Бой во время чумы

Из столицы выбили хворь и бесов

14 мая 2005 в 00:00, просмотров: 615

Прохожие с удивлением смотрели на колокольню: оттуда вместо стройного перезвона доносились какие-то стенания. Храм одолели бесы? Отнюдь — всего лишь простые москвичи. Всю пасхальную неделю они штурмовали столичные колокольни и наяривали в честь Светлого воскресенья. В День Победы звоны всех храмов Москвы впервые “хором” скорбели о погибших воинах и славили ветеранов. А потом наступила Радоница — время, когда надо поминать усопших. И москвичи опять собирались у колоколен, крестясь и вздыхая.

На Руси церковным звоном отмечали не только святые праздники, но и избавлялись от эпидемий, бесов и нашествий грызунов. Репортер “МК” решил выяснить, какого эффекта хотят достичь современные звонари-самоучки.


На Пасху верующие волной хлынули в дверку, ведущую на колокольню храма Симеона Столпника. Карабкаться пришлось по винтовой лестнице шириной в полметра.

Отец Роман, как пианист, виртуозно прошелся по чагам — веревкам, выполняющим функцию клавиш — каждая из них ведет к своему колоколу, коих на площадке оказалось целых девять. Я несмело ударила рукой по веревке, и бронзовый язык где-то сзади с легкостью поддался — динь-нь... И вот молотим по чагам что есть сил, притопываем ногами по специальным педалям. До, ре, ми... Нет, здесь другая наука.

— Главный колокол задает ритм (на нем работает обычно еще один звонарь), и маленькие колокола под него подстраиваются, — говорит отец Роман. — В Пасху звон символизирует тот день, когда архангел призовет нас всех на суд... А если на Русь нападала чума, колокола звонили беспрестанно. Нынче считается, что не без их участия человеку удавалось победить заразу. А может, не выдерживали высоких частот, убегали и крысы — разносчики инфекции. Я и у нас в трапезной ни одной из этих тварей не видел.

Исследования доказывают, что колокольные ритмы влияют на биоритмы. И хомо сапиенс якобы заряжается божественной энергией.

— Вы на меня посмотрите! — радостно кричит на ухо немолодая женщина в цветастом платке. — Ударю в колокол, а потом весь год как угорелая ношусь! Даже грипп не пристает. Это во мне святой дух играет!

Под шатром колокольни храма Григория Неокесарийского в Дербицах замерли два величественных колокола. Один, 60-пудовый, сохранился с 1791 года, краешки его слегка побиты. Второй недавно был отлит на средства прихожан.

— Колокольня — это продуманный музыкальный инструмент. Окна в куполе называются “слухи” — через них равномерно распространяется звук, — говорит звонарь Артемий Чеботарев.

Звонарь делает на двух педалях движения, напоминающие занятия на тренажере для ног.

— Звонари быстро глохнут? — ору я.

— А? — переспрашивает Артемий, пытаясь перекричать колокол. — Разве громко? Перезвон все равно что хрустальный...

По моему телу бегут мурашки, голова наполняется звоном. Через какое-то время колокольня, продуваемая всеми ветрами, наполняется запахом ладана. “Это Благодать Божия сошла”, — весьма обыденно говорит звонарь о чуде.





Партнеры