Самый грешный семьянин

Майкл Мэдсен: “Когда я сказал сыну, что убью Брюса Уиллиса, он заорал от радости”

20 мая 2005 в 00:00, просмотров: 248

Черт, он действительно потрясающий мужчина. Его обаяние так велико, что даже мужчины млеют от одного его взгляда, что уж говорить о женщинах. Он матерится как сапожник, курит, пьет бурбон с колой, но кто может с ним сравниться? Майкл Мэдсен собственной персоной, в песочного цвета костюме и с песочного же цвета волосами, прибыл в Канн. За компанию с Мэдсеном на Лазурный Берег пожаловали Микки Рурк, Роберт Родригес, Бенисио дель Торо, Клайв Оуэн, Фрэнк Миллер, Бриттани Мерфи — словом, вся съемочная группа конкурсного “Города грехов”. Мэдсен в крохотном номере отеля Majestic дал эксклюзивное интервью “МК”, в котором рассказал о том, как бросал курить, о плохих парнях и смазливых мордашках Голливуда.

— Пробовали бросить курить?

— О да, куда же без этого? Последний раз вчера вечером.

— Но во Франции вы себя с сигаретой чувствуете гораздо спокойнее, чем в Америке?

— Я начал курить очень давно, почти ребенком, — еще с отцом мы выкуривали по сигаретке. Ну как теперь бросить? Но я хожу в клубы, где не курят, — и ничего. Моя жена сейчас беременна, и я не курю в комнате.

— Что у вас с волосами?

— Да в порядке все. У меня были съемки в Техасе, я играл фермера в хорроре с Дэннисом Хоппером, и там у меня очень длинные светлые волосы. Похож на Дану Рид…

— Что-то не верится…

— Нет, правда похож. У меня ковбойская шляпа и прочие причиндалы. И иногда я так отбрасываю волосы в сторону. Опасное движение, с непривычки можно удариться головой. Так вот обрезать я их успел, но поменять цвет — нет, на постпродакш времени не было. (Смеется.) Ненавижу весь этот процесс окраски, выбор цвета, сидишь в кресле, свистишь от скуки… Так что я пока блондин — как мой сын.

— До того как вы приняли предложение сниматься в “Городе грехов”, комиксы читали?

— Никогда не читал комиксов Фрэнка Миллера. Узнал о них только от Роберта Родригеса, и только тогда купил книжку. Но изначально-то, прочитав “Город грехов”, я хотел сыграть Марва. Я начал названивать Роберту, хотел просить его о роли Марва. Но так и не получилось. Пока мы не встретились на вечеринке, посвященной премьере второй части “Убить Билла”: “Черт, Ричи, я тебя везде искал, я хочу сыграть Марва!” На что он мне ответил: “Да знаешь, я был занят, мне было не до того, но ролей уже не осталось”. И я подумал: “О, черт, да и ладно, удачи” — и собрался уходить. Но он вспомнил, что осталась одна роль, партнера Хартигана (его играет Брюс Уиллис. — М.Д.). Мне тогда уже было все равно, и если б Роберт сказал, что я не подхожу на эту роль, мы бы распрощались. Потому что я помню Боба из комиксов, и мне не показалось, что это мой герой. Вот так все и получилось. А Марва сыграл Микки Рурк и сделал все великолепно, не поймешь — он злодей или герой. Микки — великий актер. (А вот что сам Микки Рурк сказал о том, почему именно ему досталась роль негодяя Марва в интервью “МК”, опубликованном в номере от 12 мая: “Думаю, мы оба уродливы. А также дело в том, что, если Марв задумал что-то, он добьется цели всеми доступными средствами. И никогда не станет думать о последствиях. Было время, когда я действовал точно так же”. — М.Д.)

Но сейчас я, конечно, не жалею. Роберт будет снимать сиквел “Города грехов”, и там у Боба большая, просто огромная роль. Я вчера ужинал с Фрэнком Миллером, и мы обсуждали эту роль. В сиквеле ведь он должен быть моложе, так что мне придется делать специальный грим.

— Все к лучшему…

— Да, когда я сказал своему сыну, что буду сниматься в сумасшедшем фильме и убью Брюса Уиллиса, он заорал от радости.

— Кроме роли у Родригеса хотите что-нибудь еще сыграть?

