Не на того напали

Буйный прокурор не дал себя в обиду

23 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 805

Судья огласила приговор и быстро вышла из зала, оставив в оцепенении три десятка человек. Тишину прорезал тихий всхлип — не сдержала слезы секретарь судебного заседания.

И тут всех как прорвало. “Позор! Как же не стыдно? Это что — правосудие?..”

Женщины зарыдали. Мужчины бросились к осужденным — трем теперь уже бывшим сотрудникам милиции, вся вина которых состояла в том, что они добросовестно выполняли свою работу... Их старались поддержать, сказать теплые слова. Но конвой тут же надел на них наручники.

“Не повезло…” — сказал кто-то вслед.

В чем не повезло? В том, что пьяным дебоширом, которого милиционеры задержали ночью во время патрулирования улиц, оказался влиятельный сотрудник прокуратуры?

22 июля 2004 года отряд ППСМ ОВД “Марьинский парк” объезжал район на служебном “вазике”. Было около полуночи.

— Возле дома №17 по улице Братиславской, — рассказывает водитель, сержант Алексей Михеев, — мы увидели человека в черных очках. Он ходил между машинами, наваливался на капоты и дергал ручки. В нашем районе угоны случаются часто, и мы подошли, чтобы проверить его документы. От него разило спиртным. Он ответил, что документов у него нет, обозвал нас клоунами и начал материться. Тогда мы попытались задержать его, но он сначала набросился на меня, сорвал погон, потом схватил за шею Фетисова.

— Когда он схватил меня за кобуру, — подключается к разговору старший лейтенант, и.о. комвзвода Бенямин Вартанян, — мы завернули ему руки за спину, надели наручники и повезли в отделение. Всю дорогу он оскорблял нас, грозился уволить. Но сейчас многие так себя ведут…

Когда пьяного сквернослова доставили в отделение, он продолжал материться и угрожать уже всему отделению. А после того как его поместили в клетку, вдруг предъявил дежурному свое служебное удостоверение. Прочитав его, дежурный остолбенел: оказалось, что его коллеги “повязали” старшего прокурора 36-го управления Генпрокуратуры РФ Александра Климака.

— Мы сразу же открыли камеру, — рассказывает работавший в ту ночь оперативный дежурный Дмитрий Ткачев, — и доложили дежурному от руководства майору Павлову. Он спустился в дежурную часть и сказал Климаку, что тот свободен. Но тот снова начал кричать, оскорблять Павлова, обзывал нас лягушками в погонах и требовал вызвать прокурорское начальство. Когда приехали прокуроры, Климак заявил, что этого так не оставит.

* * *

Прокуратура возбудила уголовное дело. Михееву, Вартаняну и Фетисову предъявили обвинение в превышении должностных полномочий и передали материалы в Люблинский суд.

В деле фигурировали показания зампрокурора Люблинской межрайонной прокуратуры Древесникова, которого вызывали в ту ночь в отделение. Коллега “потерпевшего” подтверждает, что от Климака исходил запах спиртного, а от освидетельствования он долго отказывался. Согласился же пройти экспертизу он только после разговора с зампрокурора Москвы.

Дежуривший в отделении замначальника ОВД “Марьинский парк” майор Павлов также подтвердил, что Климак был пьян и в отделении вел себя вызывающе, а также “ругался в нецензурной форме”. Да и другие сотрудники отделения дали аналогичные показания. Но Люблинский суд посчитал, что их свидетельства не являются правдивыми, т.к. милиционеры просто выгораживают коллег. Версия самих подсудимых и вовсе не принималась во внимание.

А вот Климаку суд поверил. По его версии, “в позднее вечернее время” он возвращался домой, когда, в нескольких метрах от подъезда его остановили трое сотрудников милиции. Они преградили дорогу и попросили предъявить документы. После вопроса Климака: “Какие у вас основания требовать у меня документы?” — Михеев ударил его рукой в грудь, нецензурно выругался и “высказал недовольство вопросом”. Потом Михеев толкнул Климака на припаркованную рядом автомашину и стал выкручивать руки. При этом “Михеев, Фетисов и Вартанян сопровождали свои действия избиением”. В ответ на предложение посмотреть в нагрудном кармане служебное удостоверение они вытащили деньги — 2350 или 2370 рублей — и служебное удостоверение. “Придуманная ими (милиционерами. — Авт.) версия (про машины. — Авт.) глупая, и то, в чем меня обвиняют, характерно для подростков, а не для взрослого мужчины, — утверждает прокурор. — Спиртных напитков не употреблял более месяца...”

Это — слова. А вот факт: экспертиза подтвердила факт употребления Климаком алкоголя.



* * *

Никого из милиционеров из органов, пока велось следствие и шел суд, не уволили: они продолжали работать, а их начальство надеялось, что суд во всем разберется. 30-летний Михеев, 21-летний Фетисов и 23-летний Вартанян положительно характеризуются по службе. Бенямин Вартанян за это время раскрыл шесть преступлений. Именно он несколько лет назад обезвредил “лифтера” — преступника, поджигающего лифты, которого ловила вся московская милиция и за поимку которого было объявлено вознаграждение в миллион рублей (которое он, кстати, так и не получил). В мае он готовился сдать последнюю сессию в институте МВД.

Сестра Вартаняна — старший следователь того же ОВД Жанна Вартанян — сказала:

— Все в отделении просто в шоке. Ребята все видели своими глазами и сейчас просто в растерянности: как таким парням — настоящим трудягам — можно было вынести такой несправедливый приговор!

По три года реального лишения свободы — каждому. Таков приговор Люблинского суда столицы, который вынесен в среду. Милиции показали, кто в доме хозяин.

“Все животные равны, но некоторые равнее других”. Эта цитата из романа Оруэлла идеально характеризует российскую действительность. Когда имеется в виду равенство всех перед законом, мы прекрасно понимаем, что это утверждение справедливо с большой долей допустимости.





    Партнеры