Секс, молоко и рок-н-ролл

“Евровидение-2005”: победа ритма над разумом

21 мая 2005 в 00:00, просмотров: 432

Полуфинал кубка (следуя актуальной футбольной терминологии) континентальной песни “Евровидение-2005” в Киеве на 70 процентов оправдал прогнозы наблюдателей. Однако оставшаяся треть сюрпризов имела воистину революционный характер, грозящий в будущем так называемому евроформату сдвигами тектонического характера.

“Померанчевый” пример оказался заразительным даже для такой закостенелой субстанции, как “Евровидение”, стоило только угодить в объятия вольнодумной матери городов русских — златоглавый и цветущий каштанами Киев. Во всяком случае, после обнародования результатов всенародного европейского голосования в ночь с четверга на пятницу создалось ощущение, что те самые пронафталиненные “евровидийные” домохозяйки, которыми обычно пугают сознательных граждан, все как одна переродились на радостях в ветреных особ крайне продвинутого свойства. То ли подействовал пьянящий воздух перемен, флюидами разлетевшийся по эфиру, то ли просто перебрали по случаю праздника стопочку-другую галлюциногенного абсента, то ли вообще слямзили “колес” из школьных ранцев своих недозрелых чад, решив навсегда завязать с опостылевшим мещанским бытом и сознанием?.. И начали голосовать.


“Теперь на “Евровидении” грядет рок-н-ролльная революция!” — рубил с плеча Глэм, живописный солист норвежской группы Wig Wam, на пресс-конференции победителей полуфинала “Евровидения”, под улюлюканье и почти фанатский свист журналистов.

Wig Wam продвигал на “Европесне” совершенно издевательскую фрик-версию хард-н-хэви, эпатируя публику (и тех самых домохозяек) как со сцены, так и в повседневной жизни: разгуливал, например, среди барочных интерьеров Мариинского дворца на правительственном приеме в ядовито-бордовом боа, красных атласных трико в черную полоску, трансушных шузах на платформе и с напомаженным кроваво-угольным ртом.

Прежде было принято считать, что чинный форум европесни — не место для столь фривольных откровений как по форме, так и по содержанию. Однако в Киеве подобных отклонений от прежней нормы набралась критическая масса. Заявились Zdob Si Zdub из Молдавии, эстонки Vanilla Ninja из Швейцарии и даже некая “Лаура и любовники” (Laura and the Lovers) из Литвы. И не просто заявились, а имели самые радужные прогнозы, которые почти у всех из этой шумной компании оправдались.

Подтянулись в Киев и другие альтернативные персонажи. Отрешенно дефилировал в день полуфинала у Дворца спорта Игорь Григорьев, бывший редактор журнала “ОМ”, а ныне человек загадочной судьбы, которого было бы неудивительно встретить на гламурном андеграунд-пати в порочном чреве лондонского Сохо или, по крайней мере, в пражском Drake’s, но никак не между двумя пивными ларьками на Крещатике в эпоху “Евровидения”.

Из своей “Поднебесной” в столовку для обслуживающего персонала неожиданно свалился Иван Шаповалов. Ладно бы — с “Тату”. Но в брезентовой столовке (это не шутка!) он объявил презентацию своего скандального “шахидского” проекта, который по стилистике написания — n.A.T.o — “запараллелил” со своим прежним проектом (t.A.T.u). Ностальгия! Все заволновались: не намекает ли Иван, который уже третировал “Евровидение” в Риге и портил кровь всему руководству российской делегации кокаиновыми истериками, на желание вновь поучаствовать в этом телевизионном конкурсе эстрадной песни, допустим, в следующем году? И от какой, собственно, страны? Руководство EBU (Европейского вещательного союза) как раз объявило о значительном расширении географии “Евровидения”, которое намерено продвинуться куда-нибудь на Восток...

Где, правда, состоится следующее “Евровидение” — пока большой вопрос, который разрешится только сегодня вечером, когда десятка полуфиналистов-счастливчиков присоединится к четырнадцати уже счастливчикам финалистам, и они разыграют главный приз.

Тот же Глэм из Wig Wam в многочисленных интервью на улицах и тротуарах города пророчит победу греческой диве Елене Папаризу, соглашаясь практически с единогласным предсказанием экспертов. В кулуарах поговаривают, что руководство EBU чувствует за собой настолько всепоглощающую вину перед греками за прошлогодний провал надежд Сакиса Руваса на победу, что готово расшибиться в лепешку, чтобы умаслить греков сатисфакцией.

