Сезон охоты на “бабочек”

Ленинградка теряет статус секс-трассы

27 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 365

Еще два года назад слава Ленинградки в Химках могла поспорить со славой улиц “красных фонарей” в Антверпене, Гамбурге, Таиланде, Бангкоке. На нескольких километрах Ленинградского шоссе концентрация придорожных жриц любви была запредельной — в прайм-тайм, самое ходовое время с 21 до 23 часов, их здесь выстраивалось до тысячи! Случалось, что и пробки возникали именно из-за очередей к многочисленным “точкам” (8 днем и до 50 в вечернее время). Изгнанные из Москвы проститутки чувствовали здесь себя как в раю — клиент целенаправленно перся в Химки за продажной любовью. Милиция... закрывала глаза и стыдливо получала откат за прикрытие.

Губернатор области Борис Громов назвал тогда Химки “позорным пятном на карте Подмосковья” и наложил на проституцию табу. А новый начальник местного УВД Григорий Кулик пошел на продажных женщин войной...

Вечер пятницы. На улице Гоголя, 6, в Химках, где находится УВД, тихо...

— Собираемся возле здания администрации, — вполголоса произносит замначальника МОБ (милиции общественной безопасности) подполковник Сергей Калиниченко. — ОМОН подъедет туда же на машинах с иногородними номерами. Впрочем, информация о нашем рейде уже просочилась — звонили, спрашивали, что вы там затеваете?

Проституция — прибыльный бизнес, и те, кто им занимается, относятся к своему делу серьезно. Милицейский рейд для них — потеря времени и денег, поэтому на разведку сутенеры не скупятся. Возле УВД постоянно пасется какая-нибудь неприметная “шестерка”, из которой отслеживаются любые выезды милицейских машин. Возможно, что кто-то из своих сливает информацию... Но это лишь догадки. Тем не менее каждая серьезная облава на проституток держится в строжайшем секрете.

— План? План у меня в голове, — секретничает Калиниченко, который сегодня возглавляет операцию. — Подъедем, блокируем, заберем. А там протоколы составим, пальчики прокатаем — все увидите.

Серьезность нынешнего рейда осознается и благодаря присутствию на секретном инструктаже самого полковника Григория Кулика — его усы все проститутки с Ленинградки узнают еще за километр. Начальник УВД произносит несколько уточняющих фраз привлеченным омоновцам и своим сотрудникам в штатском — все и так все знают, не первый раз идут “на дело”.

— Сейчас у нас в Химках осталось не более шести групп, занимающихся продажей девушек легкого поведения, — Григорий Павлович произносит это не с гордостью, а с некоторой досадой. — Но ничего, и этих дожмем...

“Жмут” проституток с Ленинградки каждый день — в три смены. Утром и днем работает один экипаж, вечером — два автопатруля. Много “бабочек” не наловят, зато держат их в постоянном напряжении. Впрочем, “мало” — понятие весьма относительное, более полутора тысяч проституток изловлено и подвергнуто профотработке за последнее время. В этом году общими усилиями ГУВД Подмосковья и УВД Химкинского района проституток и сутенеров удалось вытеснить из города. Осталось несколько “точек”, одну из которых мы и едем сейчас брать.

— Так, стоят, родимые. Едем! — послушав хрипящую рацию, омоновец с погонами старшего лейтенанта поправляет маску и захлопывает дверцу “девятки” с тонированными стеклами. — Не отставать!

Машины срываются с места и мчатся по ночным улицам Химок в сторону МКАД — заезжать будем от Москвы, чтобы избежать наблюдения. Где-то по соседним переулкам едут остальные машины — номера других регионов, не засвеченные. Перед развилкой короткая остановка — одна из групп должна успеть развернуться на Ленинградке и блокировать дальний выход из подземного перехода со стороны “Гранда”. Как оказалось, предосторожность совсем не лишняя...

