Абсурд в реальном исчислений

Что больше всего сегодня волнует людей?

30 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 465

Больше всего людей волнует уровень собственного благосостояния. Если конкретнее, то их волнует рост цен, отмена льгот, повышение стоимости жилищно-коммунальных услуг, нищенский размер будущей либо уже имеющейся пенсии, медицинское обслуживание, которое, видимо, станет платным, и учеба в школах и вузах, за которую тоже надо будет платить, неизвестно сколько.

Именно об этом и должен был говорить президент в своем Послании Федеральному собранию.

Но именно об этом он не сказал ни слова. Проигнорировал и монетизацию, и реформу ЖКХ, и бесплатные лекарства, и все то, что у его подданных вызывает нервную дрожь.

Почему? Очевидно, потому, что перед лицом государственных задач эти проблемы — мелкие и мелочные. А еще потому, что люди у нас всегда чем-то недовольны. Надо просто не обращать внимания на их всхлипы, они и замолкнут.

А чтоб не дулись, вот вам подарочек: президент велел в ближайшие три года повысить зарплаты госслужащим в реальном исчислении в полтора раза.

В целых полтора раза! С ума сойти можно от счастья.

Учителя и врачи сейчас получают по три-четыре тысячи, а в регионах и того меньше. Неизвестно, какое через три года будет “реальное исчисление”, поэтому давайте представим, что им прямо сегодня повысят в полтора раза зарплаты. Не четыре тысячи будет, а шесть.

Что изменится? Да ничего. Чаще колбасу будут кушать — вот и все.

Чтоб из состояния крайней бедности они поднялись на более-менее сносный уровень благосостояния, им надо раз в десять повысить зарплату. А полтора раза через три года — это больше похоже на издевательство, чем на благодеяние. Нашли, чем обрадовать.

* * *

Нынешнее Послание — какое-то странное. Радикальное повышение заработков госслужащих в полтора раза — далеко не единственный момент, который вызывает ощущение неадекватности. В Послании встречаются замечания и тезисы, от которых веет откровенным абсурдом.

К примеру, в начале выступления Путин вспоминает испытания, через которые пришлось пройти стране за последние десятилетия, и, говоря о войне в Чечне, называет ее “террористической интервенцией и последовавшей хасавюртовской капитуляцией”.

Но что он подразумевает под “террористической интервенцией”?

Если бы речь шла о второй войне, начавшейся в 99-м году из-за того, что боевики Басаева устроили интервенцию в Дагестан, — тогда было бы ясно. Боевики — террористы, они же интервенты. Все сходится.

Но хасавюртовской капитуляцией завершилась не вторая война, а первая, начавшаяся в 1994 году. Следовательно, именно ее Путин называет “террористической интервенцией”. Однако в 94-м чеченские боевики никуда не вторгались. Они, напротив, находились в своей Чеченской Республике и подчинялись всенародно избранному президенту Дудаеву. Если кто куда и вторгался, так это только федеральные войска, вошедшие в Чечню 11 декабря тремя колоннами — с севера, востока и запада.

Да, это было похоже на интервенцию. Здесь с Путиным трудно не согласиться.

Но, товарищи дорогие, при чем же здесь “террористическая”? Это кто же тогда террористы, а?

* * *

Очень трогательно выглядит забота президента о средствах массовой информации, которые мы освободили “от олигархической цензуры”, но не защитили “от нездорового рвения отдельных начальников”.

Если бы не Администрация Президента самолично проявляла “нездоровое рвение”, можно было бы разрыдаться от благодарности к Путину за его пристальное внимание к свободе слова.

Ну правильно, давно уже пора обеспечить право граждан на объективную информацию! А то сплошной Путин на телеэкране да “Единая Россия”, а больше — никого и ничего. Хватит, надоели уже…

Другой замечательный по абсурдности пункт Послания касается борьбы с чиновничьим беспределом: “В наши планы не входит передача страны в распоряжение неэффективной коррумпированной бюрократии”.

