Хорошая мина президента

Учительница Путина: “Я ему двоек не ставила. Прощала”

30 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 691

Не только интересы государственной важности привели Владимира Путина в Израиль. Вечером в четверг стала известна еще одна — тайная — причина, по которой президент прибыл в Иерусалим: это встреча с любимой школьной учительницей немецкого языка Миной Моисеевной Юдицкой. Ученик и учитель не виделись более сорока лет.

Произошла памятная встреча во время общения с ветеранами войны — бывшими советскими гражданами, перебравшимися в Израиль. Ветеранов принимали в гостинице, где остановился Путин, — “Давид Цитадель”. Среди них, исключительно мужчин, незаметно присела милая женщина. Это была бывшая учительница ВВП, покинувшая Родину 32 года назад. У Мины Моисеевны будущий гарант обучался в старших классах. “Хороший был мальчик, скромный, сдержанный. На уроках не шалил и не острил, — рассказала “МК” педагог. — Школа, где он учился, была с химическим уклоном. Там все дети относились к учебе серьезно”.

— И что, неужели Вова Путин никогда не приходил на урок, не выучив домашнее задание?

— Приходил. И в этих случаях вежливо говорил: “Извините, я был на соревнованиях”. Вы же знаете, что он спортсмен.

— Но вы же все равно, наверное, ставили ему “двойки”?

Мина Моисеевна предпочла сказать, что “двоек” не ставила. Прощала ВВП.

— Что бы вы хотели сказать президенту?

— Хочу спросить: “Ты узнаешь меня?”

Женщина сомневалась, что бывший ученик знает о ее присутствии, хотя сомневаться не приходилось — педагога пригласило на встречу российское консульство, в списках присутствующих никогда не воевавшая Мина Юдицкая значилась как участник Великой Отечественной войны.

Вошедший Путин пожал руки ветеранам, а Мину Моисеевну невозмутимо поцеловал. Ни один мускул не дрогнул на президентском лице. Он сделал вид, что с этой женщиной его не связывает ничего. Учительницу даже стало жаль — она ведь решила, что Путин ее не узнал.

Президент тем временем, оглядев присутствующих, восхищенно произнес: “Как много наград на ваших...” дальше должно было неизбежно прозвучать “грудях”. Но Путин вдруг замолчал. “Груди”, — подумав, завершил предложение гарант. И продолжил: “Сейчас только был в мемориальном комплексе, посмотрел, как много делается в Израиле для сохранения памяти о жертвах. Когда это собрано воедино, без слез невозможно смотреть”. Путин прерывисто вздохнул. Казалось, он и впрямь готов зарыдать.

“Мы являемся частью 600 тысяч сыновей и дочерей Израиля, — взял ответное слово Авраам Коэн — председатель израильского союза воинов и партизан — инвалидов войны с нацистами. — У нас есть две Родины-матери. Первая — которая нас родила и на защиту которой мы шли. И вторая — которая нас звала, и мы пришли, чтобы погладить ее седую голову”.

Долго говорил Авраам Коэн. И как-то незаметно перешел с Путиным на “ты”: “Владимир Владимирович, мы тебя благодарим, что ты приехал к нам”. По случаю приезда президент получил от ветеранов медаль к 60-летию Победы. Вручение проходило со словами: “Награждается Путин Владимир Владимирович, друг ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны”. Господин Коэн отдал товарищам команду: “Приколите медаль!”. Но никто не решался брать на себя ответственную миссию. “Рапопорт и Шуб! — не успокаивался ветеран. — Где вы там? Идите сюда!” Рапопорт и Шуб подошли и сделали все, о чем просил их друг Авраам. Но на этом подарки не закончились. Господин Коэн с заговорщическим видом сообщил, что хочет вручить Путину “еще одну маленькую вещь”: “Я слышал твое интервью, когда ты говорил, что помнишь нашу первую встречу (с некоторыми из ветеранов Путин встречался, когда работал в мэрии Санкт-Петербурга. — Н.Г.). И вот тебе альбом с нашими фотографиями”. “Вообще-то я стараюсь не принимать подарки. Но это же не государственная награда. Это солдатская медаль”, — казалось, оправдывался сам перед собой президент

“Мужики, сюда!” — скомандовал Авраам Коэн, и ветераны, сгруппировавшись, сфотографировались с ВВП.

