Дуэль одноруких

Хуже власти в России — только оппозиция?

7 июня 2005 в 00:00, просмотров: 466

16 лет тому назад знаменитый тогда демократический трибун Юрий Афанасьев бросил вмиг ставшую крылатой фразу про “агрессивно-послушное большинство”. Сегодня на засилье в политике “серой медвежьей массы” вновь не жалуется только ленивый. Но агрессивно-послушное большинство — это всего лишь один из факторов не самого блестящего политического положения страны. Еще один обязательный ингредиент — это дезориентированная, не слишком компетентная и безответственная оппозиция. К сожалению, оба компонента этого гремучего коктейля сейчас в России налицо.


В 1917 году, при ликовании либерально настроенной публики, царское правительство России потеряло власть. Но выяснилось, что либеральные оппозиционеры еще менее пригодны для управления страной, чем Николай II. В результате власть стала валяться на улице. Нынешняя ситуация в России, разумеется, мало напоминает 1917 год. Но некое сходство все же присутствует. Власть и оппозиция — это зеркальное отражение друг друга. И схватка между ними смахивает на дуэль одноруких.

Красота слов, пустота фраз — так либеральная оппозиция оценила, например, недавнее послание президента парламенту. Власть совершенно справедливо обвинили в оторванности от действительности и в отсутствии у нее реальной программы действий. Но разве нельзя сказать то же самое про оппозицию?

Новый лидер СПС Никита Белых в интервью “МК” сформулировал для России новую национальную цель — вхождение в состав Евросоюза. Проблема в том, что в ЕС никто Россию не ждет. Я пообщался с парой десятков европейских экспертов и чиновников. И ни один из них не допустил даже теоретической возможности, что в ближайшие 20—30 лет Россия станет членом ЕС. Мол, вы для нас слишком крупная страна! Ну а после провалов референдумов по Европейской конституции во Франции и Нидерландах возможность нашего вхождения в ЕС стала еще более микроскопической. “Нет” Конституции западноевропейцы сказали еще и потому, что они недовольны чрезмерным разбуханием союза.

Но, допустим, произошло немыслимое, и Россию вдруг пригласили в ЕС. Но надо ли это нам? Вхождение в Евросоюз означает отказ от значительной доли национального суверенитета в пользу еврочиновников в Брюсселе. Какая-нибудь средняя европейская страна вполне может на это пойти. Ее национальные интересы не сильно пострадают. Но для России с ее огромной территорией подобный шаг был бы как минимум предельно сомнительным.

Владимир Рыжков вот уже не первый год справедливо считается одним из самых разумных и адекватных российских политиков. Но в интервью “МК” и он сделал предельно странные заявления. Оказывается, никакая реальная опасность исламского фундаментализма России не грозит. Все разговоры об этом — это выдумка наших коррумпированных силовиков. Конечно, наши силовые структуры — это отдельная песня. Но настолько упрощать ситуацию и делать столь далеко идущие выводы — это, конечно, очень сильно.

Власть очень часто делает хамские заявления и вообще ведет себя не слишком цивилизованно? Но по степени хамства многие оппозиционеры кому угодно дадут сто очков вперед. Взять хотя бы реакцию “Комитета-2008” на послание президента парламенту. Его заявление усыпано выражениями типа “подлость”. Очень многие шаги власти делаются потому, что они лично выгодны чиновникам? Безусловно. Но у оппозиции тоже дело обстоит немногим лучше. Конечно, политики вроде Владимира Рыжкова выше подозрений. Но в оппозиционных организациях полно профессиональных пиарщиков с сомнительной репутацией типа Марины Литвинович. Не случайно в окружении Березовского так прямо и говорят: “У россиян есть только один реальный выбор — между нами и КГБшниками!”

Конечно, ни в одной стране мира отношения между оппозицией и властью не бывают гармоничными. Но особенность нашей нынешней ситуации — в том, что спор ведется на уровне не аргументов, а ругательств.

