Конец света!

Корреспонденты “МК” побывали в отключке вместе с народом

26 мая 2005 в 00:00, просмотров: 342

ЦИТАТА ДНЯ

Владимир ПУТИН, Президент РФ:

“Вполне можно говорить о недостаточном внимании РАО ЕЭС к текущей деятельности компании... По предварительным данным, причиной стали не только проблемы, связанные с износом оборудования, хотя и это так — оборудование там 1966 года”.


Не так давно нечто подобное уже переживал Нью-Йорк. Почти на сутки город “умер” из-за крупнейшей электроаварии. В среду энергетический коллапс постиг Центральную Россию. В 11 утра с копейками остановились поезда в метро, отключились светофоры, остановились поезда, потух свет в домах... На момент подписания номера ситуация все еще оставалась сложной. И, как всегда, выяснилось, что ни Москва, ни провинция абсолютно не готовы к подобным ЧП.

В этом вместе со всеми горожанами убедились журналисты “МК”.


Жареным запахло еще накануне. Первые проблемы с электричеством возникли во вторник вечером. Тогда, правда, москвичи еще ни о чем не догадывались.


24 мая, 21.10 У Люблинского кладбища, на Чагинской резервной электроподстанции, расположенной на улице Чагинской, д. 2, возник пожар. Первая версия — из-за банального короткого замыкания в обмотках понижающего трансформатора. Такие загорания часты, и их особенно не любят пожарные.

— Электроподстанцию тушить крайне сложно, — пояснили “МК” в УГПС Юго-Восточного округа. — Во-первых, сначала здание надо обесточить. Делают это по ночам, крайне медленно, после кучи согласований. Во-вторых, серьезную опасность представляет трансформаторное масло. Это горючая жидкость, почти как лава в кратере вулкана. Если огонь добирается до емкости с маслом — пиши пропало, последствия могут быть самыми тяжелыми.

Огонь добрался, куда хотел: емкость с маслом взорвалась. С огненным смерчем боролись больше полутора часов. Наконец, в 23.00, загорание удалось ликвидировать. Но “красный петух” уже сделал свое дело. С этого момента начался отсчет “майского кошмара” — самой большой аварии на энергосетях в истории России.

23.30 Первыми последствия аварии почувствовали ближайшие соседи подстанции — Капотненский нефтезавод. Вот что рассказал “МК” руководитель Центра общественных связей МНПЗ Николай ФРОЛОВ.

— Пожар произошел на подстанции, которая обеспечивала электроснабжение завода. В 21.15 произошло отключение энергии. На данный момент завод обесточен и находится в абсолютно безопасном режиме работы. Частично МНПЗ был подключен на электроснабжение от двух подстанций — ТЭЦ-22 (Красково) через заводскую главную понижающую подстанцию №3 и от Чагинской подстанции через ГПП-2.

— Всех москвичей очень напугал большой факел над заводом…

— Пламя на факеле установки вызвано тем, что основные технологические установки по производству нефтепродуктов были срочно переведены в режим рециркуляции. Следует отметить, что аналогичная ситуация сложилась на заводе 26 лет назад. И тогда тоже удалось избежать человеческих жертв. Сейчас на заводе ведется мониторинг окружающей среды, забор воздуха и забор проб воды. Все показатели находятся в норме.

25 мая, ПОЛНОЧЬ На стыке двух суток Москва узнала, что такое веерное отключение. Многие объекты со сгоревшей Чагинской подстанции переключили на другие. И тут понеслось — трансформаторы выходили из строя один за другим, по принципу домино.

Однако вот что настораживает. Первое ЧП произошло вовсе не в Капотне. Еще в 20.53 загорелась трансформаторная будка у дома №38 на Матвеевской улице. Сначала из-за решеток повалил черный дым, а потом раздались громкие хлопки и взрывы. В ближайших домах тут же погас свет. А через 7 минут сгорела подстанция на улице Маршала Кожедуба у дома №14. В “Мосэнерго” заявили, что ответственность за эти сооружения, а также все, что находится внутри, несут местные ЖЭКи. Может быть, и так. Но, значит, еще до полуночи было ясно: электросети могут не выдержать 35-градусной жары и дополнительной нагрузки. Увы, нужных выводов никто сделать не успел.

