Игра в выживание

82-летняя бабушка из Егорьевска эмпирическим путем подтвердила “уравнение Грефа”, которое вывели физики-ядерщики из Дубны

2 июня 2005 в 00:00, просмотров: 934

Выдающийся английский физик Эрнст Резерфорд как-то заметил: “В мире есть всего одна наука — физика. Все остальное — игра в подкидного дурака”. Попробовал бы уважаемый автор планетарной модели атома разобраться в коллизиях российской экономики! Одни наши граждане на честно заработанные рубли покупают лучшие футбольные клубы мира, обзаводятся домами в Питтсбурге — что, бесспорно, говорит о процветании державы и о ее высоком авторитете на международной арене. Другие давно взвыли от реформ, им хоть в петлю лезь.

Словом, это вам не Ј- или І-распад, тут сам черт ногу сломит, что уж там простой нобелевский лауреат...

И все-таки она вертится! Пролить свет на курс экономических реформ в России уже не первый год пытаются физики-ядерщики из Дубны. Маленькая, но гордая группа ученых под руководством профессора Льва Зайцева с самого 1991 г. обсчитывает реальную инфляцию в стране. И делится накопленными познаниями с “МК”.


— С большим интересом прочитали в вашей газете про пенсионерку Ефремову из Егорьевска, — говорит Лев Николаевич. — Она с советских времен фиксирует ежедневные затраты на питание. Пенсии ветерану не хватает даже на еду. Ее данные по расходам в 2004 г. мы поделили на ее же расходы в 2003 г. Инфляция получилась 42% в год. А по нашим результатам она была 40%. Но никак не 11%, как утверждает правительство. То есть в разное время и в разных местах мы пришли к одинаковому результату. В I квартале 2005 г. инфляция, если верить правительству, была 5,8%, а по нашим подсчетам — 22%. Только за три месяца мы обеднели почти на четверть…

Напоминаю уважаемому ученому (по трем его монографиям учатся студенты-физики МИФИ), что не может федеральная власть так нагло врать народу. Раз сказано, что инфляция 5%, — значит, 5%. Наверное, в его расчеты вкралась ошибка. Правда, тогда нужно признать, что ошибка вкралась и в гроссбухи 82-летней бабушки-старушки из Егорьевска. Которая вовсе не вела расчетов, а просто записывала свои траты.

Профессор уточняет, что власть ничего не придумывает. Да, с 1997 г. по 2005 г. реальные доходы населения в стране действительно выросли в 5,9 раза. Это он проверил на своей личной зарплате, все сошлось с Госкомстатом “тютелька в тютельку”. Иное дело, что инфляция за это время, по его подсчетам, увеличилась... в 14 раз, в среднем по 40% в год. “Если зарплату вам подняли в два раза, а цены — в четыре, то повышения, согласитесь, не было”.

Правительство считает всю инфляцию чохом, включает весь валовый внутренний продукт — а это тысячи товаров, в том числе тех, которые большинству из нас не по карману. Скажем, дорогие иномарки, золото, бриллианты, недвижимость, баррели нефти... В этом кроется подвох. Если, к примеру, бриллианты за год вообще не изменились в цене, а хлеб наш насущный подорожал на 15%, то в среднем инфляция получается 7,5%. Но человеку, живущему от получки до получки, на драгоценности начхать. Он каждый день покупает батон хлеба — и уже не за 8 рэ, а за 9. Кусаются цены-то!

Инфляцию, убежден доктор наук, необходимо считать по социальному набору, по 31 виду товаров и услуг, которые там записаны и которыми пользуется каждый гражданин каждый день. Тогда станет ясно, что 60% россиян продолжают стремительно беднеть.

— Вот график, — Лев Николаевич показывает несколько кривых линий. — По прогнозам официальных экономистов, средняя зарплата в стране у бюджетников к 2009 г. увеличится в 1,5 раза. Такая забота о нас радует. При условии, что с 2005 по 2009 г. цены на товары из социального набора не увеличатся.

Но цены расти будут. В среднесрочной программе правительства записано, что в 2005 г. инфляция составит 10%, в следующем году — 8, а потом соответственно 6 и 4%. Я не могу в это поверить. Если за предыдущие 5 лет реальная инфляция у нас колебалась в пределах 30—40% в год, то почему за эти четыре года она станет 4%? Не верю! Реально покупательная способность простого смертного в 2009 г. упадет, она составит всего около 40% от уровня 1997 г. Когда никто и не думал говорить о стабильности и благосостоянии!..