Так и хочется заявить: чума на оба ваши дома! Многие простые граждане, по сути, так и делают. Но общество в целом позволить себе нечто подобное, разумеется, не может. Однажды в сталинское время руководитель Союза писателей пожаловался Иосифу Виссарионовичу на своих подопечных. “Других писателей у меня для вас нет!” — отбрил его “отец народов”. К сожалению, другой власти и оппозиции в России в ближайшее время не появится. А значит, мы обречены оставаться свидетелями дуэли одноруких…

Никита БЕЛЫХ: “Я не фиговый листок!”

“Если в этом кафе не курят, придется его купить!” — c самым серьезным выражением лица заявил мне 29-летний новый лидер СПС Никита Белых во время нашей встречи на Новом Арбате. Новый вождь правых держал в руках огромную сигару и явно не намеревался с ней расставаться: “Вы говорите, что в Москве кафе стоят дороже, чем в Перми? Ну и что!”

Кафе оказалось раем для курильщиков, и Никите Белых не пришлось доказывать твердость своих обещаний. Однако, судя по настрою вождя правых, ему это было не слабо. Свою речь пермский пришелец пересыпает выражениями типа “я заколебался” и “меня напрягает”. Однако в глазах г-на Белых светится уверенность в своей способности заставить избирателей отдать ему свои голоса. Проблема в том, что, по собственному признанию лидера СПС, он еще слабо представляет, что с ними делать.

— Никита, вам не кажется, что СПС напоминает двоеженца? С одной стороны, вы как бы в оппозиции, а с другой — продолжаете “сожительствовать” с властью.

— А что вы понимаете под оппозицией? Если это анархия и нигилизм по отношению к существующей государственности, то мы не оппозиция. Если оппозиция — это все, что не является партией власти, то тогда мы точно оппозиция без всяких двусмысленностей. Вообще у власти есть разные действия. Против некоторых мы категорически против. Например, это относится к назначаемости губернаторов. А есть шаги, которые мы считаем полезными и целесообразными.

— И в чем же власть права?

— Если говорить о заявлениях, то мне очень нравится прошлогоднее послание президента парламенту. Заявленная там цель — повышение конкурентоспособности каждого из нас — просто великолепна.

— А как насчет действий власти?

— Не могу припомнить в последнее время у власти правильных действий.

— В истории России уже был случай, когда молодого человека из провинции бросили на центральную работу, — Кириенко в 1998 году...

— А вы считаете этот пример негативным?.. Я входил в партию Кириенко “Новая сила” и отношусь к нему с большой симпатией. Кризис августа 1998 года — это не проблема Кириенко. Его специально бросили вскрывать гнойник, чтобы он запачкался, а все вокруг остались чистыми и красивыми.

— Может, вас тоже бросили “вскрывать гнойник”, и вне зависимости от вашей вины это закончится неким эквивалентом кризиса-1998?

— У меня, безусловно, есть личные амбиции, желание прийти в политику всерьез, надолго и по-крупному. Я уверен, что смогу обеспечить нашей партии достойный результат на выборах 2007 года. Но если после этого в СПС придут другие люди, я не буду возражать.

— Есть мнение, что вы не более чем “фиговый листок”, а на самом деле партией из-за кулис рулят совсем другие люди...

— Это абсолютно не так. Давайте встретимся через некоторое время, и вы сами увидите, какой я “листок” — фиговый или фиговый?

— И сколько времени вам понадобится, чтобы стать полноценным лидером партии?

— Трех-четырех месяцев будет достаточно, чтобы говорить о моей программе как на региональном, так и федеральном уровне.

— И какова же ваша программа вывода страны из положения, в котором она сейчас оказалась?

— Страны?! (Изумленно.) Если говорить об экономике — необходимо довести до конца в запланированном объеме начатые структурные реформы: пенсионную, налоговую, монетизацию льгот. Монетизация, например, нужна по определению. У человека должно быть обеспеченное финансами право выбора. Он должен сам определять: ездить ему на транспорте или устанавливать антенну и телефон. Другое дело, что финансовая компенсация должна быть нормальной, а последовательность действий — другой. Сначала механизм реформы надо было отработать в каком-нибудь пилотном регионе.

С политической точки зрения меня напрягает неопределенность нашей позиции по отношению к Евросоюзу и близорукость политики в бывших советских республиках. С одной стороны, у нас есть желание по-прежнему влиять здесь на политическую ситуацию. Но нет идеи, как это делать. Действия носят точечный характер и основываются на личных симпатиях и антипатиях нашей власти к тому или иному руководителю республики, а не на какой-нибудь идеологии.

