Маска, я тебя знаю!

Письма президенту

28 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 200

Уважаемый Владимир Владимирович!

Как беспощадна жизнь! Вот вы готовились, репетировали послание, на презентацию съехалась вся власть, но прошло два дня — и всё забыто, все заняты другим...

А может, и лучше, что забыли. Меньше будут укорять: мол, опять обещал и опять не выполнил.

Хорошо, что вы читали послание. То есть хорошо, что при этом вы глядели в бумажку и редко — в зал.

Эти люди (министры, депутаты, муфтии, митрополиты, прокуроры), когда с вами — сияют, кивают, излучают восторг от ваших слов, полное согласие с вашими мыслями, бурное желание бежать исполнять (лежать, сажать).

Попросите у телеканалов запись — ужаснетесь превращению. Холодные, скучающие лица, выражающие циничное неверие. Они, похоже, расслабились, забыли о необходимости всегда быть в маске.

Они вам иногда хлопали, но даже в эти мгновения лица некоторых оставались мертвыми. Они видели, что вы их не видите. А что мы видим их (в прямом эфире) — они забыли.

Телекамеры не раз показывали первые ряды (где самая головка), и оторопь брала — насколько одинаковые лица.

Это коллективное невольное признание — что, если есть у вашей “команды” что-то общее, то лишь лицемерие, жадность, пустота.

Пару раз они оживлялись — это когда про отмену налога на наследство и про амнистию капиталов. Но, уважаемый Владимир Владимирович, зайдите с лукошком комбикорма в любой свинарник — вы увидите: оживление будет куда сильнее. И если переводить “хрю-хрю”, то, безусловно, получится “браво”.

Иногда видишь депутата — настоящая свинья в ермолке. А ведь раньше мне казалось, что это выражение Гоголя хоть и смешное, но бессмысленное. Как это может быть, чтобы свинья и в ермолке? Увы, еще как может.

Все они потом глубокомысленно и восхищенно комментировали ваше послание, выражали всякие надежды, и что вы, мол, выразили то, о чем они давно мечтали. Но мы же знаем, что лучше один раз увидеть (лица), чем сто раз услышать слова.

Вас, конечно, учили определять по мимике и позе: заинтересован ли вербуемый? верит ли? В первых рядах, похоже, не было ни одного.

* * *

Вы зачли послание и улетели в жаркие страны. Египет, Израиль, пирамиды, Гроб Господень; и хорошо, что вас временно нет с нами. Хотя, боюсь, и там, на Святой земле, вас замучают вопросами.

Вчера суд должен был огласить приговор Ходорковскому—Лебедеву. Собралась толпа (журналисты, адвокаты, люди в штатском), а на дверях прикноплена бумажка: “Оглашение приговора переносится на 16 мая”. И никаких объяснений.

А когда тебе не дают объяснений, пытаешься понять сам.

На первый взгляд — издевательство. Суд завершился 11 апреля, и обвиняемые уже просидели две недели в ожидании приговора.

Слух распускают: мол, судья заболела. Чем же она больна, что не в силах произнести несколько фраз? Чем же она больна, что люди еще три недели должны сидеть, не зная своей судьбы?

Какая внезапная, но очень вовремя случившаяся болезнь.

Вы в послании в понедельник говорили о свободе, демократии, законности; о том, как сделать, чтобы общество перестало считать судебную систему коррупмированной; о том, что необходимо прекратить террор налоговых органов (по мне лучше бы прекратить террор всех органов). А в среду — бац! — десять лет лишения свободы.

Как бы это выглядело? Да еще в гостях, в Израиле, где прячутся партнеры Ходорковского. Представляете, какие вопросы звучали бы там, на пресс-конференции?

А ведь визит в Израиль — первый в истории наших государств. Правильно, что его решили не омрачать.

А потом — Первомай, шашлыки и гулянье. Ну и зачем его омрачать?

А потом — 60-летие Победы. Уж этот праздник омрачать точно не стоит. Съедутся Буши, Шираки, зачем давать им повод для неприятных разговоров.

И ладно бы — важные гости. Но неизвестно, одобряют ли наши ветераны расправу с Ходорковским? Может, одобряют, а может, уже и нет.

Когда арестовали Ходорковского — очень одобряли. Верили, что это поворот политики лицом к народу. Но за два года убедились, что это не политика, а совсем другие счеты. Ибо посадили только ЮКОС, а не десять—двадцать крупных олигархов.

А главное, денежки от уничтожения не достались людям. Власть заявила: “государство вернуло себе свою собственность”. Люди решили, что жить станет лучше. А вместо прибавки у них льготы отняли. Всё вместе ощутилось как большой обман.

* * *

Уважаемый Владимир Владимирович, когда вы читали послание о свободе и демократии, вы, наверное, даже не думали, что в среду — приговор на 10 лет. А потом кто-то спохватился: не стыкуется!

Ведь если после ваших слов о свободе суд влепит лишение свободы — приговор окажется главнее послания. Приговор окажется настоящим посланием. А послание превратится в декорацию, обветшавшую в два дня (как в страшных сказках).

А так — погуляем 1 мая, погуляем 9 мая — нагуляемся, про послание никто и не вспомнит...

Оптимисты связывают перенос оглашения с “переписыванием в духе послания”. Мол, уже готовый приговор срочно смягчают, чтоб соответствовал.

Но почему-то кажется, будто эта пауза — внезапная, очень неестественная, будто кто-то зажал себе рот и нос, — взята, чтобы развеялся дух послания.

Не знаю, как это повежливее сказать, но ведь бывают случаи, когда чуешь, что необходимо проветрить помещение.




Партнеры