Наверное, учительница президента все это время чувствовала себя обделенной. А зря. После встречи с ветеранами ее пригласили на личное рандеву с бывшим учеником. Назад Мина Моисеевна вышла через полчаса. “Я не могу говорить. Я пьяна от радости”, — в ответ на мои расспросы произнесла она. Женщину основательно покачивало. Прошло несколько минут, прежде чем она нашла в себе силы говорить. “Я рассказала Владимиру Владимировичу о своей жизни, подарила фотографии. А он мне много рассказывал о себе. Вспомнил, какой я была учительницей — строгой, но справедливой. А по ходу разговора Владимир Владимирович вдруг вспомнил, что сегодня его дочери исполняется 20 лет. И тут же ей позвонил”.

Вчера Путин отправился в последнюю точку своего ближневосточного маршрута — Палестину. Весть о прибытии ВВП здесь к этому времени разнеслась широко. У ворот резиденции палестинского главы Махмуда Аббаса гаранта поджидала делегация русских жен арабских мужчин. Женщины хотели поведать президенту, что они забыты родиной и не могут выехать из Палестины, чтобы повидать своих родных. “И здесь русские!”, “Путин, услышь нас!” — гласили их плакаты. Тут же толпились их детишки. А один мальчуган лет пяти, взобравшись на забор, вскричал по-русски: “Я Путина вижу!”. Но Путина он не видел. Президент был в пути.

“Десять лет назад я познакомилась со своим мужем, который учился в Москве, и приехала жить сюда. Одного ребенка мы родили еще в Москве, остальные трое появились здесь”, — Полина Сахвейр (в девичестве Ибрагимова) привела с собой троих своих дочерей. Самой младшей, по имени Ольга-Рамия, всего четыре месяца. Ради встречи с Путиным Полина обернула вокруг головки дочери бумажный триколор. Кроха была совершенно квелая от жары, а мама повествовала про свою тяжелую жизнь. “Мой паспорт просрочен, и я не могу выехать отсюда. А если выеду, то меня не пустят назад. Я даже не смогу забрать своих детей — по местным законам они принадлежат мужу”. Из Палестины женщина, как, впрочем, и все ее товарки, не выезжала никогда. А русских женщин в стране, говорит Полина, около 600 человек. “Путин Палестину, конечно, не забывает, — успокаивая захныкавшего младенца, говорит мать. — Вот и танки подарил. Но мы-то забыты всеми. Нам хочется попросить у президента паспорта. И русскую литературу, газеты. Огромное желание их почитать!”

Вскоре прибыл Владимир Путин. Возложил венки к могиле Ясира Арафата, расположенной тут же, на территории резиденции, в здании из бетона и стекла. Несколько секунд смотрел на последнее прибежище покойного лидера Палестины, убранное венками и многочисленными портретами Арафата, среди которых виднелась памятная лента с надписью “От секретаря Совета Безопасности РФ”, и отправился на переговоры с Махмудом Аббасом. Возле русских женщин кортеж президента не остановился.


ЗВОНОК В ПЕТЕРБУРГ

С тех пор как Мина Моисеевна Юдицкая преподавала в 281-й школе Ленинграда немецкий язык, сменили название и город, и район, где находится школа: вместо Ленинского он стал Адмиралтейским.

— Зато школа сохранила специализацию: у нас сильный химический уклон, — рассказывает заместитель директора Татьяна Юрьевна Коршунова. — Помнит ли кто-то Мину Моисеевну? В январе мы проводили на пенсию учительницу истории и обществоведения Тамару Зиновьевну Стельмахову, которая тоже преподавала юному Володе Путину. Надо спросить учительницу биологии Елену Леонардовну, только она работала еще в 70-е.

Елена Леонардовна Егорова припомнила Мину Моисеевну: “Милая женщина, хороший человек. А вот суть ее методы не помню: много лет прошло”.




    Партнеры