Дальнейшее напоминало лихой сюжет из крутого боевика. Четыре машины с визгом тормозов подлетают к автобусной остановке, расположенной возле подземного перехода. Омоновцы вываливаются еще на ходу и блокируют “точку” со всех сторон. Мы успеваем заметить только мелькающие ноги в коротких юбках — проститутки на высоких каблуках совершают спринтерский бросок в переход. Там их уже ждут.

— Одна, две... восемь... двенадцать... двадцать, двадцать одна! — пересчитывает перепуганную “добычу” сержант. — Стоять у стены, голову не опускать! Всем красиво улыбаться в камеру! — Это уже он для нас старается.

“Красотки” еще те! Мы хоть и не знатоки и не ценители и вряд ли отличим Бритни Спирс от Дженнифер Лопес, но милашками проституток никак не назовешь. Косметика — явно не от основных мировых производителей, от дешевой туши ресницы слеплены комочками и имеют потрясающий эффект взгляда “юной буренки”, яркую помаду рублей за 30 почти все девушки посъедали с нижней губы, “тоналка-штукатурка” уже начала отваливаться. Макс Фактор, наверно, застрелился бы от подобного зрелища. Одежка из Черкизова пусть и подчеркивает выпуклые достоинства “жриц”, но достоинства уж больно выпуклые и подчеркнутые. Так, очевидно, одеваются на сельских дискотеках. Водочный запашок — это спецподогрев на свежем воздухе.

Весьма подогрет спиртным и некий задержанный омоновцами господин лет сорока — по виду бывший военный. В армейских “берцах”, плотной куртке цвета хаки, из-под которой виден теплый свитер, — он явно подготовлен к ночной прохладе. Буйствует.

— Покажите ваши документы, — достаточно агрессивно требует он под стреляющими взглядами проституток. — Сопляки! Мальчишки! Вы за это ответите...

— Ты, видимо, не понял, в чем дело? — в тоне омоновца скрытое раздражение. Смущают его и журналисты за спиной. — Предъявите документы, гражданин!

“Гражданин” осмелел и еще больше разгорячился — толкнул милиционера. Да, это уже перебор... Через мгновение он уже был уткнут лицом в асфальт, наручники защелкнулись за спиной. “Оформляй сопротивление”, — слышится голос из-под маски.

— Может, это клиент или случайный прохожий? — интересуемся у милиционера.

— Может... Когда мы их брали, он давал команды проституткам, куда убегать, и пытался задержать ОМОН, — ответ расставляет по местам.

Еще один задержанный — парень лет 25. Документы отсутствуют напрочь, нет даже проездного. Нет телефона, ключей от машины. От предложения позвонить родителям или жене он настойчиво отказывается. Может, сутенер?

— Доказать невозможно, — машет рукой подполковник Калиниченко. — Хотя очень похоже. Отпустим его через три часа, как и всех остальных, но пальчики прокатаем. Эти кисы тоже испугом и штрафом отделаются.

“Кисы” успокаиваются и нервно дергаются только от вспышки фотоаппарата — процедура поимки для них явно не впервой.

— Я первый день тут, пришла работать на проценты, — Света из Липецка оказалась с самого края “живой очереди”. — Дай сигаретку, что ли...

Света она или Наташа, из Липецка или из Воронежа, понять сложно. Ее история трогательна и душещипательна, как и у всех залетных “бабочек”. Работала в палатке у азербайджанцев, обнаружилась крупная недостача — хозяева подставили, а потом пригрозили порезать. Оставила дома мать-старушку и 12-летнего сына и подалась в Москву продавать все, что у нее есть, — свое тело. Снимает квартиру на “Войковской”, работала вначале в столице, теперь переместилась в Химки. “Стоимость” свою Света-Наташа оценила в 3 тысячи рублей. 30 процентов от этой суммы ей, остальное “мамке” и сутенерам.

— Похоже, что это и есть “мамка”, — шепнул на ухо один из омоновцев, который первым выскочил на “точку”.

