Лимит на здоровье

Андрей Сельцовский: “Мы не будем уничтожать то, что уже создано”

26 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 1049

За последние месяцы в связи с реформой здравоохранения у москвичей накопилось множество вопросов. Когда, наконец, утрясется федеральный список льготных лекарств и что ждет льготников столицы в связи с упразднением московского списка? Что будет с ценами на лекарства? Будут ли в Москве приватизироваться поликлиники? Врачи общей практики (семейные врачи) — миф это или реальность? И что будет с детскими врачами? Каково финансовое обеспечение лекарств?

На эти и другие вопросы наших читателей ответил в ходе прямой линии “МК” руководитель Департамента здравоохранения г. Москвы Андрей Петрович СЕЛЬЦОВСКИЙ.

“Система льготного лекарственного обеспечения в Москве сохранена”

— Иван Решетов, афганец. Андрей Петрович, после монетизации многие лекарства стали недоступны. Сколько сейчас в московском списке льготных лекарств?

— Московского льготного списка лекарств теперь не будет, будет только федеральный. В нем почти 2 тысячи наименований. Но в списке не оказалось лекарственных препаратов профиля гематологии и многих других, в частности, по психиатрии и т.д. Кроме того, в социальный пакет не включены изделия медицинского назначения: перевязочные средства для онкобольных, инвалидов, средства самоконтроля для диабетиков (тест-полоски, иглы, шприцы), а также костыли, трости и т.д. Свои предложения по дополнению федерального перечня лекарств и медсредств мы направили в Минздравсоцразвития РФ. К июню появится обновленный список льготных лекарств (добавится более 600 наименований), в котором будут учтены и наши пожелания.


— Здравствуйте, это москвичка Галина Ивановна (поликлиника №39). Почему импортные лекарства в льготном списке стали заменять на отечественные? Я принимала кардикет, у меня стенокардия. А теперь врачи говорят, что этого лекарства в списке нет.

— Такого не должно быть. Препарат, который вы сейчас назвали, врачи не имеют права менять. Другое дело, если его нет в списке, то должны подобрать хороший аналог.

— И еще один вопрос: у меня деформированный артроз коленных суставов, очень болят ноги. В одной телепередаче я услышала, что есть обезболивающее лекарство мовалис. А наш хирург его не выписывает, предлагает диклофенак. Но он плохо действует на желудок — у меня язва.

— Мовалис есть в списке, это я точно знаю. И на желудок он действительно мягко действует. Постараемся вам помочь.


— Алла Борисова, мать двоих детей. Слышала о врачах общей практики (семейных врачах). Они якобы должны владеть всеми медицинскими специальностями. Это как?

— Знаменитые фельдшерско-акушерские пункты были хороши для отдаленных от центров районов. Большой город фельдшеры не могут устраивать, нужны врачи. Но сегодня нам навязывают семейного врача, якобы через полгода подготовки он будет профи по всем вопросам. Не будет! Скажем, врачу-кардиологу, чтобы нормально оценить ультразвуковое исследование беременной женщины, надо долго переучиваться. Полгода не хватит. Да и при большом дефиците медицинских кадров в Москве с семейными врачами мы лишь увеличим очереди к докторам.

К созданию института семейного врача в Америке шли 15 лет! Принимали законы, просчитывали финансирование, разрабатывали стандарты лечения и обучения, делали опросы населения. И все равно от этого уже страдают. Есть проблемы с финансами и т.д.



“С 1 июня список льготных лекарств увеличится более чем на 600 наименований”

— Инвалид II группы Татьяна Алексеевна. Будут ли в апреле выдаваться лекарства по новому льготному списку и вывесят ли его в поликлиниках? У меня тяжелая форма бронхиальной астмы, а сейчас как раз для амбулаторного лечения есть большой перечень лекарств, и они бесплатны. Но врачи говорят, что нового списка еще нет.

— Мы проследим, чтобы список был вывешен. А выдавать лекарства по новому списку должны уже с 1 марта. Проверим, есть ли нужные вам препараты в вашей аптеке, и вам перезвоним.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больная осмотрена специалистами и обеспечена необходимыми препаратами”.


— Андрей Николаев, москвич. Будут ли в Москве приватизироваться поликлиники?

— Говорить о реструктуризации органов здравоохранения, в частности, о приватизации медицинских учреждений, наверное, слишком рано. Нужно это или не нужно вообще? Мое мнение: менять надо все осторожно.

В прошлом году в Москве только через стационар прошли почти 1,5 миллиона больных, а через поликлиники в 4 раза больше!


