Дети “МК”

Светлые истории в первый день лета

1 июня 2005 в 00:00, просмотров: 340

Говорят, что газета живет один день. И через 24 часа никто, даже сами журналисты, не помнят имен своих героев. Это неправда.

Сегодня, в День защиты детей, мы вспоминаем наших маленьких подкидышей, потеряшек, маугли, новорожденных близняшек — всех, о ком “МК” когда-то писал. Кому реально помог. Как сложились их судьбы?

А еще прочитайте о тех, кому мы можем помочь вместе. Кого, возможно, тоже назовем однажды нашими общими детьми. Детьми “МК”.


“А мы уже совсем большие, — улыбается Мехрибан Тагиева, — моим деткам через 13 дней исполнится 9 месяцев”.

“МК” в числе первых написал об этой необычной семье. 13 сентября 2004 года у москвичей Тагиевых появился на свет целый секстет! Может, поэтому дети родились очень слабенькими: из шестерых выжили только четверо малышей. После публикаций в нашей газете на многодетную семью наконец-то обратили внимание врачи и чиновники, а читатели прислали в редакцию для маленьких Тагиевых одежду и игрушки. Трое близняшек находятся сейчас дома с родителями, еще одна девочка проходит курс массажа в больнице. “МК” обещает и в дальнейшем рассказывать о судьбе уникальных близнецов.

“НАЙТИ ПО-РУССКИ”
“МК” от 22.03.2002 г.

В мае 2001 года маленького Дениса, которому на вид было около трех лет, нашла возле мусорного контейнера в одном из московских дворов случайная прохожая. Женщина отвела малыша в отделение милиции, оттуда его отправили в детскую больницу. Через полгода в редакции “МК” раздался телефонный звонок. Звонили из больницы:

— У нас находится мальчик-подкидыш. Говорит, что у него есть мама, папа и братик. Но за те полгода, что он живет здесь, никто им ни разу не поинтересовался. Может, вы поможете найти его родителей или хоть каких-то родственников?

Мы написали о Денисе, поместили в газете его фотографию. Никто из близких мальчика так и не откликнулся. Зато этот газетный номер попал в руки супругов Ирины Блок и Сергея Попова, самой обычной московской семьи. И в жизни Дениски произошел крутой поворот: у него снова появились мама, папа и брат Данила — сын Иры и Сергея.

Это было непросто: чтобы взять в семью брошенного ребенка у нас в стране надо пройти все круги бюрократического ада. “МК” помогал будущим приемным родителям бороться за мальчика. И мы добились своего: малыш покинул казенное заведение и обрел новую семью. Недавно мы побывали у него в гостях.

Денис только что перешел во второй класс. Правда, в первые ученики пока не выбился, но его приемная мама Ирина уверена, что это — дело времени.

— Он самый маленький в классе, — рассказывает она. — Возраст-то у него определили на глазок, в июне семь должно исполниться, но мне кажется, что немного ошиблись, ему на самом деле меньше. В учебе Дениске не все дается, но он парень усидчивый, старательный и наверняка скоро догонит одноклассников. Он у нас вдобавок уже год карате занимается — тренер сначала не хотел брать такого малыша, а теперь в восторге от него. Уже оранжевый пояс получил!

Дениске нравится и школа, и занятия карате. Окружающих он воспринимает исключительно в розовом свете — учителя хорошие, ребята вокруг отличные, жизнь удалась! Ради брата Дани готов на все.

— Купишь ему что-нибудь, первым делом обязательно спросит: а Дане купили? — восхищаются Денискиной самоотверженностью родители. — Он для брата штаны последние отдаст! Вообще человек он обстоятельный, многословный. Спросишь о чем-нибудь — потом целый час ответ приходится выслушивать!

Теперь двор загородного дома этой семьи стараниями папы Сережи превратился в настоящий спорткомплекс. Футбольные ворота, баскетбольные кольца, турники...

— Я, конечно, рассчитывала здесь розы разводить, — разводит руками Ирина, — но места для воплощения моих идей не остается. Ничего не поделаешь...

— А я скоро еду на море! — захлебываясь от восторга, сообщил мне Дениска. — Буду плавать, нырять! Мы с Даней вместе едем! А вы уже видели море?

Отдыхать в Турцию братья отправляются с бабушкой, мамой Ирины. Родителям надо работать. Но это не страшно — ведь у Дениса теперь имеется полный комплект родственников...




Ирина ФИНЯКИНА.

“ЖИВУЩАЯ С ВОЛКАМИ”
“МК” от 21.02.2005 г.

“Здравствуйте, Галина Анатольевна! Пишет вам Вика. Вы бросили меня маленьким уродцем-инвалидом, такой я не нужна была Вам. Так я потеряла мать и стала называться ребенком, оставшимся без попечения родителей. Вы думали, что я не выживу. Но Бог решил иначе...”

