Черный принц

У монакского князя Альбера появился ребенок от стюардессы

7 мая 2005 в 00:00, просмотров: 458

Члены монакской княжеской семьи продолжают еще хранить траур по почившему в бозе князю Ренье III, а назойливая пресса копается в альковных историях, связанных с новым монархом карликового государства — принцем Альбером.

Еще до смерти Ренье Третьего многие сомневались, сможет ли его сын Альбер стать князем Монако, ведь у него нет детей, а следовательно, и наследников. Но это не помешало восхождению Альбера Второго на престол, а тут еще и “радость” подвалила — у князя объявился сын. По крайней мере, так утверждает 33-летняя экс-стюардесса из Того (государство в Западной Африке).

Фотографии, на одной из которых темнокожая Николь Кост держит в руках темнокожего же младенца, а на другой — с ребенком в царственных дланях изображен сам Альбер, — украсили обложку журнала “Paris-Match”.

По словам Николь Кост, с принцем она повстречалась еще в 1997 году, когда наследник монакского престола летел рейсом Париж—Ницца. Если верить бывшей стюардессе, отношения темнокожей Золушки с принцем-бакалавром развивались ступенчато. Стюардесса неоднократно бывала в Монако, и ее даже представили ныне покойному князю Ренье. Апофеозом их романа стало появление на свет мальчика Александра.

Узнав о беременности подруги, Альбер не стал рвать на себе волосы или заклинать ее сделать аборт. Напротив, по словам Николь, кронпринц сказал тогда: “Оставь его. Я этим займусь. Вы ни в чем не будете испытывать недостатка. Я не обещаю тебе жениться, но оставь ребенка и не волнуйся”. Сейчас ребенку чуть больше полутора лет.

“Альбер подписал сертификат, удостоверяющий, что он был отцом, он сделал это из уважения ко мне”, — утверждает Николь. И говорит, что сделал он это вскоре после рождения малыша. Впрочем, предъявить документ она не может: “Мне не дали никаких бумаг, у меня есть только регистрационный номер этого акта”.

И хотя Альбер просил не распространяться насчет их сына, Николь молчать долго не смогла: “Я хочу, чтобы Александр рос в нормальных условиях, с отцом. Я больше не могу лгать”.

— Я не золотоискательница, — с ходу отметает женщина подозрения насчет того, что она попросту решила постричь купоны с дома Гримальди. Пока она живет в Париже, в квартире, предоставленной монакским монархом, но планирует перебраться на юг Франции, поближе к Альберу.

Княжеский же двор хранит молчание, наверное, им пока не до того. Как-никак траур продолжается.




    Партнеры