Полный стабилизец!

За чей счет увеличат зарплаты бюджетникам?

11 мая 2005 в 00:00, просмотров: 180

Монетизация льгот стала для россиян настоящим шоком. Властям — и федеральным, и региональным — пришлось в пожарном порядке решать ими же созданные проблемы. Делали это кто как мог. Где-то льготы истребили подчистую. Кто-то сохранил их в полном объеме. Большинство застряло посередине: ни денег, ни соцпомощи.

Отголоски странной реформы, которая на бумаге казалась такой красивой, многие граждане ощущают до сих пор. Хотя и не идут на улицы, как в начале года. Надолго ли их хватит? Этот вопрос “МК” задал доктору экономических наук, научному руководителю Центра социальных исследований и инноваций Евгению ГОНТМАХЕРУ, который до недавнего времени возглавлял правительственный Департамент соцразвития.

В зоне риска

— Евгений Шлемович, ожидают ли нас очередные акции протеста?

— С монетизацией пока не все понятно. Каждый регион решает проблемы по-своему; в итоге сейчас у нас 89 моделей защиты людей — абсолютное конституционное неравенство. Почему? Да потому, что правительство, поняв, что денег на всех не хватит, “скинуло” самую многочисленную часть льготников на регионы — ветеранов труда, тружеников тыла и репрессированных. Хотя, казалось бы, тех же репрессированных преследовало государство, а не конкретная область или республика СССР. Труженики тыла защищали всю страну, а не только Курскую губернию. Да и ветеран труда — это человек, который работал зачастую в нескольких регионах и заслужил звание перед всей страной.

— Но многие льготники довольны монетизацией?

— Давайте поставим себя на место инвалида. В холодильнике — пусто. И тут ему говорят: “Мы даем тебе 950 рублей денежной компенсации. Можешь купить льготный билет за 200 рублей”. И что же вы думаете? Только 20% льготников его покупают. Ведь когда есть нечего, билет не скушаешь, деньги на еду потратишь. А с проездом на транспорте повременишь.

Если раньше был в поликлинике раз в неделю, то теперь — раз в две недели. То же самое с аптекой, визитами к родственникам или поездками на оптовый рынок за продуктами. Получается — загнали людей домой, поменяли образ жизни. К чему это приводит, уже показала жилищно-коммунальная реформа. Когда с нового года подняли тарифы на ЖКХ, жители многоэтажных домов стали “отрубать” свои квартиры от системы централизованного снабжения горячей водой. И топить печками — так дешевле.



Жизнь или кошелек

— Простите, но людям дали право выбора: между деньгами и натуральными льготами.

— Выбор — это привилегия среднего класса. Когда я могу выбрать, где мне отдыхать: в Турции или на Кипре. Или, допустим, что купить: свинину или говядину. У льготников такого выбора нет.

Да, федеральным льготникам дали право выбора. До 1 октября этого года они должны определиться: взять деньги или проездной билет. Но уже сейчас они пишут в Пенсионный фонд: “Дайте деньги”. Люди готовы отказаться от льгот для удовлетворения других элементарных потребностей. (А если у инвалида есть ребенок, он готов, как папа Карло, продать последнюю куртку и купить букварь.) Так поступит большинство: из 15 млн. федеральных льготников, думаю, выберут деньги не меньше 10 млн.

— Разве это плохо?

— Многие из этих людей не мыслят хотя бы на месяц-два вперед. Раньше ему выписывали бесплатные лекарства. С 1 января 2006 года он пойдет их покупать за наличный расчет. А как сказал один из чиновников в сердцах (когда на совещании в правительстве полпред по Северо-Западному федеральному округу Илья Клебанов предложил вместо бесплатных лекарств раздать все деньги льготникам. — И.С.), если бесплатные лекарства будут ликвидированы как класс, цены в аптеках повысятся на 60%. На нашем рынке процветает монопольный и картельный сговор. Как только у людей появятся на руках “живые” деньги, бизнесмены-фармацевты тут же поднимут цены.

У человека рука дрогнет покупать лекарства. И либо он будет терпеть болезнь до последней возможности, а потом помрет, либо станет проситься на госпитализацию. Причем не дожидаясь, когда ему будет плохо. В больницах худо-бедно, но останутся бесплатные лекарства: государство все еще закупает их для стационаров. Значит, резко возрастут нагрузки на стационары. А это — большие бюджетные расходы.

— Говорят, осенью нас ждут новые акции протеста. И на этот раз людей выведет на улицу жилищно-коммунальная реформа.

— Это же надо было додуматься: одновременно проводить и монетизацию и пресловутый переход на 100-процентную оплату ЖКХ! Кстати, коммуналка зимой во многом “разогрела” ситуацию вокруг монетизации. К тому же почти в каждом регионе подорожал проезд в общественном транспорте. Если у нас реформы и дальше будут проводиться топорным способом, люди обязательно выйдут осенью на улицы. Октябрь—ноябрь — смутное время: грязь, пасмурно, дожди. Есть почва для неадекватных выступлений.

