Закон ест закон

В Москве до сих пор действуют правовые нормы начала прошлого века. Просто об этом мало кто знает

6 мая 2005 в 00:00, просмотров: 505

Это в тайге один закон — медведь, а в Москве — тысячи. И в них сам черт голову сломит...

Мужчинам штата Айдахо законодательство запрещает ловить рыбу со спины верблюда. В Западной Вирджинии нельзя спать в поезде, в Алабаме — играть в домино по воскресеньям. Мы смеемся над дотошными американцами, а сами — что, лучше?

Хотя наши законы и не такие подробные, некоторые их нормы вызывают, мягко говоря, смех. Особенно из законов начала прошлого века, которые, как выяснил обозреватель “МК”, имеют силу и сейчас.

Не кидайте камни в поезда!

Как разобраться в московских законах? Ста граммов тут уж точно не хватит. Когда-то в СССР мечтали создать полный законодательный свод, но не успели — Союз развалился. Идею воплотили на практике в Москве. В 1998 году мэр поручил чиновникам прошерстить все акты, принятые в городе еще с революции. Чтобы понять, какой колоссальный труд проведен за эти годы, достаточно такого примера.

— Только перечень документов, которые мы должны были проштудировать, занимал три тома по 700 листов формата А4, — говорит член рабочей группы, депутат МГД Александр Крутов.

Первый, самый трудоемкий этап — по систематизации — завершен. Законы распределили в 16 томов по темам: статус Москвы, органы госвласти, труд, социалка, культура, жилье... Так родилось Собрание действующего законодательства Москвы, которое пока издано тиражом в 1000 экземпляров. Законы помещены в папки со сменными блоками: по мере их изменения или отмены подписчики сами будут вынимать утратившие силу странички. Следующим (видимо, еще более долгим) этапом станет отмена всех не вошедших в собрание законов как недействующих. Ну а завершится дело презентацией электронной версии собрания.

— В процессе работы мы поняли, что многие правовые акты забываются, хотя их до сих пор никто не отменял, — говорит глава Центра законотворчества Москвы Надежда Илькина. — А иногда их содержание пересекается с современными законами.

Яркий пример — тот самый скандальный закон Мосгордумы, запрещающий детям до 14 лет ходить после десяти вечера по барам и казино без взрослых. Мы-то думали, что эта непопулярная мера вызвана современной криминальной обстановкой. Дудки! Депутаты МГД нервно курят по сравнению с их предшественниками из Моссовета, которые еще в 1944 году запретили детям до 16 лет ходить в кино, театры и на зрелищные мероприятия после... 20 часов. А после 22.00 они не могли даже просто появиться на улице без взрослого. Да и вообще, раньше воспитанию подрастающего поколения уделялось много внимания.

Так, в старых (но действующих до сих пор!) правилах поведения детей в общественных местах и на улицах Москвы говорится, что в дни учебных занятий дети имеют право ходить в кино только под ручку с педагогом или пионервожатым. При этом продавать билеты детям в будние дни запрещено. Кроме того, им нельзя кататься на подножках трамваев и на санках по тротуарам. Последующие правила поведения (от 1951 года) запрещают продавать детям сигареты и спиртное (штраф при этом должны заплатить родители). Кстати, это единственный найденный мною акт первой половины XX века, где сохранился действующий штраф — 200 рублей. Не правда ли, он актуален и по сей день?

Коррективы в “детские” правила внесли в 1983 году, разрешив детям до 16 гулять без взрослых до 21.00 зимой и до 22.00 летом и запретив: рвать цветы с газонов, портить железнодорожное и авиаоборудование, бросать камни в поезда, играть в карты, громко петь, “допускать выкрики, унижающие достоинство организаторов спортивных мероприятий и оскорбляющие общественную нравственность”. А на велосипеды наложено табу для тех, кому еще не стукнуло 14.

СЭС уполномочен отменить

До сих пор действует постановление исполкома 1933 года, запрещающее строить конные объекты более чем на пять лошадей ближе, чем на 50 метров от школ. Почему? Да потому, что лошади, извините, ржут и мешают детям учиться. А вот в правилах содержания складов ветоши от 1940 года предлагается собирать ее “не иначе как в плотные, не имеющие дыр мешки, которые нужно не реже раза в декаду мыть в горячей воде со щелоком”. Интересно и примечание: “Сбор утиля в кули и рогожи не разрешается!” В том же 1940-м утвердили и правила сбора, хранения и перевозки пищевых отбросов для откорма животных. Оказывается, “жидкие помои для животных нужно помещать в железные баки или деревянные кадки”, а хранить их можно не больше суток. Правда, “труднозагнивающие” ТБО можно хранить больше суток “при условии отсутствия дурного запаха и полной изоляции от мух”. Работники складов, где хранятся отбросы, должны мыться в бане не реже раза в декаду (!) и справлять свои нужды со всеми удобствами из расчета 1 “очко” на 20 душ.

