Красные полезли на стену

Первомайские шествия закончились стычкой с милицией

3 мая 2005 в 00:00, просмотров: 287

Первомайские шествия прошли в Москве в воскресенье. В центре столицы отметились профсоюзы, КПРФ и “Родина”. Самым насыщенным Первомай получился у членов Авангарда красной молодежи (АКМ). Несколько активистов во время шествия демонстративно сожгли портрет Путина, после чего случилась драка со стражами порядка, и шесть человек забрали в милицию. Однако группа поддержки “пострадавших” устроила митинг возле Генпрокуратуры, перегородив дорогу, и вытребовала, чтобы их товарищей выпустили на волю.


Пострадавшие среди членов АКМ появились еще за два дня до праздника. Около десяти вечера 29 апреля неизвестные избили лидера АКМ Сергея Удальцова. “Я возвращался домой, на улицу Затонную. Вдруг человек, который шел наискосок от меня, резко повернулся и ударил меня кулаком в лицо, — рассказал “МК” Сергей. — Сбоку и сзади подбежали еще трое. Сбили меня с ног. Один держал за ноги, чтобы я не отбивался, остальные били руками и ногами — в основном по лицу. Все это они делали молча”. “Экзекуция” длилась пару минут, как вдруг в нескольких сотнях метров от места избиения показалась группа людей. Нападавшие предпочли убежать.

Лидер АКМ считает, что нападение не было делом рук случайных хулиганов: нападавшие даже не пытались посмотреть, можно ли у него чем-то поживиться. “Допускаю, что за всем этим могут стоять либо движение “Идущие вместе” — когда они проводили митинг возле Большого театра против постановки сорокинских “Детей Розенталя”, наши ребята их разогнали, — либо движение “Наши”. А впрочем, это одна и та же структура (и “Идущих”, и “Наших” возглавляет один и тот же человек — Василий Якеменко. — Н.Г.). “Наши” к тому же внесли АКМ в число врагов Путина, а мне по телефону периодически поступали анонимные угрозы — дескать, мы с вами еще разберемся…”

1 мая начиналось мирно. На Тверской площади состоялся митинг профсоюзов, на котором с критикой правительства и Госдумы выступил Юрий Лужков. Касаясь правительственных реформ, столичный градоначальник заявил: “Результат есть, а счастья нет, поскольку намерения кабинета министров при послушном отношении со стороны Государственной думы являются опасными для общества”. На Театральной площади гремел Геннадий Зюганов. Компанию коммунистам в этот раз составила “Родина” во главе с Дмитрием Рогозиным...

Пока суд да дело, несколько активистов АКМ, захватившие на митинг портрет президента, на глазах у присутствующих сожгли его. После митинга их ждало возмездие: стражи порядка, остановив леворадикальную молодежь, потребовали, чтобы им выдали этих людей. Однако ничего подобного АКМовцы делать не собирались. Они обратились за поддержкой к... ветеранам и старикам. И пожилые люди заступились за молодежь. Началась драка. “Милиция била всех, кто попадался под руку. Доставалось и ветеранам”, — утверждает Удальцов. Шестерых активистов АКМ задержали. Толпа, правда, пыталась перегородить дорогу автобусу, куда усадили молодежь. Но автобус прорвался.

“Я предложил идти к Генпрокуратуре и пикетировать ее до тех пор, пока наших не освободят, — повествует Удальцов. — Человек триста откликнулись на мой призыв”. Возле ведомства Устинова перегородили дорогу — поставили поперек шоссе металлические ограждения, связали их между собой, а кое-кто из молодых людей взобрался на забор Генпрокуратуры и начал размахивать флагами АКМ. Спустя время к месту происшествия прибыли пять автобусов с ОМОНом, а также представители ГУВД Москвы. После полуторачасовых переговоров митингующим сообщили, что их товарищи отпущены на волю. Некоторым их них, по словам лидера АКМ, пытались инкриминировать “оскорбление должностного лица” (непонятно, правда, какого — Путина или милиционеров), но в итоге трех человек отпустили просто так, а еще троим вменили мелкое хулиганство. Если точнее — нецензурную брань.


МЕЖДУ ТЕМ

В майских шествиях приняли участие 1 220 000 человек в 819 городах России. Наибольшее число митингующих было в Южном федеральном округе — 384,6 тыс., а наименьшее — в Дальневосточном: чуть более 95 тыс. человек. Среди городов уверенно лидировали Пермь и Якутск. В них, соответственно, приняли участие 90 тыс. и 81 тыс. человек. В Санкт-Петербурге и Соликамске первомайские манифестации собрали по 25 тыс. человек, в Екатеринбурге, Курске и Лысьве — по 20 тыс. человек. Самые бурные митинги прошли в Санкт-Петербурге: там митингующие заполонили весь Невский проспект, а ОМОНу пришлось применить силу, чтобы угомонить нацболов. Тем не менее национал-большевикам удалось прорваться на Дворцовую площадь. В Ростове-на–Дону местные коммунисты решили совместить приятное с полезным: наряду с экономическими лозунгами типа “Нет реформе ЖКХ!” были и политические, требующие отставки губернатора Владимира Чуба. Более того, ростовские коммунисты спелись с националистами: когда молодых парней-нацболов решил скрутить ОМОН, на выручку “бритоголовым” кинулись бабули с партийными значками. А пензенским “красным” пришлось выдержать накануне шествия целое сражение. Городская мэрия решила, что в день Пасхи всякие демонстрации не должны мешать народу гулять по центральным улицам. Но коммунисты вышли на бой с “религиозными предрассудками” и добились права — пройти шествием по улицам города. Правда, раненько утром.




Партнеры