвинул Шамиля Басаева на Нобелевскую премию мира и вербовал для него наемников в Украине). Казалось бы: почему вместо того, чтобы требовать уголовного преследования этого человека, наши власти призывают поддерживать такого рода “пророссийскую оппозицию”? Ответ — в закономерности. Они очень органично дополняют друг друга — Затулин и Корчинский. Последний тоже считает нормальным делом посылать своих хлопцев в Чечню для войны с “москалями” и ослабления “враждебной империи” — так он понимает национальный интерес Украины.

У нас с депутатом и директором, с его многочисленными единомышленниками и покровителями — концептуально разный подход к политике в странах СНГ. Я исхожу из того, что нам надо выстроить с этими государствами равноправные партнерские отношения, в основу которых будет положен взаимный интерес, прежде всего в сфере экономики. Мои оппоненты же (не думаю, что на полном серьезе) считают, что от наших соседей по СНГ можно добиться “любви и дружбы” путем запугивания, начальственных окриков, шантажа и ультиматумов, которые то и дело проступают в их интервью, открытых письмах и проектах заявлений Государственной думы. Они так ничему и не научились у американцев, к которым так ревнуют бывшие братские республики. Администрация США, выделяя сущие копейки (до сих пор в конгрессе идут жаркие дискуссии — давать ли на “развитие демократии” в Украине 80 или все-таки 60 млн. долларов), смогла выявить точки соприкосновения интересов, привлечь на свою сторону элиты новых государств. Причем не только правящие группы — столь любезные сердцу Затулина новые украинские “оппозиционеры” шага не сделают без согласования с посольством США в Киеве. Мы же “подарили” соседу около 1 млрд. долларов только по НДС — и какой толк?

Говорить о том, что я “в упор не вижу” проблем в гуманитарной сфере наших отношений, просто недостойно. Я только считаю, что, прежде чем учить соседнее государство, как вести себя с русским населением и православной церковью, а также следить, на каком языке общаются школьники в Ивано-Франковске, неплохо было бы разобраться с этим вопросом у себя дома. Например, на Северном Кавказе, откуда депутат, кажется, родом. А конкретнее — в Чечне, из которой стараниями подельников затулинского друга Корчинского во времена Ичкерии 300 тысяч русских были попросту изгнаны, а оставшиеся обращены в рабство.

Как любому нормальному русскому человеку, мне больно слышать о том, что на Украине закрываются русские школы. Только я не хочу превращать это печальное обстоятельство в подручное средство для наживания политического капитала. Я просто пытаюсь по мере сил помочь этим школам — деньгами, оргтехникой, учебниками. Если бы мы потратили на эти цели хотя бы десятую часть средств, вложенных за последний год в безумный пиар “пророссийского кандидата” на украинских выборах, думаю, такой проблемы бы уже не было. Но тогда, наверное, Затулину и его друзьям пришлось бы менять профиль деятельности. А оно им надо?


Александр Лебедев, депутат Государственной думы,

руководитель Группы по связям

с парламентом Украины.



Партнеры