Защищена ли Москва с воздуха?

Стенограмма пресс-конференции в “МК” Командующего войсками Командования специального назначения, генерал-полковник Юрия Соловьева

23 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 208

7 апреля 2005 г., 9.30


Ведущий пресс-конференции — Сергей Иванович Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


С.И.Рогожкин: Здравствуйте, сегодня у нас в гостях командующий войсками командования специального назначения, генерал-полковник Юрий Васильевич Соловьев. Мы искренне благодарим его, и его коллег, за согласие встретиться с журналистами. Короткое вступительное слово командующего и ваши вопросы. Еще раз спасибо всем, я приглашаю к микрофону Юрия Васильевича.

Ю.В.Соловьев: Спасибо, Сергей Иванович, за то, что вы откликнулись и выделили нам это время. В 10.10 мы убудем. В 11.00 состоится серьезное совещание по подготовке празднования 60-летия Победы.

Немного о том, что представляет наше объединение. В прошлом году мы отметили 50 лет Московскому округу ПВО. Затем он был преобразован при объединении военно-воздушных сил противовоздушной обороны в московский округ военно-воздушных сил противовоздушной обороны, затем в 2002 году получил название Командование специального назначения, как будущий создатель воздушно-космической обороны. Здесь на нашем вымпеле Орден Ленина, 23 области и 3 республики и город Москва. Чем прикрываем? Истребительная авиация, зенитно-ракетные войска, радиотехнические, ну, естественно, это Москва. Кроме этого, здесь еще заложен боевой состав, в центре — 16-я воздушная армия с золотым ободком, и слева, справа — два корпуса противовоздушной обороны с серебристыми ободками. Но это не чеховская часть, это “Сокол”, который работает как по земле, так и в воздухе.

В настоящее время мы выполняем задачи, как несение боевого дежурства по противовоздушной обороне, на дежурство ежедневно заступает более двух тысяч человек, привлекаются и радиотехнические войска, зенитно-ракетные и истребительная авиация, кроме этого специалисты связи, тыла и т. д. В этом году мы уже провели довольно много крупных серьезных командно-штабных учений. Два истребительно-авиационных полка в марте выполнили боевые пуски на полигоне над Ладогой. Подготовлены более 30 летчиков-штурманов и офицеров боевого управления для выполнения боевых задач и несения боевого дежурства. Кроме этого проводятся плановые мероприятия, которые направлены на поддержание боевой готовности наших сил и средств. По выполнению задач, есть конечно, проблемы. Проблемы, связанные с выделением топлива. Это в основном, конечно, авиационного керосина для подготовки летного состава. Это состояние техники, вооружения. Для того, чтобы поддержать технику и вооружение необходимы запасные части. Это и государственный и оборонный заказ, чтобы он соответствовал тем требованиям, которые необходимы для поддержания техники в боеготовом состоянии. В принципе сейчас мы укомплектованы личным составом, техникой, вооружением, способны выполнить задачи, поставленные перед нами министром обороны, главнокомандующим военно-воздушными силами и Верховным Главнокомандующим. Основное усилие у нас сейчас направлено на подготовку празднования 60-летия Победы. Поэтому я вам сказал о том, что мы выполнили стрельбы, подготовили расчеты и т. д. и продолжаем совместно с органами ФСО, МВД и другими, готовится к этому празднику. Вы видели, когда хоронили Папу Римского, там были приняты дополнительные меры по противовоздушной обороне, я думаю, такие же меры и мы примем для того, чтобы обеспечить безопасность на празднования 60-летия Победы в ВОВ.

Вопрос журналиста: Юрий Васильевич, не могли бы вы поподробнее рассказать о мерах, которые вы можете предпринять при захвате самолета террористами над Москвой, будут ли его сбивать? Кто будет принимать окончательное решение — “сбивать” самолет и какие силы для этого у вас есть и куда упадет этот самолет?