Но прогнозы и слухи — вещь ненадежная. История с г-ном Рувасом, которого в итоге обскакала прыткая Руслана, тому подтверждение, равно как и рухнувшие надежды Филиппа Киркорова вернуться в Москву на белом коне и с Анжеликой Агурбаш под мышкой. Белорусской поп-диве тоже предсказывали не меньше 7-го места в финале, но она не сумела преодолеть сито полуфинального отбора. Теперь говорят, что ее “многообещающие перспективы” сильно пострадали из-за бледной репутации в Европе диктаторского режима Лукашенко, который ей пришлось представлять. Первый шок от потраченных впустую сил и средств сменился у Филиппа Киркорова философской меланхолией:

— А что если в следующем году я сам поучаствую в “Евровидении”? — пустился он в размышления прошлой ночью. — Выступлю от Болгарии, например. В отборе мне там участвовать не надо. Объявлю только конкурс на лучшую песню, как сделала у себя в Греции эта Папаризу, брошу клич среди знакомых греков и американцев, сделаем хит, с осени начнем раскручивать по всей Европе. В промо-туры мне ехать не надо — меня везде знают: и в Греции, и в Израиле, и в Турции, и в Прибалтике, и на Украине, и в Белоруссии, и в Молдове...

Сама Папаризу тем временем была, кажется, весьма рада выбыванию г-жи Агурбаш из состязания, так как Никас Терзис, ее бывший композитор, испортил ей настроение, сочинив “Love Me Tonight” для славянской соперницы.

Итогами полуфинала оказалась удовлетворена и делегация России. Ее очень не устраивал бы продюсерский успех Филиппа Киркорова в случае участия его конкурсантки в финальном туре, где ей прочили 7-е место, в то время как нашей Наташе самые оптимистические прогнозы предсказывают пока 16-е. Зато теперь есть все основания расслабиться и настроиться на максимально возможный результат.

— Как настроение? — спросила “ЗД” у Виктора Дробыша, композитора и продюсера Натальи Подольской.

— Нервничаю, если честно.

— Почему?

— Потому что Наташа не нервничает. Она на удивление спокойна как удав.

— Разве это плохо — быть уверенным в себе?

— Уверенным в себе быть не плохо. Но творческий человек всегда должен быть немножко на нерве. Чтобы был кураж.

У Наташи, впрочем, еще есть некоторое время, чтобы обзавестись недостающим куражом, а мы пока вернемся к победителям и неудачникам полуфинала.

ПОБЕДИТЕЛИ И НЕУДАЧНИКИ

Zdob Si Zdub вместе с Луминитой Ангель и ее группой Sistem произвели молдавско-румынский блицкриг. Для полноты счастья не хватало O-Zone, а так было все: и этно-рок, и мармеладный южный поп. Выступление псевдоцыганской рок-банды из Молдовы — пока единственный повод для проявления патриотизма у российской делегации: и по-русски говорят, и в Москве по клубам-фестивалям колбасят. Почти наши! У Романа Ягупова и К° были три козыря: бабушка с барабанами, зажигательная мелодия и вдохновение режиссера телетрансляции. Далеко не самый яркий на сцене номер стал настоящим MTV-шным боевиком на экране. Лихой монтаж и активное передвижение камер “замазали” главный недостаток — выступление под инструментальную фонограмму. По правилам “Евровидения” вокалист честно пел, но группа лишь делала вид, что играет. Для рок-коллектива, где все построено на инструментальном взаимодействии друг с другом, — это смерть, но Zdob’ы сумели выжить и даже произвести впечатление. “Петь под “минус” куда сложнее, чем живьем”, — признался Роман Ягупов на пресс-конференции. Другие страдальцы от полуфанерных евро-нравов Wig Wam заявили, что конкурсу пора бы полностью перейти на живой звук.

Шумные норвежцы весьма органично чувствовали себя в роли победителей. Непонятно, что у них получается лучше — корчить рожи или сочинять музыку, но и то и другое пользовалось сногсшибательным успехом. Вокалист Глэм обескуражил всех заявлением, что отпраздновать победу намерен в отеле стаканом… холодного молока. “Все мы взрослые и здоровые люди, — сказал он. — Настоящий рокер должен уметь плющить публику на трезвую голову, поэтому наш лозунг — секс, молоко и рок-н-ролл…” Заявление привело в восторг всех журналистов.

Занимательные Vanilla Ninja, группа энергичных эстонок, неожиданно выступивших за Швейцарию, довела рок-составляющую “Евровидения” практически до совершенства. Журналисты шутили, что в случае их окончательной и бесповоротной победы на финале на карте Европы может появиться новая страна Свисстония (Swiss+Estonia). Все хохотали.

Об израильтянке Шири Мэймон язвили, что “дорогу в финал она себе проложила грудью”, но и голос был под стать пышности ее форм, что в итоге все и признали.

Во всех основных прогнозах накануне полуфинала с удовольствием ставили и на латышский дуэт Walter & Kazha (выпускников детской “Кукушечки” Раймонда Паулса), и на венгерскую этно-фьюжн-группу Nox, однако почти никто не видел шансов для банального датчанина Якоба Свиструпа и тем более для македонца Мартина Вучича, ставшего, пожалуй, самым необъяснимым кошмаром “Евровидения”. Здесь до сих пор никто не может понять, как сей комический персонаж мог быть предпочтен телезрителями харизматичным и вполне уместным для финала поп-дивам из Голландии, Белоруссии, Исландии или же респектабельному финну Гейру Реннингу.

Не ополоумел ли окончательно тот самый “домохозяечный” электорат? Что будет на финале?







    Партнеры