Бедные люди

Чтобы стать нищим в России, нужно родить ребенка

25 мая 2005 в 00:00, просмотров: 203

У зверей в Московском зоопарке радость. С наступлением весны им индексировали суточный рацион питания. Теперь завтрак, обед и ужин очкового медведя обходится в $10, амурского тигра — в $21. Миллионы российских граждан, которых государство официально считает бедными, об этом могут только мечтать. Их ежедневные траты, по данным экспертов Всемирного банка, редко превышают $3,5—4. Очковый медведь сдох бы от голода.

Диплом не спасет

На первый взгляд бедных посчитать проще, чем богатых. Ведь, в отличие от олигархов, им нечего скрывать ни от налоговой инспекции, ни от соседей. Однако на поверку задача оказывается не такой очевидной. Во-первых, как выяснили социологи, россияне любят прибедняться. Бедными себя называют все подряд: и те, кто действительно еле-еле сводит концы с концами, и те, кто никак не может разориться на стиральную машину последней модели. Во-вторых, Госкомстат при подсчете учитывает только официальные доходы домохозяйств, тогда как всем ясно, что Россия — страна теневых доходов. Семья, ютящаяся в хрущобе и имеющая среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, вполне может ежемесячно иметь 500—600 долларов, сдавая внаем дедушкину квартиру. Ну и в-третьих, государственная статистика учитывает доходы текущие, т.е полученные в последнем месяце.

Однако таких шумных споров, как средний класс, российские бедные ни у отечественных, ни у западных специалистов не вызывают. Всем понятно, что бедные в нашей стране есть. Их довольно много (по разным оценкам от 10 до 30% населения), и они принципиально отличаются от тех людей, которые оказались в нижней прослойке общества на Западе.

Эксперты Всемирного банка, проводившие в 2004 году анализ российской бедности, даже не стали скрывать своего изумления: оказалось, что российские бедные — это в большинстве своем не маргиналы и алкаши, а люди со средним профессиональным (и даже высшим) образованием, а также семьи с детьми. И что самое удивительное — они работают, причем многие в нескольких местах при ненормированном рабочем дне.

По определению Всемирного банка, бедным в России считается человек, который может тратить не более 3,5 доллара в день. Таких на сегодняшний день чуть менее 20% (или 26 млн. человек), и западные эксперты склонны считать это достижением российского правительства. Ведь сразу после дефолта за чертой бедности оказалось почти 40% населения страны. Российские социологи более скрупулезны. Зная реалии нашей жизни, они справедливо полагают, что и 5, и даже 10 долларов в день для некоторых регионов России — смешные деньги. Нижняя прослойка общества в их исследованиях более представительна. Есть совсем бедные — с доходом от 600 до 3000 рублей. Есть “средние” низшие и “верхние” низшие, причем доход последних в таком богатом городе, как Москва, может доходить аж до 20 тысяч рублей в месяц на семью.

— Настоящих бедных не более 10—12%, — считает директор Института социальной политики Татьяна Малева. — Такие люди действительно нуждаются и тратят деньги на жизненные потребности.

Если же у человека есть дача, пусть старенький и дряхлый, но вполне работоспособный автомобиль, бедным его не признают ни в одной стране мира. Реальное положение семьи, считает Малева, зависит не от текущих доходов, а от совокупности всех активов — жилья, имущества, сбережений. Кстати, в России проживает самый высокий процент собственников жилья. Например, в Париже свою квартиру имеют не более 25% парижан. В Москве после приватизации собственников будет почти 99%. А ведь квартира в нынешних условиях — это самый настоящий капитал, о котором бедные в других странах даже не могут мечтать.

Проще оказаться под чертой, чем над

Но даже 10% против официальных 20% — это все равно много. Выходит, что на каждые 9 благополучных семей приходится одна неблагополучная. Впрочем, экспертов смущает даже не статистика, а укореняющаяся психология бедности. Бедняки смирились со своим сегодняшним положением. Никто из пенсионеров не надеется на солидную прибавку к пенсии. Никто из бюджетников не рассчитывает, что нынешние власти смогут в ближайшей перспективе обеспечить им достойное существование. Формируется класс потомственных бедных. Бедные родители не могут платить за хорошую школу и репетиторов, не говоря уже о взятках при поступлении в вуз. Соответственно их ребенок вряд ли получит образование, позволяющее рассчитывать на хорошую зарплату. Такая же ситуация с медициной: чтобы получить прилично оплачиваемую работу, необходимо здоровье, а чтобы обеспечить должный контроль за здоровьем, нужны деньги. И, судя по расценкам в платных медицинских центрах и клиниках, — немалые.

Бедных становится меньше, резюмируют показатели минувшего года в Росстате, но бедность усугубляется.