Ю.В.Соловьев: Я хочу одно сказать: Дума ничего не приняла. Закон о государственной границе как он был, так он и остался, статья 35-я гласит о мерах, которые возможны по применению к нарушителям государственной границы и по другим воздушным судам. Там четко написано: “Запрещается уничтожать воздушные суда с пассажирами на борту”. В этой ситуации я оказался заложником. Первое состоит в том, у меня в боевой задаче написано, что я не должен допустить ударов по Москве и по всем высшим органам управления государством и вооруженными силами в мирное и военное время. Поэтому 35-я статья гласит о том, что мы имеем право сбивать боевые самолеты, нарушителей государственной границы. Также самолеты, на которых мы четко знаем, что нет ни пассажиров, ни экипажа, а только одни террористы. Поэтому, я являюсь заложником. Допустим, идет такой самолет, который захвачен террористами, с пассажирами на борту. Если я его не собью, на меня наденут наручники, если я его собью — тоже наденут наручники. Вот такая наша законодательная база. Об этом мною было доложено и высшему руководству. Поэтому я думаю, какие-то меры будут приняты для того, чтобы ввести, может быть, на этот период наш закон. Для того, чтобы выполнить задачи с воздушным хулиганством и возможными террористическими актами, на боевое дежурство дополнительно будет поставлено более 20 истребителей-перехватчиков, типа Су-27, Миг-29, МиГ-31, также боевые вертолеты для борьбы с мало высотными и мало скоростными целями. При этом будет изменено базирование, будет организовано круглосуточное боевое дежурство руководящего состава на командных пунктах. Кроме этого дополнительно будут привлечены силы и средства Ленинградской, Ростовской армий и Уральского военного округа, которые будут на тех рубежах выполнять задачи по обеспечению безопасности и проведению всех мероприятий.

Вопрос журналиста: Скажите, пожалуйста, какие особые меры вы примените к защите неба над Москвой 9 Мая.

Ю.В.Соловьев: Ну я сказал о тех мерах, которые будут приняты. Поэтому мы должны принять все решения, чтобы не допустить или выполнить задачу до Москвы, чтобы никто не упал на Москву. Вот эти силы и средства, которые будут привлечены: истребительная авиация, зенитно-ракетные войска. И на командных пунктах будет еще находится весь руководящий состав.

Вопрос журналиста: Скажите, что будет, если вдруг так произойдет, что, например, из Шереметьево взлетел самолет и полетел не по трассе полета, предназначенной ему, а полетел на Кремль? И уже ясно и известно, что с террористами на борту.

Ю.В.Соловьев: В этой ситуации, кроме того, что мы принимаем меры по противовоздушной обороне. Принимаются меры из других силовых структур, в т. ч. ФСО, это их обязанность, не допустить, чтобы из Шереметьево, Внуково и других кто-то взлетел. Если взлетел, то для этого у нас будут дежурить истребители... Но я для себя определился, какое я решение приму. Окончательно решение, конечно, будет принимать Главнокомандующий или министр обороны, но для себя я уже определился, что я буду делать. Поэтому я не допущу до того, чтобы на Москву что-то летало.

Вопрос журналиста: Хотелось бы узнать, как защищены крупные промышленные районы и объекты?

Ю.В.Соловьев: За всю страну я ответить не могу. Центральный промышленно-экономический район, где мы выполняем боевую задачу, я сказал у нас 23 области и 3 республики. В принципе на настоящее время те силы и средства, которые у нас есть, это и разведывательная, и бомбардировочная, и штурмовая, и истребительная авиация, зенитно-ракетные войска, радиотехнические войска, — они позволяют выполнить поставленную задачу с определенной эффективностью. Поэтому наиболее сильная группировка создана именно здесь.

Вопрос журналиста: Разработка и развитие концепции космической обороны предполагает изменение статуса ваших войск? Недавно первый замминистра обороны Белоусов говорил, что в этом году на вооружение ПВО поступит наконец, многострадальная система “С-400” в количестве шести единиц, вам что-нибудь достанется от этого “пирога”?

Ю.В.Соловьев: Первое то, что концепция воздушно-космической обороны, разработана, идут научно-исследовательские разработки, работают НИИ. И в перспективе этого, вы правильно задали второй вопрос, я уже говорил, что в этом году первый полк направим на обучение для работы с этой техникой. Но когда она поступит - это тяжело сказать, это гособоронзаказ. По плану — “пирог” нам достанется. По плану в этом году, но я не уверен. Один полк мы переучим в этом году, но не перевооружим.

С.И.Рогожкин: Юрий Васильевич, вот наши знаменитые “Русские витязи” и “Стрижи” — гордость нации, наша радость, наверное и проблемы тоже. Как выглядит сейчас ситуация с этими замечательными командами?

Ю.В.Соловьев: Они находятся в строю, готовы. Они были у нас в феврале в Арабских Эмиратах, пара “Русских витязей” и “Стрижей”. Их там назвали “Русские стрижи”. Они летали вместе. Сейчас готовы выполнять в полном объеме, готовим к параду. По плану - пролет над Москвой “девятки” — пять “Русских витязей” и четыре “Стрижа”. Все идет по плану. В том числе и сегодня они отрабатывают полеты, подготовку к празднику. Кроме этого, у них в этом году много показательных выступлений за рубежом и у нас в стране. Все нормально.

Вопрос журналиста: Если “Стрижи” и “Витязи”, ну не дай Бог, с ними что-то случается над Москвой, тогда как?