25 мая, 11.10 Начало катастрофы. Прекратилось движение на отдельных участках сразу шести линий подземки. Встали поезда на оранжевой ветке от “Битцевского парка” до “Калужской” и от “Шаболовской” до “Китай-города”, Замоскворецкий радиус остановился от “Красногвардейской” до “Павелецкой”, на серой линии прервалось сообщение от “Серпуховской” до “Бульвара Дмитрия Донского”, Каховская, Бутовская и Люблинская линии вышли из строя полностью.

Уже к 11.30 станции всех вставших отрезков линий сабвея были закрыты на вход. В это же время началась эвакуация людей из застрявших в тоннелях метросоставов. По утверждению сотрудников метро, причиной внезапной остановки поездов стало отсутствие напряжения от питающих источников. На всех линиях были моментально задействованы резервные источники электропитания. Но увы...

— Вы поймите, — чуть ли не кричит сотрудник службы электроподстанции и сетей, — у них силенок маловато! Представляете, сколько энергии нужно, чтобы поезд запустить? Ну хорошо, освещение на станцию, вентиляцию мы поддержим часа 2—3. А потом все — мрак. До тех пор, пока не наладится нормальная подача электричества.

Кстати, все вставшие в среду утром линии метро получают электропитание от одной “матки” — ТЭЦ-9. Работники метрополитена высказывают предположение о возможной аварии (или пожаре) на этой станции.

Всего в тоннелях застряло 43 поезда, в которых ехали около 20 тысяч человек. На их эвакуацию работникам метро потребовалось два часа.

11.15 Корреспондент “МК” оказалась на станции метро “Новогиреево” (впрочем, подобное творилось и на других станциях). Вот что она передала в редакцию по телефону:

“Вокруг толпился народ и что-то возбужденно обсуждал. И через вход, и через выход выскакивали люди. Но турникеты на вход тоже не были перекрыты. Я спустилась вниз. Станция была освещена очень тускло, как будто свечки горели. Подошел последний поезд, и все рванули наверх.

Никакой информации добиться от работников метрополитена было невозможно. На все вопросы они отвечали: “Мы сами ничего не знаем! Может, это с электричеством что-то, а может, теракт”. На станции и вокруг я не увидела ни одного милиционера. Люди не знали, что делать дальше. Почему-то все кучковались в близлежащих магазинах, некоторые стали лихорадочно скупать продукты. Таксисты и частники сразу взвинтили цены, за проезд до центра города ломили по 400 рублей...”

11.20 В 7-й городской клинической больнице, что на улице Коломенской, суматоха началось примерно в 11 утра:

— Сначала начались перебои с электричеством — моргали компьютеры, потом пропал свет и отключились розетки, — сообщили нам в регистратуре. — А ведь у нас две тысячи больных! Но самое страшное — отключилась реанимация. А ведь пациенты в ней находятся на аппаратах искусственной почки, сердца... Отключилось освещение во время операции, врачам пришлось пользоваться фонариками на батарейках. Нам постоянно звонят родственники пациентов, а у нас даже нет никакой информации о больных — все документы в электронном виде.

В горбольнице №15 им. Филатова (ул. Вешняковская) ситуация не лучше: без света оказались клинический корпус и роддом.

Роддом №25 на улице Фотиевой (ст. м. “Университет”) лишился света всего на два часа: “У нас все обошлось, — говорит главврач Марина Оленева. — В тот момент рожали четыре пациентки. Днем для родов в общем-то электричества не требуется. Операций вроде кесарева сечения, при которых нужно определенное освещение, не производилось”.

Несмотря на то что в районе станции метро “Калужская” наблюдалась аварийная ситуация, в роддоме №4 на улице Новаторов свет не отключали. Обошлось и с роддомом №32 по улице Красногвардейской.

В психиатрической больнице №13 свет отключили с 11 часов дня, на момент подписания номера его так и не дали.

— У нас организован внутренний штаб: весь медицинский персонал работает в усиленном режиме, остался на вторую смену, — говорит главный врач Эдуард Семенович Дроздов. — Стерильных шприцов и медикаментов у нас достаточно. Без электричества мы не сможем накормить больных горячим обедом, но мы на всякий случай завезли на несколько дней сухие пайки и запаслись водой. Пока больные не проявляют беспокойства из-за отсутствия света, думаю, что и вечером мы сможем их успокоить. Если же электроэнергию не дадут несколько дней, тогда придется наших больных размещать в другие психоневрологические клиники.

