Гость в горле

Гастарбайтеры Москве и нужны, и вредны

31 мая 2005 в 00:00, просмотров: 220

Политика столичных властей в отношении приезжих неоднозначна. С одной стороны, надо прислушиваться к мнению коренного населения, которое в большинстве своем мигрантов не любит и имеет на то свои основания. С другой стороны — исходить из реальной ситуации на рынке труда, которая очевидна: работа гастарбайтеров востребована не только ведущими отраслями городского хозяйства, но и самими москвичами. “Гости” столицы строят москвичам загородные дома и дачи, чинят заборы, делают ремонт в их квартирах и сидят с их детьми в качестве нянек.


В думском Комитете по безопасности считают, что у России нет альтернативы трудовой миграции, поскольку собственные ресурсы страны практически исчерпаны. Особенно ярко это видно на примере Москвы, которая все больше становится похожа на западные столицы, где коренное население почти поголовно трудится в офисах и банках, а в потребительской сфере правят бал иммигранты. Ну не идут москвичи торговать на рынках и месить бетон на стройках, и все тут. Если бы не гастарбайтеры, кто бы тогда построил городу 4,5 млн. квадратных метров жилья, намеченных к сдаче в этом году? А если смотреть еще шире: кто обеспечит городской экономике стабильный поступательный рост? Каждый работающий зарабатывает государству, этому самому пресловутому ВВП, порядка 8 тысяч долларов в год. Получается, миллион приезжих — 8 миллиардов долларов.

Казалось бы, власти должны быть заинтересованы вывести “чужаков” из тени, чтобы они ко всему прочему еще и платили налоги. Но не все так просто. Опросы общественного мнения показывают, что москвичи не поймут, если мэрия вдруг решится легализовать гастарбайтеров. Клубок социальных проблем, связанных с мигрантами, в глазах москвичей полностью перекрывает получаемую от их труда экономическую выгоду. “В процессе либерализации миграционного законодательства нужно соблюдать баланс интересов четырех сторон — бизнеса, мигрантов, местного населения и местных властей”, — рассуждают в думском Комитете по безопасности. Но никаких готовых рецептов конкретно для Москвы, где этот баланс надо находить немедленно (иначе дело обернется погромами), ни одно ведомство пока не придумало.

Отцы города худо-бедно умудряются сидеть на двух стульях. С одной стороны, на встречах с москвичами обещают ужесточить миграционную политику и даже в подтверждение своих слов вводят квоты на привлечение иностранной рабочей силы. С другой — закрывают глаза на огромную армию гастарбайтеров, доблестно трудящихся почти во всех отраслях городской экономики. “Чего вы привязались к этим мигрантам? — в сердцах бросил однажды высокий чиновник горадминистрации. — В конце концов, у нас 30% москвичей получают зарплату в “конвертах”, так же нелегально!!!”

Официально политика столичных властей в отношении мигрантов выглядит следующим образом. Каждый год правительство Москвы утверждает городские квоты на привлечение иностранной рабочей силы. Чтобы не влиять на рынок труда, число рабочих-мигрантов не должно превышать 5% от общей численности работоспособного населения города. Выходит, иностранных работников должно быть не больше 300 тысяч человек. Но реальные квоты еще меньше. Более 100 тысяч разрешений на работу соответствующие службы еще ни разу не выдавали. Предпринимателей больше пугали не штрафы, а совершенно безумная даже с точки зрения российской бюрократии процедура легализации каждого работника. Во-первых, надо было пройти 4 инстанции — центр занятости округа, где зарегистрирована фирма, Департамент труда и занятости г. Москвы, Федеральную миграционную службу и Управление по делам миграции ГУВД. По признанию начальника управления Анатолия Батуркина, в 2004 году весь процесс в среднем занимал от 145 (!) до 210 (!) дней, в зависимости от страны проживания приглашаемого работника. Ничего удивительного, что предпринимателям было проще купить фальшивые миграционные карты, чем почти год маяться в очередях. С 1 апреля 2005 года Управление миграции ГУВД перешло на систему “одного окна”, разрекламированного столичными властями. Однако облегчит ли это кому-нибудь жизнь — пока сказать трудно. По крайней мере, очереди к дверям управления, что на Новинском бульваре, заметно меньше не стали.

Неофициально — все выглядит гораздо проще. Если на строительство дома устроился один таджик или узбек, то можно не сомневаться — следом за ним приедут десять его родственников. Многие строительные гиганты с самого начала сделали ставку на гастарбайтеров. Максимум неприятностей в таком случае — показательный рейд милиции и негативные статьи в СМИ по его итогам. Страшилки о штрафах на самом деле сильно преувеличены. Нет, административная ответственность за привлечение к труду нелегалов действительно сильно выросла, но это, похоже, никого не смущает. Чтобы наложить штраф на работодателя, нужно обоснованно доказать, что на него действительно работали нелегалы. А как это сделать, если, увидя у себя на стройке толпу таджиков, он делает круглые глаза и божится, что в первый раз их видит и вообще сам бы хотел узнать, что этот табор тут делает...



ИЗ ДОСЬЕ “МК”:

3 МЛН. приезжих живут и работают в Московском регионе (данные Федеральной миграционной службы). Это почти 1/6 часть населения Москвы и области. 55% из них заняты в строительстве, 21% — в потребительской сфере, 12% — на транспорте, 9% — в сельском хозяйстве.

50% москвичей резко против приезжих (среди молодежи — 70%), 30% поддерживает националистические лозунги (по данным Института региональных экономических исследований). Горожанам не нравится, что гастарбайтеры демпингуют на рынке труда, “крышуют” торговлю, устраивают криминальные разборки и разносят заразу.

38% преступлений, совершенных в городе — в основном грабежи и разбои, в том числе отягченные убийствами, — приходятся на долю приезжих (по данным начальника Паспортно-визового управления ГУВД Москвы Алексея Микуленко).

• Главный санитарный врач столицы Николай Филатов утверждает, что невиданная прежде в Москве малярия целиком и полностью лежит на совести гастарбайтеров. Большинство из 58 человек, заболевших в 2004 году брюшным тифом, — граждане сопредельных государств.



Партнеры