Курс рубля к рублю

Идея поставить прогноз жизненного уровня россиян на строгую, так сказать, научную основу у Зайцева родилась в конце 1991 г., когда общество с тревогой готовилось к началу шоковой терапии. В то время многие научные подразделения Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне уже “загорали” без работы. И чтоб компьютеры “Пентиум” не простаивали зазря, профессор (ведущий специалист по радиационным материалам) к насущным вопросам экономики привлек двух своих аспирантов — Сергеева и Астапова.

Никакой Америки ученые не открывали. В основу они взяли федеральный закон №87, где определяется методика пересчета рубля по его покупательной способности. Также базовым стал федеральный закон №21: в нем обозначалась стоимость социального набора в далеком 1990 г. Говорим далеком, потому что сегодня мало кто поверит: стоимость социального набора (СН) из 31 продукта питания, а также квартплаты и услуг ЖКХ равнялась... 464 рублям. Не в день или месяц, а за целый год!

Само понятие “социальный набор” тоже родилось не в Дубне. На заре реформ его ввел Егор Гайдар, советовавший согражданам на время “шоковой терапии” воздержаться от дорогих покупок, все пускать на пропитание. А уже потом, мол, станет легче.

Но, как известно, в нашей стране нет ничего более постоянного, чем временное. Из таблицы видно, что социальный набор образца 1992 г. для большинства из нас по-прежнему недосягаемая роскошь. Может, по этой причине чуть позже власти ввели в обиход другой термин — “потребительская корзина”, — более бедный по своему содержанию. А мы вскоре вообще забыли про существование социального набора. Но закон-то о нем есть, и его никто не отменял!

Ну так вот. В прошлом году стоимость социального набора, по подсчетам профессора Зайцева, составила 37 тыс. 390 руб.; сравним с 464 руб. в 1990 г. и почувствуем разницу. 1 рубль образца 1990 г. “тянет” на 80 руб. 2004 года. (Поделите 37 тыс. 890 на 464!) А по итогам первого квартала 2005 г. тот советский рубль равен уже 100 руб.

В 1990 г., как утверждает экономический летописец Зайцев, минимальный размер оплаты труда (МРОТ) был 50 руб. в месяц. Этих денег человеку хватало и на питание, и на услуги ЖКХ: поделите 464 руб. на 12 месяцев! Еще оставалось почти 15 руб. детишкам на молочишко. Сегодня МРОТ составляет 720 руб., а только услуги ЖКХ за двухкомнатную квартиру в Подмосковье “тянут” на 2,5—3 тыс. руб.

Если 50 руб. (МРОТ 1990 г.) умножить хотя бы на 80, получим, что сегодня МРОТ должна составлять 4 тыс. руб., никак не меньше. По статданным, средняя зарплата у граждан СССР в 1990 г. была 200 руб. Умножим ее на 80 — получаем 16 тыс. Это не сегодняшние 6 тыс. рэ. Правительство на каждом углу заверяет, что благосостояние населения в последние годы неуклонно растет, а на деле мы прозябаем в нищете.

История научной группы Зайцева — тому подтверждение. Впоследствии аспирант Астапов в поисках лучшей доли уедет из ОИЯИ на Чукотку, к Роману Абрамовичу. Там он по сей день работает на Билибинской атомной электростанции. Сергеев несколько лет двигал вперед науку в Германии, где он теперь — Зайцев не знает.

Эти аспиранты — не единственная потеря профессора. С 1985 г. от его научной группы из 20 человек (один доктор технических наук, шесть кандидатов физико-математических наук и плюс аспиранты) осталось всего четыре, включая самого Зайцева.

За модой не гонимся

Да, физики Дубны переживают не лучшие времена. Во всемирно известном ядерном центре редко встретишь не то что дорогую, а видавшую виды иномарку. На стоянке у института “копейки”, “шестерки” и “Москвичи”.

К месту встречи, которое изменить нельзя, на такой же “шестерке” подрулил и Лев Николаевич. Машине уже 26 лет, с гордостью говорит он, покупал ее, еще работая в МИФИ, по записи, героически отстояв в очереди несколько лет.

Признаюсь, что об уровне жизни легендарных российских физиков был более высокого мнения. Ведь за их светлыми “мозгами” охотятся во всем мире. Оказывается, в Дубне прилично живут те ученые, которые уезжают работать на Запад. Не ездят туда в командировки, а работают. Они могут себе кое-что позволить. А те, кто “за бугор” с докладами ездит по одному-два раза в год, еле-еле сводят концы с концами.

— Сегодня я на две недели улетаю в Турцию, на международный симпозиум, — говорит профессор. — Но цены там такие, что на командировочных не сэкономишь.

Ученые из Дубны Америке предпочитают братскую Белоруссию. Зайцев тоже туда ездит, облучает свои образцы. Цены в республике совсем маленькие, там же социализм, а командировочные — как в Европе. За две недели в Минске можно сэкономить сотню-другую баксов.