— Да знаете, дело ведь не в этом, а в том, какие люди тебя окружают. Я имею в виду Тарантино, Родригеса. Все, что они мне предложат, будет интересно. Но для меня сейчас главное — моя семья. За каждую роль я расплачиваюсь здоровьем, временем и своей семьей. Но если бы мне кто-нибудь сказал еще лет пятнадцать назад, что я буду, например, здесь, в Канне, и стану звездой, я бы не поверил.

— Почему?

— Я родился и вырос в Чикаго, мой отец был пожарным. Тогда моя сестра пошла на драматические курсы, и я думал, что хватит одного актера в семье. Сейчас она добилась успеха. Но обстоятельства сложились иначе, и когда я начинал, приходилось очень много играть в самых разных фильмах — мне нужны были деньги. Мне говорили: пойди сюда, открой дверь — и еще платили за это деньги. Я говорил “о’кей” и снимался в самом последнем дерьме. Но встретившись с такими людьми, как Квентин, как Роберт, я понял, что роли могут быть интересными, что их можно обсуждать, искать новые черты. Кроме того, мне всегда не нравилась система студий, которые владеют фильмом и актерами безраздельно. И я им не подхожу, потому что часто играю монстров, убийц, ублюдков. И многие переносят роли на меня. На самом деле я семьянин, тихий человек, для меня главное — благополучие близких. Но я оптимист. Мне не хотелось быть таким, как Брюс Уиллис, несмотря на то что он получает по 20 миллионов за роль и работает без остановки. Но, когда останавливается, наверняка думает: “Почему я так сломлен?”

— После “Бешеных псов” ваша карьера должна была пойти в гору…

— Должна была, но я потом снялся в вестерне “Желтая земля”, и все говорили: “А, этот, который снялся в этой чудовищной дряни? Нет, спасибо”. Да они просто слепы. Да хранит бог мэйнстрим. Это такой заковыристый бизнес… Хэмфри Богарт, Марлен Дитрих, Чарли Чаплин, Ингрид Бергман, Керк Дуглас создали киноиндустрию, благодаря им люди так восхищаются кино. Сейчас все иначе — если ты не попадаешь в этот замкнутый круг, тебя нет. Идешь сегодня по Голливуду — едет мимо тебя огромный лимузин, и ты думаешь: “Что, черт возьми, происходит, он что, новый Говард Хьюз?” Сейчас уже нет таких людей. Как происходит теперь? Находят на улице мальчишку и делают из него звезду. Почему?..

— Потому что зрители любят таких мальчишек, как Лео Ди Каприо.

— Но это же пустые усилия — продвигать слишком молодых актеров в мэйнстрим. Они суют их во все фильмы — вдруг кто-нибудь да станет звездой и принесет прибыль. Это такой клуб для привилегированных персон: менеджеры, агенты — они знают друг друга, знают все заранее. Представьте себе, если им предложат Майкла Мэдсена. Что они ответят? “О нет, только не его”. А если мне предложат сняться в чем-то вроде “Крепкого орешка”? Нет, спасибо. Вот Богарт умел играть героев, сейчас другие времена.


КАННСКИЙ СВЕТ

Дон Джонсон и Бенисио дель Торо, приехавшие в Канн на премьеру “Города грехов”, на вечеринке журнала “Premiere” зажигали до утра, танцевали на столах в окружении прекрасных дам и не нашли в себе сил вернуться обратно в отель — так и остались на вилле.

Другая вечеринка состоялась на яхте “Cristina O”, где крупнейшая ювелирная марка Van Cleef & Arpels собрала своих самых постоянных покупателей. Пускали туда только толстосумов, и, по словам официантов, которым в общем-то информацию разглашать не разрешается, бриллианты на шеях миллионерш были каратов по 24. Можно предположить, что скука там была смертная. Зато стол самый шикарный.


КАННСКИЙ СЧЕТ

• 5 тонн простыней, салфеток, полотенец стирают ежедневно в отеле Martinez.

• 5400 завтраков в день готовится в отеле Martinez.

• 15 килограммов икры съедается в день постояльцами отеля Martinez.

• 2000 бутылок шампанского выпивается ежедневно в отеле Martinez.

• 400 лангустов съедается ежедневно в отеле Martinez

• 2 тонны омаров съедается ежедневно в отеле Martinez

• 3000 сигар покупается в отеле Martinez

• 1600 евро стоит зарезервировать на день Ferrary

• 10000 евро в сутки стоит аренда 10-метровой яхты с экипажем

• 20000 евро в сутки стоит аренn да 20-метровой яхты с экипажем





Партнеры