Идиотская история-2

Упечь ребенка-инвалида в дурдом чиновникам мешает мать

1 июня 2005 в 00:00, просмотров: 292

“Спаси сына моего от напраслины всякой, от черного дня и... прокурорского наказания” — такой молитвой начинает и заканчивает день Наташа Шишакова, больного сына которой Ногинская прокуратура в очередной раз пытается поместить в интернат для детей-инвалидов. “МК” подробно писал о перипетиях, выпавших на долю несчастной матери-одиночки, в номере от 24.11.2004 года. В надежде, что ей помогут или хотя бы оставят их с ребенком в покое еще несколько лет. Но, к сожалению, эта “Идиотская история”, как мы ее тогда назвали, в ближайшее время может получить печальное продолжение. Если не трагичный конец.


Напомним, что проблем у этой семьи хватит на десятерых. 9-летнему Коле Шишакову с рождения поставлен диагноз: олигофрения в стадии имбецильности с множественными уродствами костного скелета и внутренних органов. Мать не отказалась от него ни в роддоме, ни после. Работает уборщицей в ЖКХ и находится в постоянном конфликте с родной сестрой Валентиной, по заявлению которой даже было возбуждено уголовное дело о лишении Наташи материнских прав. Ведь если бы племянника определили в дурдом, тетка стала бы полновластной хозяйкой трехкомнатной квартиры. Однако суд вынес оправдательный приговор.

Сейчас над Наташиной головой снова сгустились тучи. И вновь по инициативе Ногинской прокуратуры, от которой 17 января этого года в комиссию по делам несовершеннолетних города Черноголовки поступило представление с жестким указанием срочно разобраться и “…принять меры к оформлению искового заявления по лишению прав матери”. Комиссия, знамо дело, засуетилась. Как-никак с прокуратурой особо не поспоришь. Надо отдать должное, педагоги и соцработники не упекли сразу больного ребенка пожизненно в интернат. Для начала они настояли на его обследовании в Московской областной психиатрической больнице №1 (на улице 8 Марта).

— Мы очень боялись, что сразу из больницы Колю отправят в интернат, — рассказывает директор местной благотворительной организации “Милосердие — радость”, опекающей Шишакову, Инга Мицова. — Для этого врачам стоило только собрать комиссию и написать соответствующее решение. К счастью, столичные эскулапы оказались благороднее работников прокуратуры. “Если мать согласна сама растить такого ребенка — это ее право”, — отозвались они.

Я навещала Шишаковых в больнице. Ситуация на самом деле была “на грани”. Когда Наташа после длительных увещеваний черноголовских соцработников все же повезла сына в больницу, то была в полной уверенности, что их положат вместе. Но в приемной ребенка от нее увели, невзирая на ее крики и слезы. Она думала, что видит сына в последний раз, — годы нервного напряжения, в котором ее держат притязания прокуратуры, могут сыграть еще и не такую злую шутку. Лишь позже выяснилось — дети здесь лежат отдельно. Матери разрешили находиться этажом ниже. Во время пребывания в больнице бедняжка немного успокоилась, но по приезде домой ее ждал новый удар — вызов на заседание комиссии по делам несовершеннолетних. “Будем окончательно решать судьбу твоего сына”, — огласили ей вердикт.

Действо развивалось, как в классической драме, достигнув к финалу настоящего апогея. Председатель комитета соцпрограмм муниципального образования города Черноголовки Елена Житомирская поставила вопрос ребром: “Так оставаться больше не может!”.

— Нам надо найти способ, чтобы больше не поступало жалоб на Шишакову, — чеканила Елена Георгиевна.

Кстати, слова “жалобы” и “прокуратура” чаще всего звучали за эти полтора часа. На Наташу жаловались соседи, ставя ей в вину антисанитарное состояние квартиры. Но суд в свое время уже признал эти жалобы не подтвержденными материалами дела. Жаловалась сестра, но у той известный интерес.

— Но сейчас отношение к Шишаковой изменилось, — пытались возражать представители “Милосердия”. — Депутат госсовета Лидия Федоровна Рыжова взяла над ней опеку, и скоро за счет местного бюджета Наташе сделают в квартире ремонт.

— А представление из прокуратуры? Мы не хотим нести уголовную ответственность, если что-то случится, — была неумолима Житомирская.

В этой фразе, похоже, вся соль длительных препираний, обвинений и вынесенных решений. Если бы на комиссию не давила своим представлением прокуратура, как знать, может, и не пришлось бы Наташе Шишаковой снова и снова трястись за судьбу сына. Да, в будущем ему все равно придется оказаться в стенах интерната. О плачевном, если не кошмарном положении дел в таких заведениях написано немало. Отношение к инвалидам в нашей стране вообще заслуживает отдельного разговора. Но пока мать не отрекается от Коли, а значит, место в больнице остается свободным для более нуждающегося в нем ребенка. Так зачем продолжать травлю?

— Я тоже этого не понимаю, — говорит Вера Галкина, волонтер из “Милосердия”, которое специализируется на занятиях с детьми-инвалидами. В нашем городе около 200 инвалидов с детства, но ни к кому так не цепляются, как к Шишаковым. Родственникам явно не дает покоя Наташина жилплощадь. И в то же время до инвалидов по большому счету никому нет дела. Уже полгода под двери “Милосердия” регулярно приходит 19-летняя Люба Панферова. Только здесь она может нормально поесть, помыться и выспаться. Она тоже больна олигофренией. Мать не особо жалует дочь дома. А ее сожитель — тем более. Девушке только и остается, что спать по подъездам и искать пропитание на помойках. В милиции нам сказали, что Панферова уже совершеннолетняя, поэтому — сама себе хозяйка. А ведь в любой момент горемычную могут изнасиловать. Куда смотрит наша бдительная прокуратура?

Заседавшая комиссия вынесла решение временно поместить Колю Шишакова в психоневрологический интернат с православным уклоном в Сергиево-Посадском районе. И попросить взять туда Наташу на работу. Насколько достижимый вариант — вопрос. От Черноголовки до Сергиева Посада путь неблизкий — 4 часа своим ходом, а денег на дорогу у матери нет. Значит, ей нужен хоть какой-то угол, которого вполне могут не дать. Как могут и отказать в предоставлении работы. Да и Колю тоже могут не взять в это богоугодное заведение. И это лишь некоторые “но”, невзирая на которые Житомирская непреклонно заявила:

— Если через месяц этот вариант сорвется, то мы будем решать проблему другими способами.

Какими, нетрудно догадаться…

Четкие координаты интерната, куда собираются отправить Колю, на комиссии не были оглашены. Хотелось бы добавить, что недавно “МК” публиковал репортаж из интерната для детей с тяжелыми умственными отклонениями, как раз расположенного в Сергиево-Посадском районе. Корреспондент увидела там вонючие, грязные наволочки и кровати чуть ли не одна на другой в коридорах. 17-летние дети весом 4 килограмма лежали, подтянув колени к подбородку, с невероятной тоской в глазах. У них не было даже памперсов: после еды их кладут на клеенки, чтобы не описали белье. С колясочниками и лежачими не гуляют… Мы будем только счастливы, если комиссия и наш корреспондент имели в виду не одно и то же заведение…




Партнеры