Бочки из склепа

Останки предков великого поэта растащили собаки

7 июня 2005 в 00:00, просмотров: 364

Где отметил бы сегодня свой 206-й день рождения Александр Сергеевич Пушкин? Бьемся об заклад: наверняка заскочил бы в поместье двоюродной бабки Софьи Абрамовны Ганнибал под Питером, где он так весело и добродушно кутил в младые годы. Но уверены мы и в другом: праздник для великого поэта был бы безнадежно испорчен. От усадьбы остались развалины, семейное кладбище Ганнибалов разграблено, а кости родственников поэта стали добычей бездомных собак.


Впрочем, один человек на этом пепелище именинника все же поздравил бы. Это Раиса Ильинична Веселова, отставной прапорщик. Сторожка на месте разоренного погоста Ганнибалов стала постоянным местом жительства пенсионерки. И это ее, увы, совсем не радует.

Революционные перемены в судьбе поместья начались вместе с революцией. Хозяином усадьбы стал техникум молочного животноводства. А в 50-х годах здесь, прямо на могилах, разместили воинские части. Тогда-то семейный погост Ганнибалов-Роткирхов и сровняли с землей. Легко и просто — с помощью бульдозера. Правда, от родственников великого поэта остались плиты — добротные, сделанные на века. Чтобы добро даром не пропадало, ими выложили дорогу и ступени… к армейскому туалету. Тут-то у могил родни Пушкина и появился новый смотритель. Прапорщика части Раису Веселову отселили в бывшую кладбищенскую сторожку. И началась у бедной женщины жизнь на костях. Раиса Ильинична волей-неволей начала перезахоранивать останки Ганнибалов-Роткирхов, которые то и дело попадались ей под ноги. Крупные фрагменты костей она прикапывала на краю собственного участка, рядом с картофельными грядками, а мелкие складировала в многочисленные ямы на участке. Так что весь ее огород буквально вымощен мощами пушкинской родни. Мраморное надгробие с могилы дальнего родственника Пушкина — полковника Павла Леонтьевича Шемиота — Раиса Ильинична присыпала землей. А когда в Ново-Пятницкое приезжают родственники Пушкина, 70-летняя женщина берет в руки лопату и отрывает памятник.

— Еще немного, и под землю уйдет и мой огород, и моя сторожка, — плачет Раиса Ильинична. — Домику уже двести лет, а на участке больше 20 подземных склепов. Вот пристроила двухсотлитровую бочку для полива грядок на надгробие Павла Шемиота, а она возьми и провались в склеп…

Бедную женщину вовсе не греет соседство с родней Пушкина, и она с удовольствием сменила бы кладбище Ганнибалов на 4 сотки менее исторической земли. Но администрация Кингисеппа не может выделить блокаднице другой участок.

— Тут связисты тянули через огород Веселовой кабель, так собаки потом неделю таскали по Ново-Пятницкому кости и аксельбанты из разоренных могил Роткирхов, — рассказывает научный сотрудник краеведческого музея Андрей Белобородов. — Мы писали в Министерство культуры, но ответа не получили. На собственные деньги я изготовил памятник Ганнибалам-Роткирхам, но чиновники категорически запретили его устанавливать. Раиса Ильинична с радостью передала бы свои владения краеведческому музею, но уезжать ей некуда.

Праправнучка Абрама Петровича Ганнибала Татьяна Игнатьева также неоднократно просила отторгнуть 4 сотки земли, на которых находится разоренный погост, через Департамент по охране памятников правительства Ленинградской области. Но все ее усилия оказались тщетны.

— Похоже, о Пушкине в России принято вспоминать лишь к очередному юбилею… — вздыхает Татьяна Васильевна.


СПРАВКА "МК"

В 1797 году Павел Первый подарил земли села Ново-Пятницкого придворному сановнику Роткирху и его невесте Софье Абрамовне Ганнибал. Последний раз Александр Сергеевич приезжал в усадьбу в 1827 году, чтобы поработать в архивах Роткирха над “Моей родословной” и “Арапом Петра Великого”. Историки-пушкинисты имение Роткирхов под Кингисеппом ставят в один ряд с Болдином и Михайловским. Но сколько ни пытаются краеведы и пушкинисты установить в предместье Кингисеппа памятник на могилах родственников великого поэта, Департамент по охране памятников правительства Ленинградской области проявляет полное равнодушие к этому историческому месту.




Партнеры