— Как вы думаете, правительство напугано уличными митингами?

— Более чем уверен, что где-нибудь в середине мая президент обязательно спросит главу Минфина о том, как обстоят дела с выплатой отпускных учителям. И Кудрин бодро отрапортует: нет проблем. Это потому, что социальный вопрос перешел в сферу политическую. Учителей на улице никто видеть не хочет, так же как пенсионеров и ветеранов. Правда, есть и другая сторона этого дела. Люди перестали бояться. Они поняли, что, выйдя на улицу, могут чего-то добиться.



На французский манер

— Правительство обещает к 2008 году поднять зарплату бюджетникам вдвое. Это возможно?

— Когда я услышал это от главы правительства Михаила Фрадкова, тут же уточнил: в два раза — это как? Номинальная зарплата повышается или “очищенная” от инфляции? Оказалось, что речь идет о номинальной зарплате. А если так, то с поправкой на инфляцию повышение составит максимум 50%. Потому я бы назвал это намерение правительства модой на удвоение. Сначала хотели удвоить ВВП. Потом — уменьшить бедность в два раза. Теперь вот зарплату бюджетникам поднять. Вряд ли кого устроит такое повышение. К тому же федеральным бюджетникам Фрадков может поднять зарплату своим решением. А как быть с региональными?

Сейчас за местных бюджетников полностью отвечают губернии. Между тем некоторые из них уже несколько месяцев не могут поднять жалованье даже на несчастные 20%, которые были обещаны с 1 января 2005 года. При этом с 1 сентября ожидается повышение минимальной оплаты труда — на 10%, с соответствующим подъемом и бюджетных зарплат. А с 1 мая 2006 года минимальная зарплата будет уже 1100 рублей… В регионах за голову хватаются — где взять деньги?

— И Кудрин обещал нам жизнь, как у французов...

— Он не так обещал. Министр финансов сказал, что в 2020—2025 годах средний доход по нашей стране будет такой же, как сейчас во Франции. Однако это все равно из той же серии, что и удвоение зарплат бюджетникам. Конечно, если у нас к 2025 году экономика будет по структуре, как французская (с преобладанием высокотехнологичных, наукоемких и конкурентоспособных отраслей), тогда, наверное, да. Но сделать в России французскую среднюю зарплату только на сырье означает, что нефтяники и газовики будут получать по $20 тысяч, а аграрии и бюджетники — по $20.

— Некоторые чиновники утверждают, что монетизация позволит снизить количество бедных в стране. Это действительно так?

— Все зависит от того, как считать. Помните, как в 2004 году правительство определилось с ростом ВВП? Сначала говорили о прибавке на 6,8%. А потом вдруг объявили: национальный продукт вырос аж на 7,1%. А Росстат случайно проговорился: “Мы методику подсчета поменяли”. Думаю, что по итогам 2005 года у правительства будет соблазн показать, что бедных в стране стало меньше. Однако в реальности количество бедных останется прежним — их будет столько же, сколько и сейчас. А сейчас, по данным Минэкономразвития, в стране 25,5 млн. граждан с доходами ниже прожиточного минимума.

— Известно, что сегодня половина регионов провела монетизацию, другая еще думает. Как, по-вашему, будут развиваться события?

— Не монетизированы льготы в 15 регионах. Во всех остальных в той или иной форме реформу провели. Льготные проездные билеты ввели в более чем 50 территориях. Правда, сейчас этот процесс остановился. Регионы, сохранившие льготы в натуральном виде, выжидают: как дальше будут развиваться события. Наверное, фантазировать, что будет, можно. Но, если по-честному, не знаю.


Досье “МК”

В 122-м законе записано: ни один льготник не должен потерять. Эксперты Международной организации труда исследовали итоги монетизации в Северо-Западном федеральном округе. И подсчитали, что деньги в большинстве случаев достались не самым нуждающимся. Напротив — у многих льготников увеличились шансы стать бедными. К примеру, в Новгородской области от перехода на денежные выплаты проиграли 33% федеральных льготников. А если хотя бы 20% граждан пострадало, реформу никак нельзя назвать “социальной”.



Ваша пенсия спета

— Говорят, пенсионная реформа провалилась? На старость мы теперь ничего не заработаем...

