Испачканный оранжевым

Виктор Янукович: “Я теперь даже на рынки и в магазины хожу!”

6 июня 2005 в 00:00, просмотров: 218

Со времен “оранжевой революции” в Украине россияне ничего не слышали о бывшем премьер-министре, бывшем кандидате в президенты Викторе Януковиче. И вот его имя вновь на слуху: сегодня МВД Украины вызывает Виктора Федоровича на допрос. Он выступает свидетелем — во всяком случае, пока. И должен будет дать пояснения по факту незаконного выделения из госбюджета почти 5 млн. гривен международному аэропорту Донецка для закупки техсредств.

С Виктором Федоровичем мы повстречались, когда вышеупомянутого дела не было и в помине (во всяком случае, общественности о нем ничего не было известно). Но зато было другое дело — также возбужденное “по следам” деятельности экс-премьера. Уже тогда Виктор Федорович предчувствовал, что на этом история не закончится...


— Вы сейчас числитесь временно безработным?

— Почему же безработным? Я официально числюсь лидером Партии регионов и получаю здесь зарплату — 2,5 тысячи гривен (примерно 15 тыс. руб.).

— Уйдя с высокого поста, вы лишились массы благ — госрезиденции, например. Там сейчас живет Юлия Тимошенко?

— Насколько мне известно, там сейчас ведется ремонт. После этого, думаю, туда действительно въедет Тимошенко.

— Освобождали жилплощадь без скандала?

— Абсолютно. Сразу после выборов собрал вещи и уехал. Сейчас живу в киевской квартире, которую мне в свое время как премьер-министру выделило государство. Вот только ремонт там надо доделать. Раньше как-то необходимости не возникало.

— А пользуетесь ли вы по-прежнему услугами охраны? Или считаете, что сейчас она вам не нужна?

— Пользуюсь в зависимости от ситуации. Когда партия проводит массовые акции, для меня нанимают частную охрану. Ну, а число охранников может быть разным — в зависимости от масштабности мероприятия. Но, честно говоря, охрана мне страшно надоела. Поэтому, когда представляется возможность, я сбегаю от нее.

— Простите, это как?

— Да просто — сажусь в машину и уезжаю. Пока охрана не видит.

— Говорят, что с вершины власти больно падать. Это правда?

— Да как вам сказать... Я сохранил своих друзей, ни один из них не отвернулся от меня, и это, наверное, самое главное. Жизнь моя, конечно, стала несколько иной — я ведь теперь даже на рынки и в магазины иногда хожу!

— И наверное, открываете для себя много удивительных вещей...

— Вообще-то, будучи премьер-министром, я тоже старался не отрываться от проблем граждан. Но вы же понимаете, что тогда и сейчас — это разные вещи.

* * *

— Недавно было возбуждено уголовное дело по факту расходования средств из резервного фонда премьер-министра Украины. Вы в свое время распорядились выделить деньги на премии олимпийцам, хотя тратить эти средства можно только на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. Пока что вы проходите по делу в качестве свидетеля. Как считаете, вас могут перевести в обвиняемые?

— Это дело власти, хотя я уже ничему не удивлюсь. Но если бы ко мне в период времени, когда я работал премьер-министром, кто-то подошел с инициативой провести расследование по подобному факту, я бы такого работника в шею погнал. Это позор! Позор для страны, позор для нации. Когда спортсмены отстаивают интересы страны, разве не будет заслуженным их наградить? Никто не мог заранее просчитать результаты Олимпиады, медали посыпались неожиданно. И что, мне надо было в траур одеваться и кричать: “Ребята, у меня денег нету!”? Я не мог этого сделать. Мы приняли решение выделить деньги из фонда. А из этого теперь стряпают дело.

— Вы заявили, что это дело — политический заказ. Кто же вас заказал?

— Вы лучше ответите на этот вопрос.

— Ющенко, что ли?

— Я ж говорю: вы лучше ответите на этот вопрос.

— Честное слово, я не знаю!

— Ну не мои ж однопартийцы! Я фамилий не называю. Я говорю о том, что власть должна такие вопросы контролировать. Дело ведь не в оппозиции. Я, например, не желаю зла никому: ни новой власти, ни народу. Но как можно такие вопросы поднимать? Ко мне сейчас приезжают олимпийцы и говорят: “Виктор Федорович, давайте мы обратимся ко всем олимпийским чемпионам, соберем эти деньги и всему миру покажем”. Я говорю: “Ребят, да не надо, успокойтесь. Пусть все идет так, как идет. Давайте дождемся логического завершения. Может, даже будет суд”.