12.00 Начинаются волнения в банках. В одном из кредитных учреждений на Пресне несколько человек усиленно пытаются снять деньги со счета.

— Говорят, конец света наступил, так хоть богатым его встречу, — нервно усмехается парень лет 25.

— А я, знаете, просто боюсь, — признается немолодая шатенка. — Ведь у них, наверное, сигнализация отключится. А ну как мародеры набегут? Я уж и дочке сказала: из квартиры ни шагу. Мы в Люблине живем — света нет, и дом беззащитный...

Вот как прокомментировали ситуацию с возможными грабежами и мародерством в пресс-службе Управления вневедомственной охраны при ГУВД Москвы:

— Тяжко пришлось! Ведь по инструкции мы обязаны выехать на каждый объект или квартиру, где срабатывает сигнал тревоги, и выставить там пост. А в связи с тем, что разом отключилась электроэнергия, сигнализация сработала везде. Представьте, что в столице 220 тысяч квартир, которые владельцы поставили на охрану. А в состав городского управления вневедомственной охраны входит только 400 экипажей! У каждой двери по милиционеру ведь не поставишь! В этом случае несколько патрульных машин постоянно курсируют в определенном районе, где есть квартиры с сигнализацией. Сотрудники ОВО проверяют каждый адрес, поднимаются к двери и обследуют ее на предмет взлома. Если все в порядке, направляются по другому адресу, контролируют его — и так далее по кругу. Что же касается объектов особой важности, то на каждом из них выставлены усиленные посты и для их охраны выделены дополнительные экипажи. А такими важными объектами являются не только, скажем, секретные предприятия, но и некоторое аптеки, на складах которых хранятся наркотики в больших количествах, больницы... Возле абсолютно каждой шахты на поверхности будет стоять пост, чтобы исключить проникновение в метро посторонних лиц через воздуховод. Командованием объявлен общий сбор всего личного состава.

12.20“Аппарат абонента находится вне зоны действия сети”. Ну да, этого следовало ожидать. Из-за отключения электроэнергии произошли перегрузки в сетях всех сотовых операторов Москвы. Для большинства абонентов с 12.20 мобильная связь была недоступна. Так же плохо обстояли дела и у целого ряда хостинговых компаний, на чьих площадках установлены сервера популярных интернет-ресурсов. Систем бесперебойного питания из-за массовых отключений хватило на несколько минут. В итоге стали недоступны такие сайты, как yandex.ru, rambler.ru, gazeta.ru, lenta.ru, izvestia.ru, gzt.ru, а также многие другие информационно-развлекательные порталы и информационные ленты.

12.25 ...Пассажиры метро, которым посчастливилось не оказаться в этот момент в тоннеле, оказались перед выбором: или ловить машину, или идти на работу пешком.

— Не советуем вам делать заказ, — говорили практически во всех службах такси. — Поскольку светофоры не работают и везде пробки, вы истратите на дорогу всю зарплату.

Но телефоны диспетчеров все равно обрывались от звонков желающих заплатить любые деньги — только бы добраться до работы.

В пострадавших районах закрылись десятки, если не сотни рынков и магазинов, чья продажа связана непосредственно с электроэнергией. Прежде всего — продуктовые и салоны по продаже техники.

— Из дома (район ВДНХ) до Курской я добиралась полтора часа, потом еще столько же, — рассказала нам по мобильному Валентина, продавец магазина одежды торгового центра “Москва”, что расположен в Люблине. Приехала на работу — а тут все отключено.

— Электричество у нас есть, а вот Интернет не работает, — посетовали в магазине по продаже техники на улице Кржижановского.

— Нам повезло — было несколько отключений электроэнергии по минуте, и потом все заработало, — говорят в компьютерном магазине на Ленинском, 66. — Но вот у многих наших коллег, расположенных по соседству, причем тоже на Ленинском, света до сих пор нет. Вот продуктовый магазин тоже закрылся.

Многие продавцы продуктовых магазинов сетовали на то, что из-за отключения морозильных камер товар в такую жару может попортиться, а это нешуточные убытки.

