Экзотическая девушка

Ульяна Ротмистрова: “Я была в шоке, когда впервые прошла квалификацию!”

22 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 539

В российском гольфе всего один играющий профессионал. Точнее, одна. Ульяна Ротмистрова. Девушка, которая в 17 лет прошла жесткий отбор и заработала право выступать в женском Евротуре. Сейчас ей всего 21, а за плечами уже серьезный опыт — для нашей страны уникальный. Долго же я ждала момента, чтобы поговорить с Ульяной. Хотелось убедиться, что она удержится в туре. Потому как пройти отбор — это одно, а остаться в обойме — совсем другое...

— В женском профессиональном гольфе есть три основных тура: Американский, Европейский и Азиатский, — рассказывает Ульяна. — Американский (LPGA) считается самым престижным. Хотя я знаю случай, когда одна девушка прошла в Американский тур, а потом в Европейский не попала.

— Ты будешь проходить квалификацию в LPGA?

— Вероятно, но не сейчас. Однако точно знаю, что Настя и Маша Костины будут, как только закончат американский университет, за который сейчас выступают. Кстати, у Насти — отличные шансы, она ведь лучшая в команде!

— Представляю, как тебе интересно было бы с ней посоревноваться.

— Очень интересно. Жаль, что я не могу участвовать в чемпионате России, где мы могли бы встретиться. Но вообще-то я больше воспринимаю ее как подругу, чем как соперницу. В сущности, мы идем к одной цели, просто разными путями.

— Какие поля в твоей практике были самыми сложными?

— Пожалуй, в Австрии — там был высоченный раф и сильнейший ветер. А еще на чемпионате мира в Берлине. Это вообще были не поля, а сплошные бункеры, с редкими островками жидкой растительности...

— Помню, каким шоком для тебя были первые профессиональные турниры. В Москву даже из солнечных стран прилетала с белым лицом...

— А ты вспомни, как сама в первый раз в редакцию пришла, — подключается к разговору Игорь Малышков, президент Московской федерации развития гольфа.

— Вы ожидали, что Уля с первого же раза пройдет квалификацию в Евротур?

— Думаю, для нас всех это было огромным достижением. Но я верил в Улю. Ведь впервые она произвела фурор раньше, когда выиграла международную юниорскую серию Ника Фалдо. (А среди юношей тогда победил наш Григорий Бондаренко.) И это при том, что участвовали две с половиной тысячи ребят и девушек со всего мира!

— Во сколько обошлась подготовка Ульяны, если считать с самого начала?

— За шесть лет — около 200 тысяч долларов...

— Не боялись рисковать, вкладывая такие деньги? Едва ли такие расходы могут окупиться.

— Никто на это и не рассчитывал. Зато мы получим настоящего играющего профессионала, который сможет тренировать начинающих российских игроков на существенно более высоком уровне.

— Уля, как проходит квалификация в профессиональный тур — что это вообще такое?

— Это шесть страшных турниров с утра до вечера. И после каждых двух раундов — отсев.

— Сколько всего гольфисток проходит такой отбор?

— Желающих — очередь, но допускается человек сто пятьдесят, не больше. Остается в итоге меньше пятидесяти. У меня была настоящая эйфория, когда первый раз прошла квалификацию. Но тогда мне было 17 лет, и я в туре выступать не стала. А жаль — надо было попробовать!

— С тех пор ты несколько раз преодолевала этот барьер, а в этом году, уже будучи матерым профессионалом, — не прошла. Как объясняешь такой парадокс?

— Действительно обидно! Причем мы столько готовились в Италии! Буквально накинулись на “короткую” игру. Но удары у лунки все время срывались. Все друзья удивлялись: это ведь всегда была моя сильная сторона!

— Почему же тебя все равно оставили в туре?

— Сначала мы решили, что это бонус со стороны руководства Евротура: мол, единственная российская гольфистка, экзотика, надо дать ей еще один шанс. Но потом выяснилось, что меня оставили на законных основаниях. Просто прошлогодняя квалификация действует и на нынешний сезон. Только категория у меня понизилась. До этого была 10-я, а теперь 12-я.

— Твой нынешний уровень тебя устраивает или рассчитываешь пробиться в лидеры?

— В гольфе главное — борьба с самим собой. И я считаю, надо трезво оценивать свои возможности. Главное, если поймаешь волну — не останавливаться. Кто-то очень точно сказал про гольф: если играешь — не думай. Если думаешь — не играй...

— Конкурентки воспринимают тебя больше как экзотику или все-таки как серьезную соперницу?