В Турции его коллега (профессор-атомщик из Измира), как всегда, спросит: сколько Зайцев получает в своей Дубне, в престижном ядерном центре? Настоящую зарплату Лев Николаевич называть стесняется и, как всегда, маленько приврет, скажет, что у него 5 тыс. рублей. “Ой-ля-ля!” — тяжело вздохнет турецкий профессор. У него такая же, только в долларах.

Больше всего Зайцева волнует молодежь, подрастающая научная поросль. О трогательной корпоративности в ядерном центре говорит такой факт. Старшее поколение добровольно отказалось от повышения зарплаты в пользу молодых специалистов. Чтоб они, демонстрируя высокие нравственные качества, работали на Родине, не искали счастья на чужбине. Через тернии, так сказать, к звездам.

Правда, подобная жертвенность ожидаемый результат вряд ли даст. С 2003 по 2005 г. зарплата у молодых ученых увеличилась всего... на 15%!

Если у смены нет американских грантов, ей в ОИЯИ никак не выжить. Это Зайцев и его солидные коллеги могут себе позволить с 1992 г. не купить ни одного костюма, пальто или пары туфель. Этим барахлом “имена” обзавелись еще будучи советскими профессорами. И хотя гардероб изрядно устарел, всегда можно сказать, что, допустим, он, Зайцев, в свои 74 года за модой не гонится.

Еще в советские годы Лев Николаевич успел построить собственный дом на ту зарплату, что платили доктору наук, — тогда и кирпич стоил, кажется, 70 копеек за кубометр. Дом этот до недавнего времени сильно выручал семью ученого: сын Льва Николаевича тоже физик и зарабатывает еще меньше, чем папа.

Чтоб при коммунистах заполучить участок, профессору пришлось на время переквалифицироваться в строители. В свой отпуск он самоотверженно строил коровники и дома в 20 км от Дубны, уже на территории Тверской (Калининской) области, в Кимрском районе. За труды эти тяжкие тогдашний 1-й секретарь обкома партии денег ему не заплатил никаких, зато выделил 15 соток земли с правом застройки. А сыну Зайцева (который помогал отцу строить коровники) тоже дали 15 соток — но уже без права застройки.

На 30 сотках Зайцевы выращивали все: картошку, капусту, морковку, зелень. С присущей ученому уму пытливостью Лев Николаевич быстро освоил премудрости севооборотов и то, когда и сколько под картошку нужно вносить навоза. И вообще, как заверяет нас Зайцев, маститые профессора из Дубны (исключение составляют разве что академики РАН и членкоры) сегодня не чураются сельхозработ на своих грядках, излишками приторговывают на рынке — тем и живут.

Сейчас обрабатывать свой надел Льву Николаевичу не под силу. А сын, который живет в Москве, ездит в отчий дом (читай на отцовский огород) с великой неохотой. У сына растут две прекрасные дочери-близнецы Анна и Мария — внучки Льва Николаевича. Он в них души не чает, но говорит, что в физики они вряд ли пойдут. В школе у них хорошо получается рисование, не исключено, что их ожидает карьера художниц. Хотя все это, конечно, условности.

— Художники в нашей стране, — тяжело вздыхает повидавший на своем веку дедушка, — зарабатывают еще меньше, чем физики...

Кто наполняет стабфонд?

Профессор вряд ли сгущает краски. Смотрим, как изменились его доходы с 1 октября 2003 г., когда ученым ОИЯИ в последний раз повышали зарплату. Оклад у Зайцева был 3885 руб., выслуга лет — 323 руб., доплата за докторскую степень — 5 МРОТ (МРОТ на то время составлял 600 руб.). Т.е. всего в месяц ведущий специалист по радиационным материалам зарабатывал 7108 руб. Добавим сюда его пенсию на тот момент — 2050 руб. Получается, что общие доходы равнялись 9158 руб. в месяц.

Теперь вычтем подоходный налог, квартплату (поскольку он живет в собственном доме, то платит только за землю — 26 руб. в месяц) и страхование старых “Жигулей”, ОСАГО — для сельской местности 500 руб. в год. “Чистыми” Лев Николаевич получал 8120 руб. в месяц.

Перенесемся в 1 апреля 2005 г. Зарплата и выслуга лет у профессора остались прежними. (Чего не скажешь о других бюджетниках в стране. Им за это время дважды поднимали жалованье.) Надбавка за докторскую степень увеличилась до 3600 руб. (Сегодня МРОТ не 600, а 720 руб.) Пенсия у ветерана труда тоже изменилась: 2770 руб. Итого “грязными” 10800 целковых. Снова вычитаем налог на землю (сегодня 36,8 руб.), подоходный налог, ОСАГО... “На руки” Зайцев получает 8560 руб.

