Не делайте мне больно, доктора!

Москвичка засудила врачей, лечивших ее от опухоли пиявками

24 мая 2005 в 00:00, просмотров: 271

Медицинские работники имеют привычку жаловаться, что их все ругают: больные, журналисты. Только кто за такой кошмар по головке погладит?

Неправильно поставленный диагноз едва не свел в могилу нотариуса из подмосковного Видного Галину Солнышкову. Почти два года эскулапы лечили женщину от остеохондроза, когда у нее была... опухоль головного мозга! От подобного врачевания женщина оглохла на одно ухо, чуть не ослепла и вообще чудом не умерла.

Пациентка подала в суд на докторов и заставила их заплатить за ошибку. Подробности скандального процесса читайте в материале “МК”.


— А можно меня не фотографировать — после операции лицо перекосило, — смущенно просит Галина Александровна. — Сейчас я еще хорошо выгляжу, а когда выписалась из больницы, вообще один глаз не закрывался. Врачи хотели веко зашивать, но я уговорила их подождать, а сама занималась гимнастикой: активно моргала с утра до вечера...

58-летняя Галина Солнышкова интересная, стильная женщина. Правда, из-за болезни правая половина лица немного опустилась вниз. В злополучную московскую поликлинику, что в Пресненском районе Москвы, ее привело стечение обстоятельств. В 2000 году областная нотариальная палата, в которой Солнышкова состоит нотариусом, заключила с больницей договор коллективного медицинского страхования. Галина Александровна не жаловалась на здоровье, врачей посещала крайне редко и сначала новой клиникой не заинтересовалась. Но всего через год женщина стала ее постоянной пациенткой. Первыми вестниками страшного недуга были тошнота и головокружение, снизился слух. Невропатолог, сделав рентген шейных позвонков, с ходу поставил диагноз: остеохондроз.

— Такое заключение можно смело выдавать всем нотариусам, — говорит Галина Александровна, — работа у нас сидячая. Врач назначил иглоукалывание и массаж, но лечение не помогало. С каждым днем мне становилось все хуже и хуже. Однажды по дороге на работу в Видное (живу я в Москве) упала в обморок в электричке. Вскоре после этого ухудшилось зрение: перед глазами плавали темные пятна. Меня отправили к окулисту и прописали... пиявки. Одна заползла мне в ухо и укусила. Б-р-р...

Такими, мягко говоря, экстравагантными методами Солнышкову лечили около двух лет. К весне 2002 года она сильно изменилась. Правым ухом женщина не слышала, а из-за близорукости начала щуриться. Твердая поступь, по которой нотариуса еще издалека распознавали клиенты, сменилась шаткой неуклюжей походкой. Ноги отказывались служить своей хозяйке: она часто теряла равновесие и падала. Не зная, что делать с трудной пациенткой, эскулапы предложили ей лечь в больницу. Потеряв к ним всякое доверие, Галина Александровна обратилась в НИИ им. Гельмгольца. Выслушав жалобы больной, взволнованный врач срочно направил ее к невропатологу в НИИ им. Бурденко. Здесь профессор сразу отослал Солнышкову на томографию головного мозга. Измученная женщина спокойно выслушала приговор медиков. У нее обнаружили опухоль правого мостомозжечкового угла головного мозга около 5 сантиметров в диаметре...

— Я не испугалась и даже не огорчилась, — вспоминает нотариус Солнышкова. — Единственное, я боялась, что перед операцией меня обреют наголо. Сестра даже купила парик. К счастью, он не понадобился: выбрили только затылок. Настоящий страх пришел, когда я осознала, что чуть не умерла. Доктор в Бурденко сказал: “Одна неделя — и вы бы полностью ослепли, вторая — и вас бы не было на свете”.

А после операции женщина вдруг вспомнила слова врача, едва не погубившего ее: “У нас лечится 18-летняя девушка с точно такими же симптомами, как у вас. Юная, а уже остеохондроз. Не волнуйтесь, Галина Александровна, здесь дело не в возрасте”. Выписавшись из больницы, Солнышкова предъявила иск в Пресненский районный суд к поликлинике: “чтобы та девочка не влипла, как я”. Ее интересы в суде представляла адвокат Светлана Чиркова:

— Я настаивала, что моей клиентке поставили ошибочный диагноз. И пока она лечилась от остеохондроза, ее здоровье ухудшилось. В таких делах очень трудно доказать причинно-следственную связь. Все зависело от решения независимых экспертов, но они подтвердили нашу правоту.

Из заключения Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения Москвы: “При обращении... Солнышковой Г.А. в поликлинику... у больной отмечались следующие симптомы: снижение слуха, асимметрия лица. Эти симптомы давали основание для подозрения на опухолевый процесс правого мостомозжечкового угла... Согласно записям в амбулаторной карте поликлиники действия врачей, оказывающих медицинскую помощь Солнышковой Г.А., были недостаточно полными и последовательными. Так как у пациентки появились клинические симптомы, наблюдающиеся при опухолевом процессе... то ей было показано проведение компьютерной томографии...” (Которая не была сделана.)

Ответчик же своей вины не признал. Из отзыва на иск: “За время наблюдения у Солнышковой Г.А. очаговой неврологической симптоматики поражения черепно-мозговых нервов не выявлялось”. Иными словами, врачи утверждают, что признаков опухоли у пациентки не было.

Говорят, каждый человек имеет право на ошибку. Но относится ли это к врачам? За промахи эскулапов расплачиваемся здоровьем мы, их пациенты. Галина Солнышкова выиграла процесс. Пресненский суд обязал руководство поликлиники оплатить ей расходы на операцию — 25 тысяч рублей. И компенсировать моральный вред — 15 тысячами рублей. Но она не чувствует себя победительницей. Правое ухо уже никогда не восстановится, и веко одного глаза останется навсегда чуть-чуть оттянуто вниз, а Галина Александровна будет стесняться фотографироваться.




Партнеры