— А у вас есть какая-нибудь суперидея, которая позволит СПС выделиться на общем фоне?

— Я готов с коллегами обсуждать и проговаривать варианты подобной идеи. Сейчас говорить о ее формулировке преждевременно. Это то же самое, если бы в 1905 году кружок коммунистов обсуждал планы по переустройству страны. Возможно, впрочем, одна из таких идей — это вхождение России в Евросоюз.

— Почему, по-вашему, СПС проиграл в 2003 году? Есть мнение, что одним из главных факторов было подчеркнутое высокомерие его лидеров и демонстрация ими своего материального благополучия...

— Это, конечно, было одной из причин. Но подобных второстепенных причин — десятки. На устранение всех их у нас нет ни денег, ни времени, ни людей. Поэтому мы должны определить несколько главных причин поражения демократов и сосредоточиться на них. Я считаю, что основная причина провала — это неэффективная работа наших региональных объединений. Можно, конечно, до бесконечности пересматривать нашу программу, но если мы не научимся доводить ее до конкретных избирателей, то все будет без толку.

— Перед нашей беседой вы выразили готовность сделать довольно крупную покупку. А каков размер вашего личного состояния?

— На кафе хватит точно. Причем не важно, где оно: на Новом Арбате, Елисейских Полях или Парк-авеню.

Владимир РЫЖКОВ: “Военные и спецслужбы часто выдают реакцию населения на их произвол за терроризм”

За годы своего бодания с Кремлем Владимир Рыжков потерял значительную долю своей жизнерадостности. Зато теперь суждения бывшего первого вице-спикера Думы отличаются просто предельным радикализмом.

— Владимир Александрович, есть мнение, что нынешняя либеральная оппозиция — это кучка маргиналов, не обладающих никакой поддержкой общества...

— Это одновременно и правильное, и ошибочное мнение. Правильное, потому что базируется на результатах последних парламентских и местных выборов. Партии, которые набирают около 5% голосов, — это, безусловно, маргиналы. Но никогда не говори “никогда”. Я уверен, что у нас хорошие перспективы на следующих выборах. Ведь, согласно данным опросов, число людей, выступающих за демократию и рыночную экономику, в России — около 30% населения.

— Но очень многие говорят, что им не нравится власть, но голосовать за нынешних лидеров демократов они не будут ни при каких обстоятельствах.

— Есть такая проблема. Политик изнашивается так же, как автомобильная шина. Нельзя быть вечно популярным, молодым и цветущим. Только выдающиеся политики могут продержаться на авансцене больше десяти лет. А Явлинский работал еще с Горбачевым, Немцов был звездой правительства Черномырдина. Результаты опросов демократических избирателей свидетельствуют, что они хотят новую партию и новых лиц. Любая предвыборная тройка с новыми лицами по определению набирает больше голосов, чем тройка из лидеров партий — участников выборов-2003. Если новые лица у демократов не появятся, то это игра без шансов.

— Вы тоже на авансцене уже почти десять лет. Вы тоже уже близки к изнашиванию?..

— Но я никогда не возглавлял партию. Кроме того, я до этого всегда был командным игроком. Я никогда не определял “лицо партии”. Наконец, в отличие от некоторых демократических лидеров, я с увеличившимся перевесом победил в своем одномандатном округе.

— Вас называют одним из кандидатов на высшие посты в стране. Но ваша последняя должность в системе исполнительной власти — замглавы Алтая, 12 лет тому назад. Можно ли с таким скромным опытом на что-то претендовать?

— Сам я пока не заявлял о каких-то своих претензиях. Это было бы несерьезно. Для меня приоритетами сейчас являются работа в Думе и строительство новой партии. Но если кто-то называет меня в качестве претендента на какие-то посты, наверное, у них на это есть основания.

— В оценке президентского послания “Комитетом-2008” были использованы слова типа “подлость”. Вам не кажется, что они больше подходят для стычек в подъезде, чем для комментариев речи главы государства?

