Дети зазеркалья

В России каждый день 10 детей получают СПИД по наследству

7 июня 2005 в 00:00, просмотров: 261

— Ты мама? — девочка трех лет с надеждой ждет ответа. Я грустно качаю головой.

— А где моя мама? — продолжает допытываться кроха. На помощь мне приходит медсестра: “Пойдем, деточка, я почитаю тебе сказку...” Малышку уводят в палату, но, даже уходя, она продолжает оглядываться: вдруг мама все-таки появится в конце больничного коридора?

— У наших пациентов — детей, унаследовавших ВИЧ при рождении, — практически нет никаких шансов жить в нормальной семье, — с горечью заявил мне тогда главный врач Усть-Ижорской клинической инфекционной больницы Евгений Воронин. — А ведь многие из них практически здоровы!

Эта же мысль звучала почти во всех докладах ведущих специалистов по СПИДу на прошедшей на днях в Москве научно-практической конференции, посвященной проблемам детей с ВИЧ.

Каждый час в России 4 человека заражаются вирусом иммунодефицита. Ежедневно в нашей стране от ВИЧ-инфицированных женщин рождается 10 детей. По официальным данным, количество маленьких больных “чумой XX века” уже достигло 13 тысяч. Если ничего не изменить сейчас, то уже в ближайшее время число ВИЧ-инфицированных малышей увеличится в десятки раз.

— При своевременной терапии риск передачи болезни от матери к ребенку снижается до 2%, — сказал на пресс-конференции Евгений Воронин. — Но в России дети с ВИЧ рождаются в десять раз чаще.

Так, в Свердловской области от больных женщин с вирусом иммунодефицита человека появляется на свет каждый седьмой ребенок, а в Самарской и Иркутской областях — каждый третий. У таких детей нет будущего. С самого рождения на них стоит клеймо изгоя.

— А ведь при правильно подобранном лечении такие дети ничем не будут отличаться от сверстников, — утверждают врачи. — Они могут вести полноценную жизнь, создать собственную семью и даже родить здоровых детей.

Благоприятные прогнозы могут не подтвердиться. Совсем недавно наши чиновники решили перейти на дешевые африканские препараты для ВИЧ-инфицированных россиян.

— Такими методами мы добьемся лишь временного эффекта, — уверен Евгений Воронин. — Три-четыре года больные будут чувствовать себя хорошо, а потом просто погибнут. Что лучше: лечить некачественными препаратами, а потом потерять ребенка, или использовать дорогие средства, чтобы вырастить нормального, полноценного человека?

Но проблема качественных лекарств — не единственная. Гораздо тяжелее ВИЧ-инфицированным детям бороться с предрассудками здоровых людей.

— Даже три месяца, которые они проводят в обычных инфекционных больницах без элементарного ухода и внимания, могут иметь катастрофические последствия для их психики, — считает Карел де Рой, представитель ЮНИСЕФ в России и Белоруссии.

— Они отстают в развитии от сверстников, — продолжает Евгений Воронин, — плохо идут на контакт, а единственное чувство, которое им знакомо, — это страх.

Пять месяцев назад в усть-ижорскую клинику попала полуторагодовалая Катя. Она боялась всего: взрослых, света, громких звуков. Только через два месяца работы с психологами девочка оттаяла. И первый раз в жизни улыбнулась.

Сейчас в республиканской Усть-Ижорской клинической инфекционной больнице живут 40 ВИЧ-инфицированных детей. Они сироты при живых родных — малыши с таким диагнозом никому не нужны.

— Я не знаю ни одного случая усыновления в России ребенка с ВИЧ, — говорит Евгений Воронин. — Своим маленьким пациентам мы безрезультатно ищем приемные семьи уже шесть лет.

Именно поэтому с января этого года в клинике создали свою собственную семью: здесь заработала программа индивидуального развития для ВИЧ-инфицированных детей. Помимо воспитателей с малышами работают психологи, приходят преподаватели музыки, рисования и даже физкультуры.

— Дети становятся детьми, — улыбается Евгений Воронин, — у них появляется куча талантов…

Но даже способные, умненькие и практически здоровые, они по-прежнему одиноки. Общаться с ними большинство потенциальных родителей все же опасается. Виной тому — ужасающее невежество. Согласно опросу 2004 года, половина россиян уверена, что заразиться СПИДом можно, работая в одном офисе с ВИЧ-инфицированным, а 40% уверены: вирус передается при поцелуе.

— Пятнадцать лет назад 50 процентов людей считали, что ВИЧ передается с укусом комара, — вздыхает Воронин, — а год назад уже 68% респондентов полагали, что насекомые могут быть переносчиком вируса. Прошло столько лет, а в наших головах ничего не изменилось…




    Партнеры