В постановлении о порядке содержания мелких кондитерских (коих сейчас в столице в изобилии) за 1933 год упоминается, что в теплое время года их форточки должны быть закрыты сетками, непроницаемыми для мух, а медная посуда тщательно вылужена. И если сейчас конкурент захочет сжить со свету какого-нибудь пирожных дел мастера, то запросто может подать на него в суд за несоблюдение правил санитарии.

Таким же макаром легко разорить и владельца парикмахерской: если цирюльники обслуживают грязнуль, пьяных или “лиц с сыпью”. Или — еще круче — если в парикмахерской не висит Решение исполкома от 1953 года, где все это написано.

Но даже это — цветочки по сравнению с решением исполкома Моссовета послевоенных времен, по которому можно оштрафовать практически всех московских торгашей. Они небось и не в курсе, что имеют право продавать уксусную эссенцию лишь в треугольных бутылках, а жидкий каустик — исключительно в прямоугольных. А на основании еще одного положения тех времен — о саннадзоре за качеством пищевых продуктов — СЭС может пересмотреть содержание надписей и изображений на упаковках товаров.

— Штрафы за нарушение правил санитарии предусмотрены Кодексом об административных правонарушениях, — говорит Крутов. — Поэтому к старым запретам применяются нынешние меры ответственности.

Каждому — по плевательнице

Следующий нормативный акт будет интересен пенсионерам и инвалидам I и II групп. Монетизационный закон №122 отдыхает: льготы, установленные в 1957 году решением исполкома Моссовета, оказывается, никто не отменял. А это — бесплатный вход во все городские и районные парки по пенсионным удостоверениям. Правда, если вы надумаете посетить в парке тир, имейте в виду, что взрослым стрелять одновременно с детьми запрещено. А пьяным нельзя стрелять вообще — так написано в Положении о порядке устройства тиров (1953 год). Не отменил 122-й закон и льготы на пользование коммунальными банями. Право на 50%-ную оплату стоимости билета до сих пор имеют дети 7—12 лет — на основании решения исполкома Моссовета от 1957 года. Правда, с некоторыми оговорками: “Льготные тарифы не применяются в высших разрядах и номерах бань”. Кроме того, нужно иметь в виду, что еще в 1953 году в московских банях запретили “мазать тело мазями и настойками”, класть на сиденья мокрые мочалки и (о ужас!) курить в парильных.

Дежурные по станциям метрополитена, возможно, и не знают, что с 1966 года им положен дополнительный отпуск в шесть рабочих дней. А Положение “О порядке вызова и работы “Скорой медицинской помощи” должно порадовать врачей: согласно ему, вызывающий карету (в каком бы состоянии он ни находился) должен встречать ее “на улице, у ворот или подъезда”.

Лимитчики, внимание! Почитайте правила устройства общежитий от 1952 года. Они гласят: в каждой комнате кроме шкафа и железной кровати должны быть плевательницы (не путать с блевательницей!), графины для воды и полоскательницы.

Кстати, большинство сохранившихся актов начала и середины прошлого века — жилищные. Самый старый — постановление Совнаркома об улучшении жилищных условий научных работников (1922 год). А в 1924 году приняли решение “О праве отдельных категорий граждан на пользование дополнительной жилплощадью в Москве и уездных городах Московской губернии” (по нему отдельная комната в 20 кв. аршин полагается лицам, больным чахоткой, сифилисом, трахомой, астмой, а также научным работникам, зарегистрированным в Комиссии по улучшению быта ученых). Возможно, именно по этому решению Швондер пытался уплотнить профессора Преображенского...

Но чаще всего современными юристами применяется циркуляр НКВД РСФСР от 13 января 1928 года, содержащий список редких заболеваний (типа калового свища), дающих право на допплощадь. Даже с принятием нового Жилищного кодекса сей циркуляр не отменен, говорят юристы.

— Недавно один журналист пытался добиться дополнительной жилплощади на основании постановления Совнаркома от 1933 года об улучшении жилищных условий архитекторов, членов Союза писателей, народных артистов, деятелей науки и изобретателей. Но не выиграл дело лишь потому, что оказался не членом Союза писателей, — рассказал мне один столичный судья. — А постановление на самом деле действует.

Если вы все же твердо намерены урвать квадратные метры у государства, имеет смысл проштудировать решение исполкома “О предоставлении жилплощади управдомам и дворникам” (1933 год), временную инструкцию о бронировании жилплощади за жильцами, уезжающими на работу за границу, на Дальний Восток или в Арктику (1938 год). А если вы — счастливый обладатель квартиры в сталинской высотке, на всякий случай изучите правила пользования жилыми помещениями в высотных домах за 1954 год, по которым жильцам запрещено подвешивать электропроводку на гвозди, обертывать лампы бумагой, держать птиц, петь ночами, спускать в унитазы и раковины отбросы и тряпье...