Справедливые слова, и как вовремя сказаны! Эффективной и некоррумпированной бюрократии у нас днем с огнем не найдешь, и если президент заметил это обстоятельство, честь ему и хвала.

Правда, он не разъяснил, каким способом мы вынудим бюрократию изжить в себе воровские наклонности, замкнутость и надменность. Ведь дело это непростое. Кто конкретно будет изживать в чиновниках коррумпированность, если она приобрела повальный характер и захватила милицию, ФСБ, прокуратуру и суды? Где служит этот герой?

Впрочем, судя по заключительным фразам Послания, президент полагает, что “коррумпированность чиновничества и рост преступности являются одним из следствий дефицита доверия и моральной силы в нашем обществе”.

Мало мы доверяем чиновникам — вот в чем дело. Нужно доверять больше…

* * *

Все это — слова. Хорошие, правильные слова, с которыми все согласны.

Но когда библиотекарша с учительницей говорят правильные слова о том, что по телеку смотреть нечего, а кругом взяточники и порядочность совсем не ценится — это нормально. А когда президент то же самое говорит — это звучит как абсурд. Потому что телевидение работает так, как хочет президентская администрация, а надменных и коррумпированных чиновников президент сам назначает и сам продлевает им полномочия. И все мы прекрасно видим, что и откуда идет.

Так зачем же он произносит пустые слова?

Он не для нас их произносит. Послание-2005 адресовано не столько Федеральному собранию и гражданам России, сколько зарубежным гостям, которые прибудут в Москву на празднование 9 Мая.

Незыблемость прав частной собственности и легализация капиталов, нажитых в период приватизации. Борьба с коррупцией и освобождение СМИ от государственной цензуры. Равные права партий в Думе и парламентские расследования. Создание благоприятного климата для инвесторов и то, что Россия сама будет решать, “каким образом — с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики — можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии”.

Все это сказано не для нас, а для них. Это сигналы и “месседжи”, списанные у российских либералов и предназначенные зарубежным партнерам и противникам России Путина. Им даются упреждающие сигналы, чтоб, приехав в Москву, они не поднимали неприятные темы.

Вынесение приговора Ходорковскому, назначенное на минувшую среду, отложено до 16 мая ради той же цели.

Путин будет находиться с визитом в Израиле, а Ходорковского в это время в Москве приговорят к длительному тюремному заключению? И Путину придется в Израиле отвечать на неприятные вопросы? А потом еще 9 мая лидеры западных стран будут выказывать ему свое неудовольствие? Ну уж нет. На фиг. Отложим Ходорковского на после праздников. Не будем портить себе аншлаг.

* * *

Все-таки непонятно, почему такое огромное значение придается мнению Запада. Если власти уверены в своей правоте и Ходорковский — действительно преступник, тогда чего они мнутся?

Виновен — значит, сажайте его. И нечего оглядываться: что скажут те, что скажут эти? Подобное поведение, наоборот, говорит о неуверенности. О том, что дело ЮКОСа — далеко не однозначное, поэтому власть избегает вопросов, связанных с наказанием Ходорковского. Знает собака, чье мясо съела, — вот как это выглядит…

Пора заканчивать заискивать перед Западом. Без конца оглядываться: как там, довольны нами? Не надо ли послать разъясняющий сигнал?

Мы должны ориентироваться на себя и свои интересы, а не на чужое мнение.

Невозможно представить, чтоб американский суд откладывал вынесение приговора из политических соображений. Невозможно представить, чтоб Буш обратился к конгрессу США с абсурдным посланием, адресованным Кремлю. Американские власти и думать не думают, какое там они произведут впечатление на Россию своими решениями и выступлениями!

…Впрочем, здесь мы как раз сходимся. Российские власти тоже думать не думают, какое они произведут впечатление на Россию.




Партнеры