Вековой ветеран

Жизнь — как война, в ней нужно стремиться к победе

18 мая 2005 в 00:00, просмотров: 214

Он, пожалуй, один из самых старейших ветеранов войны, которым довелось дожить до 60-летия Великой Победы. Александру Сергеевичу Ноздрину из Подмосковья исполнилось... 100 лет. Причину своего долголетия фронтовик объясняет просто: “Я никогда не думал о возрасте. Продолжал жить и работать так, словно все у меня еще впереди”. А еще он никогда не пил и не курил. Даже на фронте законные “наркомовские 100 грамм” отдавал солдатам.

Александр Сергеевич родился накануне первой русской революции. И если время ее юбилея еще не пришло, то один из первых метростроевцев, писатель, поэт и журналист, фронтовик, награжденный орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, достиг векового рубежа.

Писать Саша Ноздрин начал в юности. В родном селе — тексты для синеблузников и “Живой газеты”. Первый сборник стихотворений был опубликован в 1919 году. Он писал, как дышал, а дышал пылью ртутных рудников. В 1928 году Александр поступает в Литературный институт им. Горького.

В 1932 году, когда в Москве разворачивается строительство метрополитена, начинающий писатель идет работать на самый трудный и ответственный участок — в бригаду проходчиков. Шахтерский опыт помог освоиться в московских недрах, и он активно участвует в строительстве первой и второй очередей метро. В частности, станций “Красные ворота” и “Площадь Революции”.

Свой первый серьезный литературный труд Александр Сергеевич посвятил именно метростроевцам. Четырехлетний опыт проходчика и бетонщика помогает ему в работе над повестью “Первая линия”, которую печатают в 1937 году в журнале “Октябрь” рядом с повестью Константина Симонова. Через год “Первая линия” выходит отдельным изданием и заслуживает благоприятные отзывы в газетах.

Этот дебют делает Александра Ноздрина известным писателем, и второе его произведение — “Городок на Яузе” (барачный поселок метростроевцев на Преображенской площади) — только укрепляет славу молодого писателя.

В 1941-м Александр добровольцем уходит в Московское ополчение. С фронта его направили в Московское пехотное училище имени Верховного Совета. Через четыре месяца обучения — снова на фронт. Теперь — командиром стрелкового взвода. Всего сутки боя — и он командир стрелковой роты. Еще немного времени — и он назначен заместителем командира батальона по строевой части.

Орден Красной Звезды Александр Сергеевич получил за удачно организованный захват сразу нескольких “языков”.

— Мне не раз приходилось вести своих солдат на верную смерть. Нам давали задание, и, как командир, я один знал, что нас поджидала серьезная засада. Солдатам запрещали об этом говорить, — вспоминает Александр Сергеевич. — Но самое тяжелое на войне — писать письма родным погибших...

В составе своего батальона Александр Сергеевич дошел до Берлина. И еще год после победы служил при Франкфуртском лагере по репатриации советских граждан, угнанных фашистами в Германию.

— Ненависти к немцам как таковой у нас не было, — говорит ветеран. — Немецкая армия не насчитывала и половины солдат, которые пошли воевать добровольно. А когда мы брали немецкие поселения, так нас вообще хорошо встречали. Особенно женщины. Они так и говорили: после вашего ухода нарожаем целую Красную Армию.

Между боями Александр всегда находил возможность писать статьи в газету соединения. В конце концов его направили литсотрудником в дивизионную газету “Защитник Родины”, а год спустя перевели в газету “За советскую Родину” 380-й стрелковой дивизии. Его заметки с фронта печатала тогда и центральная пресса. Пожелтевшие от времени вырезки из “Известий” и “Комсомольской правды” до сих пор хранятся в архиве Александра Сергеевича.

Интересно, что первый роман Ноздрина о войне был издан только в 80-е годы. А писать стихи он начал только в 90 лет, когда жил в подмосковном Пущине и руководил литературным объединением при Доме ученых.

— Мне хотелось писать о жизни, которая продолжилась после войны. О буднях, которые поджидали нас за порогом победы, — рассказывает Александр Сергеевич.

Великой Отечественной войне посвящен его роман “Вечевой колокол”. Как и все произведения Ноздрина, он во многом автобиографичен: его герой Матвей Соловков проходит путь от командира взвода до командира полка.

Знал ли Александр Сергеевич, что доживет до векового юбилея? Уверена: даже предположить не мог. И когда выбирал жену, думал: одна на всю жизнь... У него было три “законных” любви и множество “внебрачных” влюбленностей. Красавец мужчина Александр любил женщин. И, понятно, они платили ему взаимностью. Свою последнюю любовь Ноздрин встретил в 70 лет. Она была на 10 лет его моложе, но и ее он пережил. Такова судьба человека, которому отпущена долгая жизнь. Чем больше живешь — тем больше потерь.

Сегодня Александр Сергеевич перебрался поближе к внукам и теперь живет в Юбилейном. Несмотря на возраст, его жизнь не ограничивается прогулками во дворе и сидением на скамеечке у подъезда. Писатель работает над очередным произведением и уже ведет переговоры с Союзом писателей о его издании.

Он и сегодня живет полнокровной, совсем не старческой жизнью. Последние его стихи связаны с трагедией в Беслане: “Не щадят и судеб детворы. До какой поры?”




Партнеры