Взятка в квадратах

На жилищных сертификатах командиры наваривали миллионы рублей

19 мая 2005 в 00:00, просмотров: 191

Ликуйте, бесквартирные офицеры! Вот и на вашу улицу идет праздник.

Нет, квартиры вам по-прежнему не светят, на это не надейтесь.

Но зато возмездие настигает “квартирных” начальников, которые над вами издеваются, вымогая взятки и задвигая в конец очереди.

На прошлой неделе в суд передано уголовное дело полковника Анатолия Федяева, начальника отдела жилищно-бытового обеспечения Главка внутренних войск МВД РФ. Впервые на нашей памяти совместная работа военной контрразведки и военной прокуратуры позволила не ограничиться разоблачением “стрелочников”, а вскрыть масштабную схему хищения бюджетных средств офицерами высшего звена.


Полковник Федяев погорел на жилищных сертификатах.

В 99-м году была принята такая федеральная программа — “Государственные жилищные сертификаты”. Все, кто увольнялся из армии, внутренних войск, МВД, ФСБ, МЧС по независящим от них обстоятельствам (состоянию здоровья, максимальной выслуге лет или сокращению части), прослужив не менее 10 лет и не получив жилья, мог вместо квартиры получить государственный жилищный сертификат — сокращенно ГЖС.

ГЖС — листок размером с открытку — покрывал военнослужащему примерно 80% стоимости положенной ему квартиры. Если у военнослужащего есть накопления либо родственники, у которых можно занять деньги, ему прямой смысл взять вместо квартиры сертификат, потому что квартиру он все равно не получит.

“Нет квартир. И в обозримой перспективе не предвидится, — сказали офицерам. — Берите сертификат, с паршивой овцы хоть шерсти клок”.

Поначалу офицеры сертификатов не поняли. Но с 2001 года спрос на них стал расти. И что интересно — офицеры, всю жизнь прослужившие в округах и, казалось, навеки там укоренившиеся, вдруг устремились в Москву и стали получать сертификаты на покупку квартиры не у себя в регионе, а непременно в столице.

К примеру, в Северо-Западном округе ВВ в 2001 году из 100 человек 20 получили сертификаты на Москву, в 2002-м — уже 50, а в 2003-м — 79.

Но не надо думать, что все они действительно купили квартиры в Москве.

* * *

Квадратный метр жилья в разных регионах стоит по-разному.

В Москве он самый дорогой. ГЖС на трехкомнатную квартиру в Москве в два раза дороже, чем ГЖС на такую же квартиру в Выборге.

Полковник Федяев быстро сообразил, что эта разница — золотое дно. А может, сообразил не он, а кто-то из его подчиненных. Но без него бы все равно ничего не получилось, поэтому именно он превратился в главный пункт приема взяток у населения.

“Сертификатная мафия” в войсках действовала по незамысловатой схеме. Военнослужащий приходил в квартирно-эксплуатационную службу и просил сертификат на покупку квартиры в своем округе. Ему говорили: “Пиши на Москву. Сколько стоит квартира, которую ты хочешь купить? Миллион? Мы дадим тебе миллион, но пиши на Москву”.

В Москве такая же квартира стоит два миллиона. Соответствующий ГЖС на два миллиона обналичивается посредниками, работающими в доле с “жилищным” начальством ВВ. Один миллион идет бесквартирному военнослужащему, другой миллион делится между собой. И все довольны, в том числе военнослужащий, которому не пришлось оставлять риэлторской фирме 15—20% стоимости сертификата за его обналичивание.

Под чутким руководством полковника Федяева таким образом были особенно тщательно окучены два округа внутренних войск — Северо-Западный и Северо-Кавказский.

В Северо-Кавказском трудился бывший начальник жилищной группы отдела расквартирования войск — ныне отставной подполковник Тараскин.

Северо-Западный округ “поднимал” капитан Сапрыкин, который, правда, быстро уволился и устроился на работу в московскую фирму “Домострой-2000” агентом по привлечению клиентов. Работал он с клиентами-военнослужащими — обналичивал их сертификаты. А в квартирно-эксплуатационной службе округа его место занял майор Олейников.

Офицеры подыскивали у себя в округах клиентов, оформляли документы, а роль Федяева, как главного начальника, заключалась в том, что он эти документы визировал и “пропускал” через себя.

С конца 2000-го и до 2004-го товарищи офицеры развернулись по полной программе — с одного ГЖС на двухкомнатную квартиру они снимали до 35 тысяч долларов!

Когда полились деньги, головы вскружило. Стали привлекать к получению ГЖС даже тех, кому вовсе не положены квартиры. Сертификаты выдавались военнослужащим, у которых уже имеется квартира. Оформлялись фиктивные увольнения — военнослужащий получал ГЖС, но оставался служить. В заявление на сертификат включали всех родственников до единого, в том числе умерших детей — был и такой случай. Только в 2003 году и только в Северо-Западном округе внутренних войск было незаконно выдано 146 жилищных сертификатов.

Сам Сапрыкин, будучи уже уволенным, получил ГЖС на семью из четырех человек.

Неженатый майор Олейников, в чьи непосредственные обязанности входило распределение ГЖС в Северо-Западном округе, получил сертификат на семью из шести человек на сумму 1 млн. 900 тысяч.

Помощница Олейникова, гражданка Нерова, оформленная кочегаром, а на деле исполнявшая работу по оформлению документов и также необремененная узами брака, получила ГЖС на семейство из четырех человек на 1 млн. 200 рублей. Ее, кстати, уже осудили на три года лишения свободы.



* * *

Усилиями военной контрразведки и военной прокуратуры удалось изобличить и Сапрыкина, и Олейникова, и подполковника Тараскина.

Сапрыкин и Олейников, объединенные в преступную группу, отказывались давать показания и были арестованы на время ведения следствия.

Следователи военной прокуратуры провели огромную работу, допросив всех, кто получил жилищные сертификаты на Москву. Сначала люди обычно говорили, что намеревались жить в Москве, но передумали, — это была “официальная” версия. Но потом начинали давать признательные показания: рассказывали, как приезжал Сапрыкин и уговаривал писать заявление на Москву.

Судебное разбирательство по делу преступной группы Сапрыкина и Олейникова уже идет, и в ходе слушаний подсудимый Сапрыкин, осознав, по всей видимости, свою вину, сделал судьбоносное заявление. Он признал, что в результате афер с жилищными сертификатами получил более 30 миллионов рублей, но все до копеечки отнес в главк ВВ — полковнику Федяеву!

Так что сейчас суд решает, надо ли вызывать на судебное заседание полковника Федяева, судебное разбирательство по делу которого состоится в конце мая. Его объединили с делом Тараскина, поскольку Тараскин на первом же допросе все свалил на Федяева: мол, вымогал взятки по каждому случаю.

Если вина Федяева будет доказана, ему грозит штраф в размере от 100 до 500 тысяч рублей либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Не очень много. Главный квартирный начальник внутренних войск наверняка “срубил” с федеральной программы “Государственные жилищные сертификаты” гораздо больше, чем 500 тысяч рублей.

Но стыд-то какой!


P.S. Вышеописанная схема работала во всех силовых структурах, в том числе и в Минобороны. Сейчас жилищные сертификаты выдаются, исходя из единой для всех регионов стоимости квадратного метра жилплощади. Это нововведение было принято год назад — после раскрытия махинаций во внутренних войсках.






Партнеры