Абсолютный доход с 2003 по 2005 г. у него увеличился аж на 440 руб. Однако рост цен на социальный набор, по подсчетам физика, составил 78%. То есть его реальные доходы уменьшились больше чем в два раза.

Такая же статистика и по всем ученым Дубны и малообеспеченным слоям населения. Она удивительным образом стыкуется с “отчетностью” “независимого эксперта” — пенсионерки Ефремовой из Егорьевска. О ней “МК” рассказал читателям 11 марта в материале “Гроссбухом по голове”. Сама того не ведая, она стала полноправной участницей исследований на важную тему выживаемости народа в России. Что особенно тронуло ученых — в своем реестре бабушка даже учитывала стоимость ниток на починку обветшалой одежды и пряностей к праздничному столу!

— Это очень важно, — считает профессор Зайцев. — Благодаря Ефремовой наши данные изменились в абсолютных величинах. Однако на относительную динамику они повлиять никак не смогли. Мы ведь изучали не только малообеспеченные слои населения. Брали конкретных людей из “среднего класса”: они могут на себя израсходовать 4—5 социальных наборов в месяц. Кроме того, совершают дорогие покупки: стиральную машину или отечественное авто. И для тех, и для других динамика на графике одинаковая. Даже “средний класс” при нынешнем экономическом курсе продолжает беднеть.

Многих наших сограждан мучает вопрос: почему не используется стабилизационный фонд России, который достиг неимоверных размеров? Хочется запустить в него руки и хотя бы маленькую толику фонда направить на ЖКХ, на социальное вспоможение.

Для профессора Зайцева такого вопроса не существует. Его терзают смутные подозрения, что весь этот фонд в последние годы накапливается не благодаря нефти, а как раз за счет неучастия государства в социальной поддержке граждан. За последние три года баррель нефти подорожал в 1,9 раза, а золото (если его брать твердой валютой) — в 1,85 раза. То есть что три года назад страна выручала от нефти энное количество золота, что сегодня.

— Финансы текут в фонд из наших карманов, — уверен Лев Николаевич. — За счет того, что власть не индексирует нам зарплату по реальной инфляции.

Под планкой Грефа

При всех жизненных невзгодах ученые стараются не унывать. В особом почете здесь книга “Физики шутят”, там много анекдотов из жизни выдающихся физиков планеты: Нильса Бора, Макса Планка, старика Рентгена, Петра Капицы... Например, такой: “Профессор спрашивает студента: “Что означает “h” в уравнении Планка?” — “Высоту планки!” — отвечает тот”.

В последние годы по Дубне гуляет еще один анекдот — про министра Грефа, который запросто мог бы попасть в эту книгу, если бы был физиком. В городе говорят о некоем “уравнении Грефа”, которое вывели дубнинские ученые: если у 2/3 бедного населения доходы упали на 50%, а у 1/3 богатых они выросли на 22%, то в среднем по стране доходы увеличатся на 10%. Многие ученые авторитеты считают это уравнение абсолютно правильным и не требующим доказательств. Доказано жизнью, бабушкой Ефремовой и всеми нами, налогоплательщиками.

Однако список доходов и расходов на примере одного отдельно взятого ученого был бы крайне неполным без 122-го закона — об отмене льгот ветеранам и прочим заслуженным людям.

— Почему-то считается, что жители села предпочитают деньги, а не натуральные льготы, — говорит Лев Николаевич. — Это далеко не так. До этого закона за проезд в автобусе Кимры—Дубна и в автобусе по Дубне до места работы я вообще ничего не платил. Кроме того, шесть раз в год ездил в Москву на экспрессе из Дубны — тоже бесплатно. Еще в Тверской области мне полагалась 50-процентная скидка на газ, дрова и электроэнергию. Получалось, что в год, как ветеран труда, я не платил за эти услуги 12 тыс. руб. Теперь губернатор Тверской области Зеленин вместо всех этих льгот дает 3600 руб. в год.

Науке выживать в таких условиях профессора учить не надо. В прошлую зиму он ни разу не сел за баранку своей “шестерки”. Бензин стал непозволительной роскошью. Теперь в Дубну каждый день добирается на двух автобусах — примерно 1,5 часа в один конец. Другой резерв — экономия на питании. Мясо и рыбу в рационе пришлось сильно сократить. Еще он отказался от обедов в столовой в лаборатории высоких энергий. Как и большинство его коллег, бутерброды Лев Николаевич захватывает из дома. “Я как бы объявил голодовку”, — смеется он.

Впрочем, намечается командировка в Минск, кое-что удастся и сэкономить...





Партнеры