Дети Победы и внуки Победаевичи

В “МК” собрались тезки великого праздника

7 мая 2005 в 00:00, просмотров: 234

Победы бывают разными: военными и спортивными, большими и маленькими, неожиданными и долгожданными, заслуженными и не очень. Многие из нас хорошо помнят “Победы” советской промышленности — автомобили, бритвы, пылесосы, радиолы. Есть свои “Победы” среди сортов роз, озимой пшеницы, картофеля, черешни, винограда и моркови. А еще Победы бывают... урожденными.

В многомиллионной столице “МК” удалось обнаружить двух официально нареченных так москвичек — Победу Александровну Снеговскую и Победу Артемовну Хижняк. И хотя обе дамы родились до 9 мая 1945 года, их назвали так именно в честь нашей Великой Победы в одной из самых страшных и кровопролитных войн ХХ века.

Вообще-то Победа Снеговская должна была стать Любой. Так захотела ее мама. Но, когда счастливый отец 9 мая 1945-го пошел в архангельский загс регистрировать трехнедельную дочь, тамошние работницы — то ли в шутку, то ли всерьез — предложили назвать девочку Победой.

— Отец долго не думал. Взял и зарегистрировал меня Победой, — рассказывает Победа Александровна. — Потом пришел к маме, показывает документы: вот, мол, у нас теперь своя Победа есть. Та, конечно, не ожидала, но согласилась: Победа так Победа.

Необычное имя доставило в детстве Победе Снеговской немало переживаний.

— Папа был военным, и мы частенько переезжали из города в город. Я меняла школы, и в каждой новой школе на меня сбегались смотреть, как на что-то инопланетное, все ученики. Многие дразнили новенькую: Победа, довези до дома! В конце концов выход был найден — в очередной школе мама упросила директора записать меня в классном журнале Любой, а по остальным документам я оставалась Победой.

В 16 лет Победа Снеговская решилась-таки поменять имя. Официально. Пришла в паспортный стол, только заикнулась о своем намерении, как на нее начала ругаться паспортистка. “Как тебе не стыдно! — кричала она. — Ты хоть понимаешь, в честь чего тебя так назвали? Иди, и чтоб я тебя здесь больше не видела!” В общем, пристыженная девушка удалилась из паспортного стола той, кем пришла.

— Много лет я проработала в Библиотеке имени Ленина. Как меня только не называли клиенты — Свободой, Правдой, — смеется Победа Александровна. — Я всем говорила: можете звать меня хоть Искрой, хоть Революцией, я не обижусь.

* * *

Ее единственная в столице тезка — Победа Артемовна Хижняк — тоже стала Победой, можно сказать, по воле случая.

— Я родилась в Лефортове в декабре 1943-го, до победы оставалось еще полтора года. Когда отец, демобилизованный с фронта из-за тяжелого ранения, пришел в роддом, то оказалось, что в один день со мной в нем на свет появились еще две девочки, которых родители назвали Сталина и Октябрина. Чтобы не отбиваться “от дружного коллектива”, папа придумал мне самое оригинальное, на его взгляд, имя — Победа. “Назовем нашу девочку так, чтобы война побыстрее кончилась”, — сказал он маме. И я стала Победой, точнее, Победкой — так звали меня родители.

Дети и знакомые Победы Артемовны, правда, зовут ее Люсей.

— Когда я работала секретарем-машинисткой в магазине, все сослуживцы знали меня именно под этим именем. Я сама так захотела, чтобы не привлекать чрезмерного внимания. Ведь в школьные годы пришлось натерпеться — необычное имя было поводом для шуток. Дразнили по-всякому, ну, например, “победа без обеда” и так далее.



* * *

Проживала в Москве и еще одна Победа из рода человеческого. Точнее, проживал. К сожалению, Победа Саитович Каримулин не так давно умер, но оставил после себя трех сыновей Победаевичей — Аделя, Марселя и Рената. Думается, ребята единственные на весь бывший Советский Союз, у кого имеется столь необычное отчество.

— Отца так назвал дед, но не потому, что захотел, а потому что партия сказала “надо”, — говорит старший сын Победы Саитовича Адель. — Он был убежденным коммунистом, и когда в октябре 44-го родился наш папа, партийные начальники буквально приказали деду назвать сына Победой. Сам дед, правда, хотел назвать отца Рафаэлем, но спорить с партией не стал. В семье, кстати, отца всегда называли Рафаэлем, мы с братьями даже хотели недавно отчество сменить на Рафаэлевичи, но после беседы с “МК” решили окончательно — остаемся Победаевичами!



* * *

Еще в четырех московских семьях имеются не менее уникальные победные “трофеи” — Виктории, родившиеся 9 мая 1945 г. Стало быть, в нынешнее 9 мая в каждой из этих семей будут отмечать двойной юбилей: 60-летие своей Виктории и виктории общей.

Виктория Васильевна Медведева появилась на свет в Москве в ту самую ночь, когда вся столица впервые за долгие четыре года не спала — но не от сирен воздушной тревоги, от радости.

— У мамы начались схватки, и она пешком пошла в роддом неподалеку от Павелецкого вокзала, — рассказывает Виктория Васильевна. — Все пели, плясали, поздравляли маму с грядущим пополнением. Я успела родиться именно 9 мая, незадолго до полуночи, поэтому выбор имени отпал сам собой: ну как еще назвать девочку, родившуюся прямо в День Победы?

Мама Виктории Владимировны Зуйкиной прилетела рожать ее в Москву из Берлина накануне 9 мая.

— Она служила в действующей армии, а отец был там же радистом, — говорит Виктория Зуйкина. — Когда я появилась на свет, у мамы, как она сама признается, не было сомнений, как меня назвать. О другом имени она и не помышляла. Вика — и точка!

А вот в семье Виктории Борисовны Шляпниковой 9 мая будет отмечаться сразу три праздника: День Победы, ее 60-летие и 66-летие ее старшей сестры Майи.

— У нас в семье трое майских: я, сестра и отец, у него день рождения 2-го. Я родилась на Кольском полуострове, где служил папа. В 1944 году к нему приехала мама с братом и сестрой, вот так меня удачно и “запланировали”.

Одна из девятимайских москвичек Викторий — Виктория Николаевна Альбердина — родилась вообще аж в Тегеране.

— Отца отправили туда вместе с другими офицерами в 1943 году для подготовки знаменитой тегеранской конференции, на которой присутствовали Сталин, Рузвельт и Черчилль. Первые пару недель после рождения меня называли Ритой. Но, когда папа пришел в советское консульство оформлять на меня документы, тамошний сотрудник, увидев дату рождения, воскликнул: “Какая ж это Маргарита? Это самая настоящая Виктория!”

Удивительно, но и Победы, и Виктории считают себя людьми скромными и даже стеснительными и говорят, что не любят испытывать судьбу, несмотря на “выигрышные” имена. Оно, может, и верно. Ведь не имя красит человека…






Партнеры