— Пенсионная реформа была неплохо задумана. Но одно заблуждение и серьезная ошибка ее подкосили. Минэкономразвития предположило, что у нас очень хороший фондовый рынок. Если дать гражданам право отдавать деньги частным компаниям, те вложат их в акции. Таким образом люди заработают большую пенсию. Что получилось? Дело ЮКОСа буквально разрушило фондовый рынок. Вкладывать в российские ценные бумаги стало рискованно. Плюс людей ненавязчиво убеждали, что частные компании ненадежны — нужно отдать деньги государству. Так и сделало более 90% граждан. Они оставили деньги Внешэкономбанку в государственных ценных бумагах. А частным компаниям отошли жалкие крохи. В результате у нас образовался своего рода тромб. Накопительные счета подрастают, люди отчисляют свои заработные платы, а доходности нет. Не исключено, что через год-два — ближе к очередным выборам главы государства — случится очередная неприятная ситуация. Выяснится, что деньги исчезли с накопительных счетов — их “съела” инфляция. Потому-то сейчас Минфин в срочном порядке предлагает размещать пенсионные деньги на западных рынках.

— А в чем состояла ошибка?

— В введении единого социального налога. Как только он проявился, бизнес стал “давить” на правительство: “Снижайте”. Продавили. В Пенсионном фонде тут же образовалась “дыра” на 280 млрд. рублей. Правительство с испугу “отрезало” от накопительной системы людей среднего возраста. Заметьте — тех, кто сегодня зарабатывает приличные деньги (молодые раскрутиться еще не успели). Получается, что обманули сорокалетних по-тихому.

— Между тем правительство собирается повысить пенсии вдвое?

— Минфин сопротивляется. Там понимают: чтобы удвоить бюджетникам зарплату хотя бы номинально, казна обречена выделять регионам субвенции. А что получается с пенсиями? У нас базовая часть выплачивается из федерального бюджета. Две остальные части — страховая и накопительная — формируются исходя из доходов человека. Увеличение пенсии к 2008 году в два раза означает опережающий рост базовой пенсии, считай — федерального бюджета в финансировании Пенсионного фонда. Если все и дальше так пойдет, то через два года треть его доходов составят прямые дотации из федерального бюджета. А ведь мы же создавали страховую пенсионную систему! Ее нет. Страна семимильными шагами возвращается к советской системе пенсионного обеспечения. И зачем тогда, спрашивается, Пенсионный фонд? Его можно ликвидировать, а пенсии выплачивать из федерального бюджета.

— Это отразится на размерах пособий?

— Если ничего не менять, то в среднесрочной перспективе у всех будет практически одинаковая пенсия, как в советское время. Тогда люди возмущались: я же получал зарплату в пять раз больше, чем сосед по лестничной клетке. Почему моя пенсия только на 20 рублей выше?

— И каков ваш сценарий?

— Если правительство будет таким образом “умасливать” пенсионеров, казна опустеет. В нормальном государстве, а тем более в стране, которая нуждается в экономическом росте, бюджет не может быть перегружен выплатами типа пенсий и монетизационных компенсаций. Никакого экономического роста при таком раскладе не получится. Словом, добром все это не кончится.


Размер ежемесячных денежных выплат, установленных жертвам политических репрессий, в рублях:

• Московская область — 50

• Алтайский край — 100

• Санкт-Петербург — 350

• Мурманская область — 505

• Карачаево-Черкесия — 138,8

• Новгородская область — сохранила натуральные льготы

• Ханты-Мансийский автономный округ — сохранил натуральные льготы

По данным личного мониторинга Е.Гонтмахера


Чего добились с помощью пикетов?

На месяц раньше запланированного, а именно с 1 марта, всем льготникам проиндексирована базовая часть пенсии на 36,5%. Она установлена в размере 900 рублей. А вот индексация ежемесячных денежных выплат на коэффициент инфляции случится уже на 5 месяцев раньше. Ожидается, что это произойдет 1 августа 2005 года, а не 1 января 2006 года. Региональные льготники тоже добились уступок от местной власти: им либо сохранили транспортные льготы, либо увеличили компенсации.


Цена вопроса

Сначала планировалось потратить на монетизацию 170 млрд. рублей. Индексация базовой части пенсии и дешевые проездные билеты потребовали еще 100 млрд. рублей. А грядет еще августовская индексация льготных выплат, сентябрьское повышение МРОТ. По мнению экспертов, все это обернется всплеском инфляции. Так, по расчетам Центробанка, рост цен может составить 16% (при запланированных бюджетом 8,5%). Причем повышение коснется товаров и услуг первой необходимости.


Когда ожидаются новые акции протеста?

• Октябрь 2005 года. Аналитики не исключают, что люди выйдут на улицы с началом нового отопительного сезона. Коммунальные счета станут непосильны на фоне выросших цен на продукты питания и потребительские товары.

• Январь 2006 года. Дорогие лекарства и отсутствие свободных мест в больницах вызовут волну недовольства граждан. Усугубится ситуация вновь выросшими тарифами на ЖКУ.






Партнеры