— Как ни странно, в этих законах много здравого смысла, и их можно использовать и по сей день, — считает депутат Семенников.

Голые акты

Жить без законов нельзя. Но и жить с таким количеством законов, как в Москве, — невозможно. Каждый год их становится на 50—70 больше, но львиная доля их не работает. По словам председателя Комиссии по законодательству Мосгордумы Александра Семенникова, из принятых за последние 11 лет 582 городских законов действуют в лучшем случае лишь 159. В ответ на депутатский запрос ГУВД растерялось и смогло перечислить не более десятка (!) актов, которые использует милиция.

Часто депутаты принимают законы, от которых никому ни жарко, ни холодно: административная ответственность есть лишь в каждом десятом из них. А иногда законы не работают просто потому, что в принципе не могут работать. Так, обеспечить доступ инвалидов к городским объектам невозможно, ибо в Москве не хватает пандусов. Другой пример: если ваша собака нагадит на улице, вам грозит штраф в 15 рублей. Но непонятно, куда надо обращаться, обнаружив собачье дерьмо, и как доказать, чье оно. Чтобы “выбить” эти рубли, нужно составить протокол, а решение о наложении штрафа должна вынести комиссия при префектуре или управе. Кому это надо?

Иногда у законодателей “ум с сердцем не в ладу”, то есть московские указивки противоречат федеральным. С 1994 года подано 145 заявлений в суды, в которых оспаривалось 66 законов Москвы. Чаще всего сие происходит из-за того, что столичное законодательство опережает российское. В итоге законы приходится постоянно менять, что совсем дезориентирует людей. Ну и самая обидная причина, из-за которой законы не работают, — их попросту не знают.

— Недавно ко мне обратились москвичи, у которых в подвале по ночам работает цех. Они, оказывается, даже не знали, что в Москве есть Закон о тишине, — говорит Семенников.

Каждый третий закон Москвы — экономический, каждый пятый — социальный, 13 законов — жилищные, 11 — градостроительные, 7 — экологические.

Правовые отходы

— До сих пор в Москве действует около 600 “престарелых” нормативных актов, принятых в период с 20-х по 60-е годы XX века. Их давно пора отменить, но этим никто не занимается, — говорит консультирующий меня судья. — Да, в Америке действуют законы еще с прошлого столетия. Но они актуальны! У нас же уже через 50 лет законы выглядят смешными.

Впрочем, как заявили мне несколько адвокатов и юристов, применение в современной практике старых законов — большая редкость.

— Самый старый акт, которым я пользовался, — постановление СНК 1937 года об использовании векселей в народном хозяйстве, — вспомнил адвокат Игорь Дунаев. — Такое дело было у меня году в 1996-м.

По словам юристов, они просто не утруждают себя копанием в архивах. Почему-то считается, что новые законы отменяют предыдущие по этой теме. Если же они противоречат друг другу, то точку в юридическом споре ставит нормативный акт вышестоящего органа (например, федеральный или международный). А вот ответить на мой вопрос, какой орган считать более “крутым” — Мосгордуму или Моссовет, — юристы с ходу так и не смогли. Последнее слово будет за судом.

— Старые законы свое отжили, — считает известный адвокат Андрей Муратов. — Они практически никогда не применяются, хотя теоретически юристы могут ссылаться на их нормы.

Недавно депутаты Мосгордумы решили немного почистить правовые авгиевы конюшни. Свести нормы актов, за которые полагается наказание, в единый Административный кодекс города. А заодно установить ответственность за правонарушения, штрафовать за которые пока никто не догадался (например, заплытие за буйки, бросание окурков на мостовую, ловля птиц на кладбищах). Работа над кодексом идет своим чередом, как и работа над концепцией совершенствования законодательства Москвы, принятой недавно столичным правительством. Суть новых изменений в московских законах — переход от количества к качеству.

Систематизировать столичные законы пытались не раз. И вот — первая победа. Скоро любой москвич сможет ознакомиться с любым действующим законодательным актом города, принятым с 1917 года, через Интернет.

Кроме того, в Москве решили вести постоянный мониторинг законов: чиновники божатся отныне отслеживать, как исполняются писанные ими законы, и даже проводить опрос жителей на эту тему. Если законы сочтут неэффективными, их отменят. Впрочем, отменять и без того есть что. Но пока депутаты делать это не торопятся — по крайней мере, на нашей памяти Мосгордума не отменяла еще ни одного “бородатого” акта. Поэтому ничто не мешает пользоваться ими на практике.

Как говорится, вперед — и с песнями!


“Пятерка лидеров” (по числу выявленных ГУВД правонарушений за 11 месяцев 2004 года) выглядит так: 1) об ответственности за нарушения в сфере благоустройства города (58494); 2) о нарушении тишины в ночное время (1122); 3) о защите зеленых насаждений (319); 4) об ответственности за порчу подземных коммуникаций (24); 5) об ответственности за попустительство незаконному обороту и потреблению наркотиков (17).



    Партнеры