С другой стороны, социологов беспокоит “прозрачность” границ настоящей бедности. И в исследовании Всемирного банка, и в докладе, подготовленном ООН совместно с Международной организацией труда, говорится, что при малейшем макроэкономическом изменении число бедных в России может мгновенно удвоиться, а то и утроиться, поскольку слишком много людей (по некоторым оценкам, до 60—70% населения) имеют доходы, лишь чуть-чуть превышающие порог бедности. И вернуться обратно для большинства гораздо легче, чем дотянуться до планки среднего класса. Например, по расчетам экономистов, только обещанная реформа ЖКХ может увеличить число бедных с официальных 20% до 50%.

Впрочем, для того чтобы стать бедным, совсем не обязательно ждать перехода на 100-процентную оплату услуг ЖКХ. Достаточно просто забеременеть и родить ребенка. Для молодых семей, особенно в небольших провинциальных городках, — это самый верный способ снова оказаться за чертой бедности. Согласно исследованию ООН, в такой ситуации после рождения первенца оказалось больше половины опрошенных семей, а у 20% душевые доходы оказались даже в 2 раза ниже прожиточного минимума.

Однако самый сильный удар ниже пояса российские власти получили, ознакомившись с данными по дифференциации доходов наиболее богатых и наиболее бедных групп населения. Оказалось, что за последний год разрыв между ними увеличился с 12-кратного до 15-кратного. Что это означает, на одном из заседаний правительства без обиняков объяснил глава Росстата г-н Соколин.

Достижения рыночной экономики достаются обеспеченным группам населения. Это они выигрывают от экономического роста, увеличения ВВП и высоких цен на нефть. Благосостояние бедных при этом выросло всего на 2,4% — немудрено, что при официальной инфляции 11,7% они этого даже не почувствовали.

Любопытно, что в Москве доходы самых богатых отличаются от доходов самых бедных не в среднероссийские 15 раз, а в столичный 51 раз (!!!). Но что еще более любопытно: при такой огромной дифференциации Москва — отнюдь не самый социально напряженный регион в РФ. Хотя на Западе утверждают, что даже 10-кратный разрыв в доходах грозит проштрафившейся стране политической нестабильностью.

Борьба с бедностью или с бедными?

Еще Адам Смит говорил, что у бедности есть две причины: плохое географическое положение страны и плохое правительство. Первое явно не про нас. А что касается правительства, то его достижения в борьбе с бедностью пока лучше заметны экспертам Всемирного банка, чем самим россиянам. По крайней мере 70% малоимущих семей, по данным опросов, пока не ощутили на себе результатов проводимой социальной политики. А пресловутую монетизацию льгот подавляющее большинство населения и вовсе приняло не за борьбу с бедностью, а за борьбу с бедными.

По многим параметрам Россия сегодня выглядит успешным государством: профицит бюджета в 2005 году оценивается в 187 миллионов рублей, бюджет сверстан исходя из 26 долларов за баррель нефти, тогда как сейчас ее стоимость гораздо больше, кубышка стабилизационного фонда пухнет месяц от месяца. Но картину безнадежно портят 15 миллионов врачей и учителей и 38 миллионов пенсионеров, которые никак не вписываются в параметры всеобщего благоденствия.

Пусть не берут в голову ветераны, но в канун празднования 60-летия Победы их чуть более молодые коллеги завидовали им черной завистью. “Я на 10 лет позже родился. На войне не был. Раньше я думал, повезло. А теперь думаю, лучше б на войну пошел. Ну убили б, так убили. А нет — так теперь бы квартиру дали и пенсию 10 тысяч рублей. Хоть бы на старости лет пожил как человек”, — написал в редакцию Виктор Егорович Герасимов. Доходы Виктора Егоровича на сегодняшний день составляют 2532 рубля, и никаких причин для их значительного увеличения 65-летний пенсионер не видит.

Пенсии правительство увеличивает на 15%. Из них как минимум 10% съест инфляция. Выходит, что реально доходы таких, как Виктор Егорович, вырастут только на 5%. При этом цены на базовые товары уже выросли процентов на 13. И это не считая всевозможных повышений, случившихся с 1 января, о которых власти постарались поскорее забыть.

Да, Россию похвалили в Давосе за то, что за последние три года зарплата в среднем выросла аж на 50%, но забыли пояснить, что самых бедных (тех, кто по сути работает на государство) это достижение почти не коснулось. Большинство российских экономистов сходятся во мнении, что правительство могло бы “раздавить” стабилизационную кубышку и повысить зарплаты бюджетникам и пенсии пенсионерам хотя бы на 40%. Но этого не будет. Министр экономики Герман Греф недавно в очередной раз озвучил свою позицию по данному вопросу: “Стабилизационный фонд нужно инвестировать вне пределов страны, для того чтобы сохранить макроэкономическую стабильность внутри страны”. Иными словами — чтобы не подстегнуть инфляцию.

