Пикет по понятиям

На митинг против Ходорковского фурий собрали по радио

18 мая 2005 в 00:00, просмотров: 144

Осада Мещанского суда столицы, где оглашается приговор Ходорковскому—Лебедеву—Крайнову, не ослабевает. Если в понедельник перевес сил был на стороне сочувствующих олигарху, то вчера в наступление ринулись противники экс-главы ЮКОСа. Около 100 человек, держа плакаты: “Ходорковский, верни наши деньги”, “Пора прекратить грабеж России” и проч., собрались у здания суда. Они, правда, не шли в атаку на милицию, как это сделали накануне сторонники подсудимых.


Транспортное движение в районе Мещанского суда с раннего утра ограничили до предела. Для охраны порядка подтянули около 150 милиционеров. Железные заграждения, которые в понедельник наивно поставили только рядом с судом, теперь растянули вдоль всего квартала. Журналистов — единственных, кроме адвокатов и родственников, пропустили за кордоны и согнали в загон из металлических ограждений напротив крыльца.

10.00. К зданию подходят Гарри Каспаров и Сергей Митрохин. Сегодня они пришли на свой собственный суд. Вернее, судили только зампреда партии “Яблоко” Митрохина, а шахматист, которому вчера тоже досталось на орехи, присутствовал в качестве сочувствовавшего. Напомним, что в понедельник Митрохина и еще 27 человек забрали в милицию за организацию несанкционированного митинга.

10.25. В зал начинают пропускать журналистов за 5 минут(!) до начала процесса. Возле узкого прохода образовывается давка. Двух корреспондентов не оказывается в списках, и их безжалостно выдавливают из очереди. Корреспондент “МК” прошел в здание суда четвертым, но в зал пропустили только первых троих...

10.35. Выхожу на улицу. На противоположной стороне пикет с профессионально выполненными транспарантами типа “Ходорковский — go в тюрьму!”.

— Откуда вы? — спрашиваю четырех девушек, присевших покурить.

— Магазин “Эллада-прод” из Бирюлева, — весело отвечают они.

На вопрос, зачем так далеко ехали, начинают смеяться. Одна говорит: “Вор должен сидеть в тюрьме”. Другая, заливаясь, добавляет: “Понятия у нас такие. Мы по понятиям”, — и хохочут уже все вместе. Рассказали, что работают продавцами, у них сегодня выходной, и они решили провести его у здания Мещанского суда.

Не успеваю задать следующий вопрос, как к нам подлетают две немолодые фурии и начинают меня “отшивать”. Объясняю, что ничего плохого не хочу, просто интересуюсь, откуда они и как узнали про пикет. Сначала фурии зло отвечают “оттуда” и “откуда надо”, потом спохватываются и поправляются: шли мимо, увидели плакаты и решили присоединиться. А все держатели плакатов как один заявили, что нарисовали их дома. Другие две дамы пожилого возраста язвительно ответили: “Радио слушать надо, по радио говорили про пикет”.

11.00. Из здания суда выходят Каспаров и Митрохин. Милиция не представила суду ни одного документа и, по словам Каспарова, судья сказал, что дело рассмотреть невозможно из-за отсутствия доказательств милиции.

— Мы этого так не оставим, — заявляет Каспаров. — Добьемся, чтобы тех, кто виновен в избиении мирных людей на глазах у всех, обязательно наказали.

...Как и в первый день, на суд вчера пришли все родные Ходорковского, за исключением его первой жены Елены. В зале подсудимым не дают общаться с родственниками, и они вынуждены “разговаривать глазами”, прямо как в фильме “Семнадцать мгновений весны”…


СПРАВКА "МК"

С первой женой Еленой Михаил Ходорковский учился в Московском химико-технологическом институте. Михаил был заместителем секретаря комитета комсомола, а Елена — членом комитета. Первый брак оказался недолгим, однако расставание было мирным. Ходорковский содержит старшего сына Павла (он родился в 1985 г.), а бывшей жене помог открыть турфирму.

Вторую жену, Инну, Ходорковский встретил в банке “МЕНАТЕП”, которым он руководил. Она работала экспертом в отделе валютных операций и тоже училась в МХТИ, который в итоге так и не окончила. В 1991 году Инна родила Ходорковскому дочку Настю, а через восемь лет — двойню: Глеба и Илью.




Партнеры