Это письмо своей маме в Молдавию написала 16-летняя девочка Вика Чибурчиу из Тверской области. Когда-то ее называли ребенком-Маугли: страшная “волчья пасть” — вот что было у малютки вместо лица. Пьяная мамаша выкладывала грудную дочку на снег, пытаясь от нее избавиться. Но, вопреки и назло всему, девочка выжила...

В далекую Россию Вику в плетеной корзинке увезла старенькая бабушка. В глухой тверской деревеньке Селище уродливая Вика росла дичком. Она не умела говорить и не училась до девяти лет. Такой ее нашли муж и жена Филимоновы, пенсионеры из Москвы. В столице Вике сделали операцию. В этом году девушка уже закончила седьмой класс школы и мечтает поступить в медучилище.

Но одно тревожило спасителей Вики: ее мать до сих пор не лишена родительских прав, а бабушка — официальный опекун девочки — не получает никакой помощи от государства, хотя Вика Чибурчиу и гражданка нашей страны. “О судьбе Галины Чибурчиу ничего не известно. Официальные запросы в Молдавию результатов не дали. Неужели этого недостаточно, чтобы лишить эту женщину материнства автоматически?” — недоуменно спрашивает 68-летний Николай Александрович Филимонов.

Однако местные органы опеки этого делать не хотят. Тверской областной суд тоже отказался помочь девочке-инвалиду. “Мы считаем, что связь между матерью и дочкой может в любой момент восстановиться. И следовательно, опекунские выплаты станут лишними”, — уверена Валентина Александрова, работник сельской опеки.

И действительно, после публикации в “МК” мама тут же нашла Вику. Газету со статьей о дочке ей передали.

Но вот сама девочка этому обстоятельству ничуть не рада.

Не вспоминавшая о существовании дочери долгих 12 лет, Галина Чибурчиу вдруг спохватилась: как же, отдавала тверской бабушке еле дышащего ребенка-инвалида, а тут, оказывается, дочь выросла в 16-летнюю умницу и красавицу. Вот бы такую устроить работать на табачные плантации в селе Шипка!

И вот уже летит в Россию письмо. “Мы с Галиной от тебя, Вика, теперь ни за что не откажемся, — слезно говорит второй муж матери, которого девочка ни разу в глаза не видела, даже имени его не знает. — Распродавайте с бабушкой все имущество и поскорее приезжайте к нам, здесь работы много”.

— Кого я тут продам — собаку с кошкой? — горько усмехается Вика, сидя перед нами. — Больше у нас с бабулей ничего нет. Моей пенсии по инвалидности в 2300 рэ едва хватает на то, чтобы прокормиться и съездить в Москву на выправление челюсти. Живу я здесь у тети Наташи и дяди Коли Филимоновых, они мне давно заменили родителей, я так их и называю — “мама и папа”.

Но все же написать ответ своей молдавской маме девочка решила через нашу редакцию: “Я не хочу уезжать из России, здесь мой дом, где все мне знакомо и дорого. Здесь мое сердце”.

Кстати, ровно через год, в начале июня, Вике Чибурчиу исполнится 18 лет, и надеяться на помощь государства ей будет поздно. Пока же дело о лишении ее непутевой матери родительских прав все еще находится в сельском суде. Слушания назначены на 5 сентября 2005 года.




Екатерина САЖНЕВА.

“ХРУСТАЛЬНАЯ НАСТЯ”
“МК” от 29.01.2004 г.

Когда они шагают все вместе по улице — мама, папа и годовалый сынишка, — прохожие оборачиваются вслед. Нет семьи популярнее в городке Инта, что под Воркутой, чем семейство Маруковых. Двухметровый папа Саша, не по годам крупный сын Максим. И их крошечная мама Настя, чей рост не превышает полутора метров. А ведь в прошлом году эта молодая женщина и поверить не могла, что когда-нибудь сможет родить здорового ребенка.

С момента собственного рождения “хрустальная” Настя перенесла 45 переломов — в ее теле нет ни одной целой косточки. После перелома позвоночника в три года девочка почти перестала расти. Но даже точный диагноз в глухой провинции ей не могли поставить до десяти лет. “Очень редкое генетическое заболевание, несовершенство костеобразования, кальций вымывается из организма. Таких детишек в России не больше десятка”, — развели руками врачи, с интересам разглядывая голубые белки глаз необычного ребенка.

Сначала маму Насти уверяли в том, что ее дочь, окончательно “сломавшись”, не доживет и до совершеннолетия. Потом — что она никогда не сможет выйти замуж и родить.