Похоже. Не поленившись потом залезть в Интернет поинтересоваться ценами на проституток, мы выяснили, что за названную сумму можно купить гораздо более молодое тело и найти мордашку поприличнее. И все это не на продуваемой ветрами Ленинградке, а в квартире с широким сексодромом, горячей водой и теплым туалетом. Наша Наташа тянет по сравнению с увиденным “товаром” на сумму раз в пять меньшую. Тут она блефанула круто, а может, назвала лишь десятую часть от зарплаты “мамки”? Одной снимать квартиру на “Войковской” — это долларов 400—500. Да, непроста Света-Наташа.

— Я, конечно, не спец, — скромничает подполковник Калиниченко, — но 1500 рублей здесь у проституток потолок. Может, подвыпившим клиентам, которые и разглядеть толком ничего не могут, и втюхивают этих кис подороже, но что-то я сильно сомневаюсь...

Впрочем, цена ценой, а схема работы у проституток одна. Есть “свои”, которые на этой “точке” обитают постоянно. Зимой их греют в салонах машин, бывает, что поздно ночью после “работы” и до съемной квартиры довезут, благо, что их там кучкуется до десятка. “Зарплата”, то есть процент от суммы клиента, у них половинная. А вот “процентные” — это более низкая каста. Приезжает такая киса в Химки — подходит к “мамке”: “Хочу у вас на процент поработать”. Та оценивает “жрицу” в определенную сумму и отвечает: “Становись, будешь на тридцати процентах работать”. Когда подъезжает клиент, девочек выстраивают в шеренгу — слева подороже, справа подешевле. Как раков — эти большие, но по пять... Выбрали — повезло. “Мамка” денежку забрала, с “процентной” рассчиталась, и — езжай получать удовольствие.

— Бывает, что и пропадают проститутки. И убивают их, и на несколько суток забирают для групповых утех, — рассказывает Сергей Калиниченко. — В подобных ситуациях милиция бессильна, ведь их товарки даже имени подруг порой не знают. Документов у большинства тоже нет.

Здесь у химкинского УВД и впрямь серьезная проблема. Отловить проституток — дело не столь уж и хитрое. А вот что с ними дальше делать? В связи с изменением административного и уголовно-процессуального законодательства милиция столкнулась с большими трудностями при оформлении и отправке лиц, занимающихся проституцией, в приемник-распределитель. Президентский указ №1825 от 2 ноября 1993 года “О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества” не действует. Прокуратура усматривает в действиях лица без паспорта лишь состав административного правонарушения — знаменитая в определенных кругах ч. 1 ст. 19.15 КоАП РФ.

— Все, что мы можем, — задержать проституток на срок не более трех часов, оформить протокол, подвергнуть штрафу на сумму не более 100 рублей, — сетуют в милиции Химок. — Они с радостью соглашаются со своим нарушением, обещают впредь без документов не ходить и вытаскивают из заначки сто рублей. Увещевать их — разговор в пользу бедных. Завтра опять будут демонстрировать свои ляжки проезжающим автомобилистам...

Впрочем, в администрации Химок пессимизм милиционеров до конца не разделяют и считают, что именно постоянными рейдами удастся окончательно додавить секс-индустрию в своем городе. Здесь глава района Владимир Стрельченко полностью поддерживает начальника УВД полковника Григория Кулика в его борьбе за нравственную чистоту города.

— Поехали, красавицы, — омоновцы, завершив отлов, весело запихивают проституток в два милицейских “уазика”. — Тесновато, но вам не привыкать. Это ж издержки профессии...

Дальнейшая процедура скучна и утомительна. Девицы в горотделе милиции явно хотят побыстрее пройти привычную процедуру и с готовностью подставляют пальцы для снятия отпечатков. Сегодняшний рабочий день для них прошел впустую, впрочем, некоторые спешат вернуться в три часа ночи на Ленинградку — цены под утро ниже, но хотя бы штраф отработать...




Партнеры