Хоть святых вноси

Апостол Павел стал российским дипломатом

30 мая 2005 в 00:00, просмотров: 171

— Дорогу здесь поливают первый раз в жизни! — восхищенно говорил гид высокой российской делегации, прибывшей в Сирию, на пути в село Каукай из Дамаска. Повод для показухи был: в субботу там открывали привезенный из Москвы памятник апостолу Павлу работы скульптора Александра Рукавишникова. Не такое уж значительное по нашим меркам событие в Сирии имеет государственное значение, сопоставимое с покупкой российского оружия.


“Великий арабский вождь Хафез Асад (овации)... Дружба российского и сирийского народов (бурные продолжительные аплодисменты)... Президент Сирии Башар Асад (бурные продолжительные при любом упоминании его имени)…” — такие речи разносились над едва покрытой зеленью каменной пустыней, церковью апостола Павла и бронзовым памятником святому. Внимали им тысячи людей, пришедших пешком, приехавших из ближних и дальних городов, чтобы лицезреть подарок из России.

Именно здесь, в селе Каукай, главный спец по зачисткам среди первых христиан военачальник Савл узрел столп света и услышал Божий глас: “Савл, за что ты гонишь меня?”. Перековавшись и окрестившись, Савл стал Павлом...

В Сирии нет конфликтов между христианами и мусульманами. Зато есть общий враг (тут сириец либо тычет пальцем в сторону Израиля, либо говорит туманную фразу о “великих державах”). А еще есть старый друг — Россия, от которой здесь по-прежнему ждут многого. И культурный фонд “Духовное наследие св. апостола Павла” постарался ожидания оправдать — привез на открытие памятника делегацию аж в полтораста человек: церковных чинов, бизнесменов, депутатов, актера Пороховщикова и даже хор певчих из Данилова монастыря. А суперзвездой был, естественно, скульптор Рукавишников. Чуть меньшей популярностью пользовался Валентин Варенников — ныне депутат Госдумы, а некогда главный военный специалист в Сирии. По его мнению, выраженному в громовых речах, старые времена еще вернутся. Россия сейчас всеми силами пытается сохранить влияние в этом регионе. Теперь еще и духовно-монументальными.

...Когда с памятника стала спадать “простыня”, хор грянул православный гимн и, перекрывая мощные голоса певчих, радостно заверещала какая-то сирийская женщина. “Это она что-то вроде частушек поет, — сказал мне переводчик. — Свадебных. Только вместо имени жениха говорит “апостол Павел”.




Партнеры