Знакомство с молодым милиционером Александром Маруковым произошло при весьма романтических обстоятельствах: 17-летняя Настя со сломанной ногой сидела на окне, а Саша шел мимо. “Это была любовь с первого взгляда”, — рассказывал молодой муж.

Однако первая беременность закончилась неудачно. Помочь Насте выносить здорового малыша могли только в Москве. Но у Маруковых здесь ни знакомых, ни жилья, да и лечение в столичных клиниках очень дорого.

Все же журналистам удалось пристроить будущую маму в Центр акушерства и гинекологии на Опарина. 8 апреля 2004 года, на 34-й неделе беременности, у нее родился сын Максим. Врачам пришлось срочно делать кесарево сечение — ведь хрупкие кости Насти просто не выдержали бы нагрузки. “Состояние Максима долго оставалось тяжелым, у него началось воспаление легких, — вспоминает сейчас Настя. — Сынишка дышал через реанимационный аппарат, кормили его через трубочку сцеженным донорским молоком”.

И тут на помощь отчаявшейся матери пришли читатели “МК”. Ее история потрясла москвичей, десятки людей приносили в больницу приданое для малыша, деньги, коляску, кроватку и множество игрушек...

В общем, в родную Инту Настя с поправившимся сынишкой поехали не с пустыми руками. И вот прошел год.

— Как хорошо, что ты позвонила, — колокольчиком звучит Настин голос в телефонной трубке. — Как у нас дела? Знаешь, раньше я думала, что главное — это родить ребенка. Теперь понимаю: самое трудное только начинается.

Генетическую экспертизу маленькому Максу Марукову никто не проводил — это слишком дорого, из необходимых 15 тысяч долларов родители наскребли только полторы. Поэтому врачи точно не знают, здоров ребенок или тоже болен, как мама. “В детских яслях говорят, что боятся его брать, — вдруг тоже начнет “ломаться”, — вздыхает Настя. — А как проверить? Денег-то у нас даже на жизнь нет, не то что на больницы”.

Из всей большой семьи работает только папа Саша. Сама Настя, несмотря на свой красный диплом преподавателя философии, сидит дома. Хотя даже гулять с годовалым Максимкой ей сложно: не слушается, убегает.

И все-таки она счастлива: “Я вам так благодарна за то, что мне помогли родить. И передайте спасибо всем, кто меня поддерживал в эти дни!”




Екатерина САЖНЕВА.

ИЩЕМ МАМУ ДЛЯ ЗЕМЛЯНИЧКИ

Ребятишек-трехлеток здесь называют земляничками. Здесь — это Яранский дом ребенка, что в Кировской области, где у каждой группы — свое “вкусное название”: Колокольчики, Колобки, Ромашки...

Это чтобы почаще заглядывали на “полянку” новые приемные родители малышей.

Трехлетняя Юля уже больше года живет в Яранском доме ребенка. Здоровая девочка, очень веселая, любит играть и бегать — мечта любых родителей.

К тому же она не социальная сирота и не брошенный ребенок, как большинство сейчас. Просто мама малышки скоропостижно умерла, а папа устраивает свою судьбу.

— После смерти жены отец почти сразу же привез Юлю к нам, — рассказывает главный врач Яранского дома ребенка Илья Петраков. — За этот год он ни разу не вспомнил о ребенке, поэтому мы настояли на лишении его родительских прав.

Несколько месяцев назад у малышки появилась надежда на счастье. Хорошенькую Юлю захотела удочерить успешная бизнесвумен, у которой уже было два родных сына. Она приехала к девочке, оформила все необходимые документы и быстренько увезла Юлю к себе.

Но уже через два месяца новоиспеченная мама позвонила и попросила забрать девчушку... обратно.

Дамочка заявила о том, что ее младший сын сильно ревнует к новой дочке и устраивает дома истерики.

— Эта женщина даже не захотела сама к нам доехать, просто передала девочку через знакомых, как ненужную вещь, — говорит Илья Петраков. — Она сказала, что появление в доме еще одного ребенка плохо сказывается на здоровье ее родных детей. Я этого не ожидал. Когда она забирала Юлю от нас, казалось, что это вполне обдуманное решение.

Еще несколько потенциальных родителей интересовались Юлей, но пока место ее мамы свободно.

Дети быстро забывают предательства. Вот и сейчас Юля стала такой же спокойной и ласковой, как и прежде. Будто и не было в ее жизни двух месяцев в богатом, но холодном доме.

И все-таки “МК” очень хочет поскорей найти для Юлечки настоящую любящую маму, которая ее никогда не бросит. Мы обещаем следить за судьбой ребенка и готовы помочь будущим опекунам с оформлением документов.

Звоните в Яранский дом ребенка по телефону 8-833-672-18-41 или в “МК” — 781-47-29. Это отдел семьи.




Светлана ЦИКУЛИНА.


Партнеры