— Зачем, на ваш взгляд, раскручивается это дело?

— Это не от большого ума делается. Новая власть практически сразу начала охоту на ведьм. Вы знаете, что на Украине уволено огромное количество руководителей всех уровней?

— Видимо, Виктор Ющенко выполняет свое предвыборное обещание разобраться с коррупцией...

— Но то, что происходит, переходит всякие границы! Работы лишились около 18 тысяч человек — начиная от губернаторов и заканчивая директорами школ и больниц! Ко мне с жалобами приходит очень много граждан, среди них немало киевлян...

— Тех, что голосовали за Ющенко?

— Да. Вот простой пример. Недавно обратился мужчина — бывший госслужащий. Рассказал, что его уволили с работы из-за того, что кто-то там написал на него донос, будто бы он голосовал за Януковича. И вот он мне говорит: “Виктор Федорович, честно признаюсь: и я, и моя жена голосовали за Ющенко. Кто ж мог подумать, что так все будет? И что мне теперь делать?” Я говорю: “Надо обращаться в суд”. Вот сейчас будем ему помогать. И такая ситуация по всей стране.



* * *

— После выборов вы пообещали, что станете “такой жесткой оппозицией, какой еще не было”. Однако ваша оппозиционная деятельность очень скудна. Почему?

— Я вам объясню. Политические законы таковы, что проигравший обязательно уходит в оппозицию. Поэтому я сделал свое заявление. Но для критики власти нужно, чтобы она совершала что-то достойное критики. Не могу же я ругать ее только за то, что президент Украины — Ющенко. Поймите, я не враг Ющенко.

Так вот, в первое время было сложно оценивать действия нового руководства страны: слишком мало времени оно пробыло у власти. Но сейчас, по истечении ста дней (с момента вступления Ющенко в должность. — Н.Г.), я, к сожалению, вижу, что экономика развивается по наихудшему сценарию, нормой становятся политические преследования... Я бы сказал так: нужно иметь особый талант, чтобы такое натворить. Сегодня президент Украины уже озвучивает имена “преступников и бандитов” — без суда и следствия. А реприватизация чего стоит!..

— А вы хотите сказать, что украинские предприятия приватизировались без нарушений закона?

— Дело в другом: в списках на реприватизацию стоят предприятия, владельцы которых поддерживали на выборах меня. Это вам о чем-то говорит?

— Мне это говорит о том, что бизнес скорее попытается договориться с новой властью, чем снова станет финансировать вас. Административного ресурса вы, кстати, тоже лишились. Тем не менее заявили, что собираетесь взять на выборах в Раду большинство. Как?

— Вы знаете, те настроения, которые сегодня присутствуют в обществе, убеждают меня в том, что у нас есть большая поддержка граждан. И выборы, кстати, делают не чиновники или чиновнички. Выборы делает народ.

— Когда вы это поняли?

— Я это понял давно.

— После президентских выборов?

— Говорю же — давно.

— Однако на парламентских выборах ситуация будет сложнее, нежели на президентских. Тогда Украина выбирала между вами и Ющенко, а теперь будет выбирать между целым рядом партий. Не слишком ли самонадеянно было заявлять о победе?

— Жизнь покажет — в политике нет никаких гарантий. Меня не удивило, что разного рода приспособленцы, которые были в то время со мной, на определенном этапе соскочили, перекрасились, надели оранжевые шарфы. Они так же предадут и Ющенко. Они будут бегать всегда, всю жизнь. Я об этом не сожалею. Наоборот, я считаю, что это был балласт мути, которая, знаете, плавает на поверхности. И она поплыла туда, куда подул ветер. Ну и хорошо, пусть плывет.



* * *

— Леонид Кучма, кстати, тоже вас откровенно предал. Как вы думаете, почему?

— Я думаю, он и сам не сможет ответить на этот вопрос. Кстати, я никогда не употреблял слово “предал”. Я просто хочу сказать, что глубоко разочарован в этом человеке. И не хочу о нем говорить. Но если он когда-нибудь решит дать комментарии по поводу той ситуации, я ему обязательно отвечу.