В Департаменте потребительского рынка на момент подписания номера общей картины по магазинам не было: слишком мало времени прошло с момента ЧП.

У “Мос-Отиса” в “проблемных” районах (юго-восток, юго-запад и часть центра) — 10 тысяч лифтов, и, по словам директора Центральной диспетчерской службы Николая Грудакова, почти все они в связи с аварией вышли из строя.

— Мы приняли следующие меры: на каждые 50—70 лифтов выделили механика, который уже с 11 часов утра лично ходит по домам и смотрит, не застрял ли кто. Если застрял — освобождает с помощью специальных инструментов. В некоторых лифтах аварийная кнопка может работать, в некоторых — нет.

Диспетчер “Мослифта” сказала, что от звонков, связанных со сбоями в работе лифтов, они просто зашиваются. Однако на момент подписания номера точных цифр, сколько лифтов вышло из строя в связи со сбоями в электричестве, еще не было (по предварительным оценкам, такая участь постигла больше половины столичных лифтов). На 14.00 все люди, застрявшие там, уже освобождены: для их освобождения привлекли дополнительные силы в лице рабочих, которых сняли с модернизации.

В центральной диспетчерской жилищно-коммунального хозяйства — аврал. Звонки раздаются не только из Южного округа столицы, но и Восточного, Юго-Восточного, Юго-Западного, Центрального.

— Пока мы принимаем заявки и освобождаем людей, — заявили корреспонденту “МК” специалисты аварийной службы “Мослифта”.

Количество застрявших исчисляется тысячами. Чтобы вытащить их из плена темных, обесточенных кабин, на ноги подняты все работники “Мослифта”, весь штат — три тысячи человек. Здесь тоже аврал. Связь сбоит, то и дело отключаются радиостанции. Все это мешает спасать людей и выявлять новых потерпевших.

Проблемы со связью и электричеством возникли даже в здании “Мосэнерго”. По свидетельству сотрудников, полтора часа было обесточено одно крыло здания, где находится руководство “Мосэнерго”. Электричество дали около часа дня, но проблемы со связью остались.

Чтобы обеспечить бесперебойную сотовую связь, операторы сотовой связи перевели свои станции, расположенные на юге и юго-западе Москвы, на резервное питание. Станции подключили к аккумуляторным батареям, на которых они могут работать от 4 до 10 часов. Если за это время энергетики не подадут централизованное питание, сотовые станции подключат к дизельным генераторам.

— Работать на дизельном топливе можно сколько угодно долго. Пока не кончится топливо. Но это не нормально, — говорят операторы сотовой связи.

С момента возникновения ЧП количество звонков по сотовым телефонам увеличилось в несколько раз. Вследствие повышенной нагрузки на сеть дозвониться с первого раза многим не удается.

12.40 Станция метро “Добрынинская”. Толпы ошалевших от жары москвичей с боем штурмуют маршрутки. Люсиновская улица забита транспортом, работники ГАИ с трудом регулируют движение по ней. Люди, вышедшие из метро, говорят, что кольцевая линия работает лишь частично. Единственные люди, которым ЧП в радость, — продавцы прохладительных напитков. Электроснабжение здесь не нарушено, и очереди возле павильонов огромные. Но “Добрынинская” вчера была раем небесным по сравнению с тем, что творилось возле “Тульской”. Вообще по всему городу можно было увидеть регулировщиков уличного движения в звании от майора и выше. На трассу вышли все. У “Тульской” на газонах загорала молодежь, а люди постарше пытались добраться до службы иными видами транспорта. В час дня здесь частные извозчики взвинтили цены вдвое-втрое, и то машину поймать было невозможно. У входа в станцию метро “Тульская” натянута веревочка. Любопытные переступают через нее и спускаются в темноту. Возле закрытых и обесточенных киосков отдыхают продавцы.

На улице сотни людей лезут и лезут в набитые под завязку автобусы. Трамваи стоят там, где их застало отключение. Спрашиваем у продавщицы мороженого, что она собирается делать, холодильник ведь не работает.

— Не знаю. Стараюсь продать как можно больше. А потом суп с котом...

