Законы Третьего рейха

Свидетелями по делу Романова стали те, кто его задерживал

29 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 278

“МК” нанял одного из лучших белорусских адвокатов, Павла Сопелко, который в настоящее время добивается свидания с нашим журналистом. Пока у нас была только возможность ознакомиться с делом. На этот момент адвокату стало известно, что Михаила обвинили по статье “Участие в несанкционированном митинге”.


Все обвинения строятся на показаниях омоновца Боровского П.Е., который сам и задерживал нашего журналиста. Романов пытался объяснить бойцам ОМОНа, что находится в служебной командировке от газеты, но никого это не волновало. Свою вину Михаил на суде не признал. За все за это его наказали 8 сутками ареста. По мнению адвоката, мера пресечения избрана неоправданно жесткая. Однако, как сообщил корреспонденту “МК” Павел Сопелко, по здешним законам Михаилу придется пробыть в камере, увы, все 8 суток. Дело в том, что по таким делам судебные заседания проходят по упрощенной схеме. Судья, секретарь, свидетели (как правило, сами омоновцы) и обвиняемый — точнее, таких, как Миша, официально называют “лицо, привлекаемое к административной ответственности”. Суд длится минут пятнадцать, а затем судья выносит приговор, в котором последний пункт гласит: “Постановление является окончательным и обжалованию не подлежит”.

Вообще, белорусские законы, мягко говоря, весьма оригинальны. Например, в законе о проведении массовых мероприятий, который якобы нарушил Миша, указывается, что собираться группами из нескольких человек в общественных местах запрещено. Представляете, вы стоите на остановке, ждете автобуса, рядом еще парочка таких же ожидающих — и уже только этим вы нарушили закон, стали, можно сказать, “участником несанкционированного митинга”! В Минске известен уникальный случай, когда привлекли к ответственности депутата, который у себя дома собрал большую компанию. Депутата осудили за нарушение все того же закона, и ему пришлось заплатить штраф.

Законодательная база прописана так, что дает право без оглядки штрафовать, арестовывать и сажать за решетку любого. Местные правозащитники реагируют на это так: “В Третьем рейхе тоже были законы…”

Сейчас мы добиваемся встречи с Михаилом. Разрешение на это дает администрация спецприемника на Окрестина.




    Партнеры