Ю.В.Соловьев: Конечно, для того, чтобы выпустить их в полет над Москвой, над Кремлем, будут проведены определенные мероприятия, которые обеспечат способность авиационной техники, исключить какие-то неожиданности над Москвой. Как видите, “Витязи” и “Стрижи” — это самолеты на двух двигателях. В случае отказа одного, задача дальше выполняется без всяких проблем. Если какая-то форс-мажорная ситуация сложится, то, естественно, отклонение от Москвы, если крайний случай, то в Москва-реку.

Вопрос журналиста: Когда вы планируете полеты, неужели вы не просчитываете полетные нормы, в экстремальных ситуациях жертвы среди населения, вы это все учитываете?

Ю.В.Соловьев: Конечно, мы все это просчитываем. Почему мы, как говорится, и не допускаем полеты над Москвой воздушных такси, о которых ходили разговоры. Для того, чтобы летать, надо обеспечить безопасность, это первое и самое основное. Поэтому вот и эти пролеты над Москвой “Витязей” и “Стрижей”, они тоже связаны с риском. Исходя из этого мы их будем специально готовить и проверим на всех уровнях.

Вопрос журналиста: Ну а крайни вариант...

Ю.В.Соловьев: Летчик к этому подготовлен, что он должен не допустить падения на Москву, сделать все. Поэтому он идет на это как герой.

Вопрос журналиста: Вы не могли бы конкретно сказать, кто будет принимать решение сбивать воздушные суда или нет — вы или вышестоящие руководство.

Ю.В.Соловьев: Вышестоящие — это Главком или министр обороны.

Вопрос журналиста: Скажите то, что им лететь всего 50 секунд, за такой краткий промежуток удастся ли согласовать решение?

Ю.В.Соловьев: Как раз это тот момент, когда мне придется принимать решение.

Вопрос журналиста: Вы сказали, чтобы обеспечить безопасность в небе Москвы, в частности вы, как командующий не разрешаете летать воздушным такси и прочим. А вот дирижабли, которые собираются в интересах ГИБДД запустить в небо, — они уже имеют право на такие полеты или им еще предстоит его получить?

Ю.В.Соловьев: Им еще предстоит получить лицензию на эти полеты. Они будут согласованы именно с Генеральным штабом и с нами, для того, чтобы мы знали и могли обеспечить безопасность.

Вопрос журналиста: Предположим, будет принят закон, разрешающий сбивать воздушные суда, которые захвачены террористами, несущими угрозу Москве. В ситуации, когда предположим пилот сбился с курса или произошел сбой приборов и полетел на Москву, там нет террористов, и связь с ним не работает, какие могут быть приняты меры в этой ситуации?

Ю.В.Соловьев: В этой ситуации будет оказана помощь выхода из данной ситуации теми же истребителями, вертолетами и с наземных средств. Этот вариант уже просчитан, летчиков готовим, чтобы они могли в этой ситуации действовать.

Вопрос журналиста: Раньше говорили, что возможно вернется прежнее название военного округа. Так ли это?

Ю.В.Соловьев: В принципе, как говорится, возврата к старому нет. Но наши ветераны, и мы не будем возражать, если назовут Московский округ воздушно-космической обороной.

Вопрос журналиста: Что вы знаете об опыте других столиц, европейских государств, США — разрешено ли там сбивать самолеты, например: над Вашингтоном, Парижем, Лондоном?

Ю.В.Соловьев: Я не помню по какой программе я буквально сегодня видел, что на похоронах Папы Римского принято решение все суда, которые не заявлены — уничтожать. Это очень хороший пример для нас.

С.И.Рогожкин: Юрий Васильевич, по-моему вы поставили рекорд, за такое короткое время все вопросы исчерпались.

Ю.В.Соловьев: Как говорил Леонид Ильич: “А у меня еще три ответа.”.

С.И.Рогожкин: Дорогие друзья, я хочу от вас и от себя тоже, и от нашей газеты поздравить с наступающим праздником, днем ПВО, наших гостей, и поблагодарить Юрия Васильевича.

Ю.В.Соловьев: Я благодарен, что вы нас пригласили на эту пресс-конференцию. И в преддверии нашего профессионального праздника, кстати, в этом году официально 30 лет, когда за заслуги перед Отечеством Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1975 году узаконен праздник войск противовоздушной обороны. Поэтому хочу поздравить всех с профессиональным праздником летчиков, ракетчиков, локаторщиков, связистов. Пожелать удачи, благополучия и чистого неба. Спасибо за службу.

С.И.Рогожкин: Спасибо Юрию Васильевичу, Вячеславу Федоровичу Гусеву, Дмитрию Васильевичу Зенину, Игорю Викторовичу Румянцеву , пресс-службе ВВС. Всем спасибо и всего самого доброго.



Партнеры