— В профессиональном гольфе всем без разницы, с кем играть. Абсолютно неэмоциональные люди. Это молоденькие переживают, а те, кто по 10 лет в туре, — спокойные, как танк. Настроены жестко, по-рабочему. Главный стимул — деньги.

— А для тебя?

— Слава богу, пока — нет. Я еще получаю удовольствие от самой игры.

C личной жизнью сложновато

— Интересно, техника игры у тебя изменилась, с тех пор как стала профессионалом?

— Тут у каждого свои секреты. Когда я увидела, как играют азиатки, просто в шоке была. Они замахиваются клюшкой — как будто удочку забрасывают. А результаты хорошие! Эти люди вообще уникальные. У них просто бзик вставать в пять утра, при этом они всегда такие бодрые, а европейки, когда бы ни встали, вечно сонные, глаза еле открываются.

— А скажи, как обстоят дела в личной жизни?

— Никак. Сложновато с этим делом, если честно. Раньше сильно переживала, сейчас меньше.

— Помню-помню, как ты плакала из-за какого-то мальчика, когда тренер сборной тебя на свидание во время важного международного турнира не отпустил.

— Сейчас уже не плачу. Спокойнее ко всему отношусь. Повзрослела, наверное.

Девочка плачет: мячик улетел...

— Ты не боялась, что тебя сломает такая мясорубка, как профессиональный Евротур?

— Поначалу было очень тяжело. У профессионалов совершенно другая психология. Они никогда не будут помогать тебе искать мячи. Если ровно через пять минут не найдешь — твои проблемы. Максимум с тобой пойдет один человек — судья-маршал, который ведет твой счет. Но напрягаться особо не станет. Четко засечет те же пять минут! И как только время выйдет, запишет штрафной.

— А любители друг другу помогают?

— Конечно! Будут искать твой мяч до посинения, пока сам не скажешь: “Все, завязывайте!”

— У профессионалов вообще не принято дружить между собой?

— Сначала я так думала. Но потом поняла: если ты будешь к людям хорошо относиться, они ответят тем же.

— Тебе приходилось сталкиваться с жульничеством в профессиональном гольфе?

— С откровенным — нет. Но бывали скользкие ситуации. Как выяснилось, в Азиатском туре мощное противостояние Китая, Кореи и Тайваня. И хозяевам поля иногда подсуживают. Была, например, ситуация, когда во флайте шли вместе кореянка и китаянка. А турнир был в Китае. Так вот: китаянка ударила в лес — и мяч потерялся. Она уже собиралась играть вторым, как вдруг, только она отходит, обнаруживают ее мяч. И давай кричать. А контрольное время-то давно прошло (поиски длились минут восемь). И тем не менее китаянке против всех правил разрешили заканчивать первым мячом — то есть без штрафного очка! Естественно, кореянке было очень неприятно.

Был и у меня лично неприятный случай. В тот день над полем висел какой-то смог, видимость ужасная. И никто не заметил, куда улетел мой мяч. А он упал в воду, и было очень важно, в каком именно месте. От этого зависело, откуда продолжать игру. По правилам, я должна была бить с двух точек. С одной получилось лучше, с другой — на один удар больше. Вопрос: какой результат засчитать? 15 минут я ждала рефери, чтобы это выяснить. Наконец он подъехал и сказал, что будет разбираться, а итог сообщит позже. И когда я шла уже следующую лунку, подъехал этот судья и сказал, что якобы нашлись свидетели, которые все-таки видели, куда улетел мой мяч, — в итоге мне засчитали худший результат. Естественно, я догадалась, кто были эти “свидетели” — ребята, которые шли с одной из моих соперниц. Я не могу утверждать, правы они были или нет. Только почему-то сразу ничего не сказали, в потом решили все без меня, за спиной. Я считаю, это было нечестно. И осадок остался.

По стопам Анники Серенстам

— Сколько денег тебе удалось заработать гольфом?

— В этом году я сыграла три тура, но каты (отборочные раунды. — Е.Ш.) прошла в двух. В результате заработала 1200 долларов.

— Ты хотела бы стать первой девушкой — участницей “БВМ Рашен Оупен”, нашего единственного и такого престижного профессионального турнира?

— Конечно! Вот и знаменитая шведка Анника Серенстам, у которой была такая практика, недавно сказала: “Любая гольфистка должна иметь право в случае успешного прохождения отбора играть в мужских турнирах”.

— Как думаешь, Ассоциация гольфа России могла бы дать тебе такой шанс?

— Не уверена. Дело в том, что в профессиональных турнирах у женщин нет никаких привилегий. И бить придется с самых дальних — профессиональных ти (стартовых площадок). И не факт, что я перебью наших ребят. Впрочем, у меня еще будет возможность это проверить.




Партнеры