Музыка для победителей

Валерий Гергиев открывает Рахманинова

4 мая 2005 в 00:00, просмотров: 393

1 мая в Московском международном доме музыки открылся Пасхальный фестиваль. По традиции концерт начался с благословения Алексия Второго, зачитанного епископом Дмитровским о. Александром. Как и светские патроны фестиваля в лице Юрия Лужкова и Михаила Швыдкого, Патриарх отметил, что нынешний музыкальный форум посвящен юбилею Великой Победы.


Но для художественного руководителя фестиваля Валерия Гергиева не менее важна чисто художественная особенность Четвертого фестиваля: его главным героем на этот раз стал Сергей Рахманинов. Впервые в России, а может быть и в мире, прозвучит полностью цикл из трех рахманиновских симфоний, первая из которых была исполнена на открытии.

Это сочинение, почти не исполняемое, сыграло роковую роль в судьбе самого Рахманинова. Оно было освистано на премьере, после чего композитор впал в депрессию, почти три года не прикасался к нотной бумаге и даже был вынужден обратиться к услугам психиатров. Симфония обрела негативный шлейф, который Валерий Гергиев и оркестр Мариинского театра буквально сорвали на концерте в Доме музыки. Для многих слушателей эта музыка стала настоящим открытием. Симфония оказалось очень красивой, сильной, грустной и совершенно рахманиновской по стилю.

В программе Четвертого фестиваля весьма широко представлен Бетховен, героика которого хорошо сочетается с патриотическим победным духом. Заявка на исполнение всех нечетных симфоний Бетховена изначально интриговала публику, так как ранее оркестр Гергиева в трактовках этого композитора замечен не был. Но маэстро любит смелые эксперименты, один из которых он и провел в Большом зале консерватории, где прозвучали Первая и Третья симфонии венского классика. Интерпретация показалась несколько спонтанной — будто дирижерская концепция складывалась непосредственно в процессе исполнения.

Бетховенскую программу концерта “разбавило” пафосное произведение Берлиоза “Смерть Клеопатры”, которое очень эффектно спела Ольга Бородина. Это сочинение, как и Первая симфония — для Рахманинова, было для Берлиоза больным местом: он писал его для получения Римской премии, однако удостоен ее не был. И хотя оркестру “Смерть” тоже удалась на славу, Гергиев не поддался бурлящему от восторга залу и не одарил публику обычными “бисами”.





Партнеры