— Инвалид II группы Лидия Владимировна, москвичка, поликлиника №113. Кто составлял федеральный список бесплатных лекарств? Почему туда не включены такие важные для сердечно-сосудистых больных препараты, как кардипин XL, амиакордин, кардарон? Наверно, нужна независимая медицинская экспертиза, которая проверила бы эти списки?

— Список составляли главные специалисты Минздравсоцразвития РФ. Почему в нем не оказалось тех или иных препаратов? Возможно, включены аналоги этих препаратов нового поколения. Это во-первых. Во-вторых, при поликлиниках есть комиссии, которые могут принять решение, что лично вам показан какой-то другой препарат из этой же группы. И персонально вас обеспечить этим лекарством за счет Москвы.


— Ольга Калинова — астматик, не ходячая, поликлиника №204. Допустим, мне нужен клофелин, две упаковки, а мне дают только одну. По телефону отвечают, что в аптечном киоске при поликлинике нет вообще никаких лекарств.

— Ольга Ивановна, если вы позволите, я подошлю доктора с тем, чтобы он вас осмотрел и выписал нужные препараты.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больная осмотрена специалистами поликлиники, и ей назначена соответствующая терапия”.


— Ирина Воробьева, педиатр. Правда ли, что детских врачей больше не будет и малышей будут лечить “взрослые” доктора?

— Пока ни в каких законах, приказах не записано, что педиатрия будет упразднена. Мэр Москвы совершенно четко сказал: в Москве таких перемен не будет. И не должно быть в принципе в большом городе, где существует педиатрическая служба. Совершенно очевидно: дети болеют не так, как взрослые. Не зря же многие годы великие русские хирурги, терапевты создавали науку педиатрию. Есть своя специализация в этой работе, своя методика лечения, своя психология взаимоотношений между ребенком и врачом.


— Маргарита Васильевна, инвалид I группы, ветеран. В нашей 147-й поликлинике говорят, что теперь в киосках при поликлиниках не будет импортных лекарств. Врачи из кожной поликлиники объявили, что теперь для льготников будут отпускать только российские лекарства. А я — аллергик, новые лекарства могут вызвать нежелательную реакцию.

— Это — ложь. Значительную часть федерального льготного списка составляют импортные препараты. Другое дело, что в него не вошли устаревшие препараты, произведенные 30—40 лет назад. А новые лекарства, кстати, не всегда вызывают аллергию. Постараемся помочь вам приобрести аналоги того, что вы принимали.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больная осмотрена специалистами, назначено дополнительное обследование с целью коррекции проводимого лечения”.


— Это Ольга Сычевская из Восточного округа. Останется ли поликлиника №114 или ее закроют? Осталось всего два терапевта, а должно быть семь или восемь. Район большой, попасть к терапевту невозможно.

— Я знаю о вашей поликлинике. Сейчас туда пришел новый руководитель. Думаю, в ближайшее время проблемы будут решены.


— Добрый день, москвичка Леонова. В нашей поликлинике №33 врач не выписывает препараты, которые есть в аптеке, якобы не разрешает главврач. Пример: у меня гонартроз 4-й степени, живу только на болеутоляющих. Но без ведома главврача их не выписывают.

— Мы свяжемся с вашей поликлиникой и постараемся решить вашу проблему.

— У меня двусторонние узлы щитовидной железы. Но в аптеке якобы нет таблеток для лечения заболевания. Врач предлагает делать операцию. Но мне почти 80, какая операция?

— Ваша патология действительно чаще лечится хирургическим путем. Мы проконсультируемся с эндокринологами и попробуем вам помочь.

— И еще: почему врачи меня посылают делать анализ гормонов в другую поликлинику, где надо платить 500 рублей? Раньше делали в своей и бесплатно. Разве это справедливо?

— Несправедливо. Они не имеют права так делать. Анализы вам должны сделать бесплатно.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Вопрос лечения и обследования больной взят под контроль главврача поликлиники”.


— Головердюк Захар Федорович, инвалид войны II группы. Скажите, куда делись медикаменты, которые я все время получал в аптеке при поликлинике №79? Доктор выписал рецепт на кардуру, а в аптеке ответили, что эти лекарства не заказаны на фирме-изготовителе. Что делать?

— Мы вам перезвоним.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больной обеспечен препаратом кардура”.


— Житель Подмосковья Макарик. У меня хроническая почечная недостаточность. Первую операцию сделали в 7-й больнице, сейчас эта почка отказала и нужна повторная операция. Но у меня нет надежды на гемодиализ. Смогу ли я рассчитывать на повторную операцию?