Другой “ночной кошмар” российских министров — падение цен на нефть. Власти не увеличивают расходы на социалку, чтобы не брать на себя рискованные обязательства. Гораздо спокойнее мирно почивать на “подушке безопасности”, сложенной из нефтедолларов.

Западные эксперты, судя по докладу ООН “Инвестирование в развитие”, также не слишком понимают, каким именно образом российское правительство собирается к 2015 году вчетверо улучшить показатели по бедности. Советник генерального секретаря ООН, директор ПРООН по Восточной Европе и странам СНГ Кальман Мижей назвал российскую систему социальной помощи одной из самых неэффективных в мире.

Чиновники, во-первых, не умеют находить людей, которые сильнее всего нуждаются в поддержке. А во вторых, проявляют социальную солидарность не с теми группами населения. Западные специалисты (а исследование проводилось под руководством известнейшего профессора Колумбийского университета Джефри Сакса) так и не смогли взять в толк, зачем российские власти в 2001 году отменили прогрессивную шкалу налогообложения, принятую для богатых людей во всех развитых странах мира, и собственными руками усилили поляризацию населения по уровню доходов.

Как бы там ни было, но денег на борьбу с бедностью нам Запад давать впредь не собирается. “Вы теперь и сами богатые!” — говорят благотворительные организации и фонды, сокращая масштабы своей деятельности в России.

Осталось только узнать: сколько еще денег должна заработать на нефти Россия, чтобы пенсионер Виктор Егорович Герасимов мог питаться, как очковый медведь в Московском зоопарке?


Помощь без адреса

Основная слабость российской социальной системы — отсутствие адресной помощи. Проще разбить нуждающихся граждан по категориям, чем понять, кто конкретно и в чем нуждается. Особенно трудно приходится молодым людям, которые в силу возраста и отсутствия ярко выраженных проблем со здоровьем не получают от государства ни льгот, ни денег. В результате, по данным “Российского центра молодежи и семейной политики”, 69% молодых семей еле-еле сводят концы с концами. А положение неполных семей, где мать-одиночка к тому же не работает, а учится, иначе как крайней нищетой не назовешь. Ведь ежемесячное пособие на ребенка в России выплачивается, только если мать работала до родов. В Москве местные органы соцзащиты худо-бедно стараются поддерживать такие семьи (продуктовыми наборами, бесплатными путевками в лагеря, билетами на елку и благотворительными спектаклями). В провинции даже положенные по закону соцвыплаты частенько задерживают на месяц.


Как у них

В Германии решение о назначении адресной помощи принимается местными органами соцобеспечения. Основание — уровень доходов ниже прожиточного минимума, который в стране в настоящий момент колеблется в пределах 600—800 евро в месяц. Нуждающимся не обязательно дают деньги. Это могут быть также чеки на оплату жилья и медуслуг или 50%-ные скидки на проезд в транспорте.

Поскольку пенсия по старости в Германии превышает прожиточный минимум, пенсионеры могут обращаться за денежной помощью только в том случае, если им что-то действительно нужно — например, новая инвалидная коляска или лечение на бальнеологическом курорте в Баден-Бадене.

Во Франции право на социальную поддержку имеют все, чьи доходы ниже минимально гарантированного дохода. Который, на минуточку, уже давно перевалил за 1000 евро. Тем, кто по каким-то причинам имеет меньше, государство компенсирует разницу в виде целевых выплат на оплату коммунальных услуг и жилья. Пенсия во Франции больше минимально гарантированного дохода, однако в случае предстоящей операции или других жизненных неурядиц пожилые люди могут обратиться с заявкой на помощь в муниципалитеты. Кроме того, на денежные пособия могут рассчитывать одинокие матери, многодетные семьи, семьи, потерявшие кормильца, и инвалиды.

В США действует масса государственных и региональных программ по борьбе с бедностью. И хотя в некоторых отчетах бедными называют до 12% населения самой богатой страны мира, стандарты их уровня жизни — не чета российским. Многодетные семьи, иммигранты, инвалиды, безработные и другие маргиналы получают от государства как деньги (в форме пенсий, пособий, целевых выплат), так и натуральные льготы (например, скидки на проезд в транспорте и талоны на питание). Пособия делятся на основные, которые выплачиваются государством, и дополнительные — их платят региональные бюджеты по заявкам местных спецслужб. Все граждане США старше 65 лет имеют право на получение больших скидок (а в некоторых случаях на бесплатное обслуживание) по федеральной программе “Медицинская помощь”.




Партнеры