— Мне тоже кажется, что жесткость оппозиции должна выражаться не столько в хлесткости фраз, сколько в осмысленности позиции. Оскорбление — это признак слабости и отсутствия аргументов. Самое обидное, что аргументы у оппозиции есть. Повторяется извечная русская история: вместо попытки вместе сделать что-то полезное власть и оппозиция осыпают друг друга оскорблениями! Но обвинять в этом только оппозицию неправильно. Ведь власть также подчеркивает свою слабость, переходя на оскорбления. Например, в моем округе меня называют и фашистом, и другом Басаева, и агентом Америки. Я никого никогда не оскорблял. Кстати, я не участвовал в обсуждении этого документа “Комитетом-2008”, а то бы внес изменения.

— Но ведь ваши коллеги оскорбляли!

— Я не отвечаю даже за собственную жену! Она свободный человек. У нас ведь не бейсбольная и не футбольная команда!

— То есть вы признаете, что в оппозиции нет команды?

— Пока нет, к сожалению.

— Раз у демократов нет ни команды, ни новых лиц, почему вы думаете, что у них еще может что-то получиться?

— У нас есть время попробовать разные варианты объединения.

— В выступлениях многих оппозиционеров бросается в глаза их убежденность в том, что власть целенаправленно разрушает страну. А не, например, искренне делает ошибки. Разве это честно?

— Я, напротив, считаю, что многие свои грубые ошибки Путин делает совершенно искренне. Но проблема власти — в том, что иногда ошибки хуже преступления. Взять, например, нынешнюю ситуацию в экономике. Доходов от экспорта нефти в этом году — на 44% больше, чем в прошлом. Но при самой благоприятной экономической конъюнктуре правительство умудрилось все завалить. Сегодня мы сталкиваемся с самым опасным экономическим явлением — стагфляцией. Это сочетание высокой инфляции и низких темпов роста. Темпы роста экономики в этом году в два раза ниже, чем в прошлом. Капитализация российской экономики все падает. Идет настоящее разграбление страны. Нефти добывается все больше, а деньги в освоение новых ресурсов не вкладывают. Это все дорога к краху. Нынешнее правительство надо гнать поганой метлой!

— А кроме “выгнать поганой метлой” оппозиция может предложить что-то конструктивное? Ведь очень многие из ее лозунгов смахивают на голый популизм.

— Без здорового популизма нам не обойтись. Выборы выигрывают в том числе и с помощью популизма. Самое главное — чтобы обещания не были лживыми. Мы предлагаем, например, переориентировать экономику на развитие человеческого капитала. Это популизм? Безусловно. Но это нужно стране! Возьмем демографическую ситуацию. Россия вымирает с темпами миллион человек в год. Чтобы избежать катастрофы, нужно, чтобы количество новорожденных составляло 2,2 на одну женщину. А у нас этот показатель сейчас равен 1,2 (в Пакистане, для сравнения, 6,12). И при этом власть закрывает страну для миграции. Мы предлагаем ее открыть. Это популизм? Конечно, да! А у Путина все нацелено на подавление бунтов, борьбу с внутренними и внешними врагами. Сейчас вот, например, предлагается потратить сумасшедшие деньги на строительство двух авианосцев!

— Вы серьезно считаете, что у России нет внешних врагов?

— Разумеется. Нам не грозит опасность ни от Америки, ни от Европы, ни от Китая. Есть, конечно, угроза терроризма. Но она сварена на нашей кухне. Терроризм — прямое следствие ошибок нашей власти. Внешняя угроза придумана для обывателей, чтобы выкачивать из них деньги на авианосцы, а потом их разворовывать.

— А исламский фундаментализм — это не внешняя угроза?

— Исламский фундаментализм не является серьезной проблемой ни в Поволжье, ни на юге России. Нет там такого! Это все выдумки военных и спецслужб, которые часто выдают реакцию населения на их произвол за терроризм или ваххабизм.

— А в чем разница между здоровым и нездоровым популизмом?

— Разница — в бюджете. Если есть реальные источники финансирования — это одно. Если нет — совсем другое. Сейчас, например, в эту ловушку попал Ющенко. Янукович в свою бытность кандидатом в президенты поднял пенсии и зарплату бюджетникам. Ющенко, придя к власти, поднял их еще больше. В результате бюджет Украины сейчас трещит по швам.




Партнеры