— Конечно. Пусть ваши врачи напишут в наш адрес письмо с финансовыми гарантиями, и мы вас госпитализируем.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больному выписано направление на госпитализацию в 7-ю городскую клиническую больницу”.


— Лариса Артемова. Два года назад моему сыну сделали шунтирование. После этого ему прописали холитар, группа статинов. Он все время получал препарат. Но после выхода закона о монетизации лекарство перестали выдавать. Покупать? Но он стоит 350 рублей, в месяц нужно две упаковки. Это целое состояние для простого человека.

— В новый список, который сейчас скоррегировал Минздравсоцразвития, группа статинов введена. Через месяц они будут выписываться.



“К концу года льготная цена на лекарства может уменьшиться на 30 процентов”

— Какова сейчас ситуация с финансовым обеспечением лекарств в Москве? Выделено ли что-то из государственного бюджета?

— Региональные выплаты на московских льготников идут. Государство, наконец, выделило деньги, которые уже поступили в Москву в том количестве, в каком это необходимо. И Юрий Михайлович Лужков выделил нам 130 млн. рублей на данную программу в конце декабря 2004 года, на тот период деньги из федерального бюджета еще не поступали. Правда, есть еще программы, которые должен обеспечивать Минздравсоцразвития РФ. Но в прошлом году на эти программы нам не выделили ни денег, ни вакцин, ни инсулина. Все покупали за свои деньги. В этом году вроде бы дадут. Скорее всего, к концу этого года и льготная цена на лекарства может уменьшиться на 30 процентов. Все это, конечно, благо.


— Мой муж Кузнецов Анатолий (65 лет) — онкологический больной по гематологии, стоит на учете в 107-й поликлинике с 2000 года. Каждый месяц он сдавал кровь и получал препарат гидреа. А теперь наш районный гематолог сказала, что в перечне льготных лекарств этого препарата нет. Что делать?

— Я вам гарантирую: в течение двух дней вам позвонят и решат проблему. Ваш телефон?

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больной препаратом гидреа обеспечен”.


— С вами говорят от имени инвалида войны I группы, жертвы сталинских репрессий, отсидевшего в лагерях больше 15 лет, Гурдуса Ипполита Анатольевича. В августе ему будет 99 лет. Бог помог ему выжить даже в сталинских лагерях. Но теперь в поликлинике №116 инвалиду отказали в препарате танакан и снотворном реладорм.

— Врач не имела права отказывать вам в лекарстве. Она должна была предложить аналог, если вашего лекарства теперь нет в списке.

— Аналоги не подходят — много побочных явлений. В течение двух месяцев он пил танакан. Чтобы закончить курс, надо пропить еще месяц. И как быть со снотворным? Реладорм тоже вычеркнули из списка.

— В списке достаточное количество других снотворных. Есть очень хорошие новые отечественные. Нужно привыкать к новым препаратам. Но мы поможем вам получить те препараты, которые подходят.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “После консультации специалистов больному будет проведена коррекция лечения”.


— Виктор Сергеевич, инвалид ВОВ. Я пользовался растительным препаратом тыквеолом. Теперь в поликлинике говорят, что в новом списке его не будет, и предлагают химический. Это правда?

— Должен вас обрадовать, этот препарат будет внесен в будущую редакцию списка в начале июня.


— Калашник Валентина Петровна, инвалид II группы, поликлиника №126. У меня деформирующий артроз, но врачи отказываются лечить, говорят, что у меня нехорошая патология: удалена правая почка. Прошусь в больницу — не кладут.

— Мы постараемся госпитализировать вас в одну из ближайших к вам больниц.

ОТВЕТ ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: “Больная госпитализирована”.

P.S. “Чем надо бы сегодня еще обеспокоиться и о чем никто не пишет, — сказал в редакции после прямой линии Андрей Петрович, — так это о том, что до сих пор нет специального закона, который бы защищал и врача, и пациента, определял их взаимоотношения и степень взаимной ответственности. Без этого закона трудно улаживать многочисленные нестыковки в работе лечебных учреждений и претензии к нам пациентов. Это первое мое неприятие действий, которые сегодня производит Минздравсоцразвития РФ. А в остальном я официально заявляю: процентов на 90 все необходимые документы мы с этим министерством скоррегировали. Это касается и списка льготных лекарств, и проблем с прохождением финансов, и других актуальных вопросов здравоохранения”.


Связь предоставлена компанией “Аэроком”.





    Партнеры