— А вы не допускаете, что Кучма “сдал” вас в обмен на гарантии неприкосновенности со стороны Ющенко?

— Я могу допускать все что угодно. Но смею вас заверить, что и Ющенко он тоже не хотел видеть президентом.

— А кого хотел? Себя?

— Да, именно себя. Но не находил способов продлить срок.

— Вы известны как человек горячего нрава. Руки не зачесались, когда поняли, что Кучма вас предает?

— Я человек православный, и мои убеждения не позволяют мне поднимать на кого бы то ни было руку.

— Правда? Но говорят, что одного губернатора и покойного ныне министра транспорта Кирпу вы в свое время поколотили...

— Это профессия у людей такая — языками болтать. Я никого никогда в своей жизни не бил.

— С Кучмой после выборов общались?

— Нет. И желания тоже нет.



* * *

— Что вы почувствовали, когда поняли, что битва окончательно проиграна?

— Жизнь на этом не закончилась. Я молодой политик, и у меня еще все впереди. Были, конечно, переживания, но они в прошлом. Сразу после выборов я стал думать о будущем.

— А говорят, на самом деле вы испытывали страшную обиду. Вот и на инаугурацию к Виктору Ющенко не приехали, хотя он вас приглашал. Где были в этот момент?

— Ющенко меня не приглашал. А я, между прочим, до последней минуты был здесь, в Киеве, и поздно вечером, можно даже сказать, ночью, улетел в Подмосковье. Поехал просто отдохнуть, отоспаться, встретиться с врачами. Полгода у меня был очень жесткий режим и образ жизни такой, что все время не хватало времени заняться здоровьем. Да и с медициной встречаться я, как и многие люди, не люблю. Но тут уж деваться было некуда — надо было, как говорят, сделать техобслуживание. Кроме этого я встречался с друзьями, знакомыми — у меня их очень много в Москве. Всего пробыл в России восемь дней. Пока ходил по кабинетам, время и пролетело.

— По некоторым данным, в это время вы встречались с Владимиром Путиным и убеждали его, что на выборах в Раду в марте 2006-го Россия должна поддержать вашу партию. А дальше просто: вступает в силу конституционная реформа, по которой многие президентские полномочия переходят премьеру, вы набираете большинство голосов, и Рада избирает вас премьер-министром... Такой разговор действительно был?

— Логически это было бы правильно, но, во-первых, таких контактов не было, а во-вторых, у нас с Путиным не те отношения, чтобы я мог прямым текстом обсуждать подобного рода вопросы. Более того, даже во время президентской кампании не было ситуаций, при которых я бы обращался напрямую к Президенту России.

— Значит, в последний раз вы общались с Путиным, когда он вас поздравил с победой на выборах?

— Я и тогда с ним не общался. Он меня поздравил телеграммой.

— А вы слышали анекдот, который родился по этому поводу: “Владимир Владимирович, хватит прикалываться!” — воскликнул Виктор Янукович, когда Президент России поздравил его с победой на выборах в сорок восьмой раз”?

— После того как ЦВК огласила результаты голосования второго тура, я получил около десяти телеграмм. Кроме Путина меня поздравили Назарбаев, китайский глава... Кто еще — уже не помню. В общем, это были руководители тех стран, с которыми у нас были постоянные межгосударственные контакты, очень глубокие, конструктивные регулярные переговоры...

— Ну, а анекдот-то вы слышали?

— (Виктор Федорович сделал вид, что не слышит вопроса. — Авт.) ...и мы поддерживали отношения с этими странами по многим направлениям. В области спорта, например.

— Во время визита на Украину Путина Тимошенко всячески пыталась его очаровать. А на вас она когда-нибудь опробовала свои чары?

— Я близко не знаком с Тимошенко. Но, по-моему, это нормальное качество любой женщины — желание очаровать мужчину. Что же касается должности премьер-министра, которую Тимошенко сейчас занимает, то человек на этом посту обязательно должен обладать двумя качествами: целеустремленностью и умением добиваться своего.

— Что-что, а добиваться желаемого Юлия Владимировна точно умеет!

— Умеет?! Может, мы с вами говорим о разных вещах?

— Не думаю.

— Хм, умеет... Что ж, может быть. Я не подглядывал.






Партнеры