12.45 А в “Останкино” все спокойненько. По словам главного энергетика Московского регионального центра Российской телевизионной и радиовещательной сети Сергея Глазкова, электричество на башне и на других объектах телецентра “даже не моргнуло”. Впрочем, даже если бы волна отключений захватила север столицы, на “Останкино” это почти не отразилось бы. В случае аварии башня и другие помещения центра автоматически переключаются на другой источник электроснабжения. Если “вырубятся” подстанции, телецентр будет питаться от ТЭЦ-21.

— Даже если во всем мире отключится электричество, благодаря ТЭЦ башни это не коснется, — уверен Глазков.

Для переключения всего оборудования на другой источник питания необходимо около 3,5 секунды, на качестве вещания это практически не отразится.

13.00 Как удалось узнать “МК”, на юге Москвы от электричества отключили 4 родильных предприятия. Однако такое ЧП не привело ни к каким сбоям в их работе. Например, в Центре планирования семьи и репродукции №1 нам сообщили, что здесь электричества не было всего пару часов (уже к двум часам его подключили вновь), однако, поскольку роддом тут же переключился на резервное автономное электроснабжение, роженицы, младенцы и другие пациенты никак не пострадали. “Мы никому не отказывали и никого не переводили в другие больницы”, — сказали нам там.

13.15 Из тоннелей усталые, но довольные выходят последние пассажиры на Замоскворецкой, Серпуховской и Калужско-Рижской линиях. Еще в час дня по два поезда на каждой их этих веток стояли в “рукавах” подземки, под завязку “груженные” пассажирами. В общей сложности в шести последних эвакуированных метросоставах в ожидании освобождения из подземного плена томились 2800 человек.

Первая обнадеживающая информация относительно восстановления работы метрополитена появилась во втором часу дня — по прогнозам руководства подземки, подача питания метрополитену ожидалась к 14 часам.

А мы направились в сторону Каширского шоссе. Все светофоры по пути не работали. Вместо них — гаишники. 14.05. Добираемся с великим трудом до онкологического центра на Каширке. Охранники жалуются нам, что примерно в 12.29 отключение добралось и до больницы.

— Хорошо еще, у нас реанимация и послеоперационные палаты оборудованы генераторами. А так много народу застряло в лифтах. Сидим вот в темноте.

КАК СЛУЧИЛАСЬ АВАРИЯ?

Маргарита НАГОГА, начальник департамента РАО “ЕЭС России” по взаимодействию со СМИ:

— Аварийная симптоматика началась вчера вечером на одной из подстанций Чагино с возгорания узла электротехнического оборудования. Персонал подстанции своими силами погасил возгорание, ремонт велся всю ночь. Однако утром, в период суточного максимума, авария получила свое дальнейшее развитие. Подстанция находится на т.н. московском кольце, поэтому сработали противоаварийные автоматические системы в Калуге и Туле, а также в Москве. Далее были отключены ЛЭП мощностью 110 и 220 вольт, что привело к отключению большого числа потребителей. Сейчас каскады аварий остановлены, отключений новых потребителей не будет.

Мы надеемся, что система будет восстановлена в кратчайшие сроки. В РАО не исключают ни одной из версий аварии. Но мы видим главную причину в высокой степени износа технического оборудования, недостаточности инвестиций развития электросетевого хозяйства. Подстанция Чагино была введена в эксплуатацию в 1963 году, а в целом, по оперативным данным, существует дефицит мощности в 1200 мегаватт”.


Александр РЕМИЗОВ, гендиректор Московской объединенной энергетической компании, руководитель Центра энергетических исследований:

— Происходит то, чего не то что по Москве никогда не было — в стране такие случаи единичные. Это прецедент, который дает очень много пищи для размышлений. Треть города в результате пожара на подстанции Чагино стоит. Это крупная системная авария. Я не припомню, чтобы с нами такое вообще когда-нибудь происходило.

— Разве такие объекты, как Чагино, не инспектируются?

— Разумеется, существует график профилактических осмотров. В том числе наверняка проверяли и эту подстанцию, однако этот инцидент — случайность, которую никто не смог бы спрогнозировать. Ни для кого не является секретом то обстоятельство, что материально-техническое оснащение у энергетиков оставляет желать лучшего. Одна искра практически парализовала мегаполис. Наверняка после этих событий будут большие разбирательства.

— Какие выводы можно сделать из этой истории?

— Надо разбираться, чтобы впредь не допустить таких происшествий...




Партнеры