Зубриная семейка

У них — матриархат, но гарем пока в законе

8 июня 2005 в 00:00, просмотров: 211

Почему-то казалось, что зубры давно вымерли, как мамонты, ну разве в Беловежской Пуще сохранились. Но в Подмосковье, почти как в Греции, есть все, даже зубры! Когда в Приокско-Террасный заповедник завезли маленьких зубрят и взрослых зубров, они прижились на берегах Оки, как в краю родном. Огромные мохнатые “коровы” быстро освоили территорию, навели свои порядки среди прочей живности и стали... плодиться. Сейчас, в конце мая — начале июня, у эубрих как раз появляются детеныши — неуклюжие, едва стоящие на дрожащих копытцах, но уже зубры — цари местного леса.

Хоть шерсти клок

Пока зуброводы Виктор Исаев, Михаил Демин, Федор Зубков и Николай Рыбин кормят подопечных, у них под ногами юлой кружится пес-приблудыш, за свою привычку спереть что-нибудь втихаря прозванный Жуликом. Но мужики псину любят за веселый нрав и бездну талантов.

— Нам бы кинокамеру, мы бы таких сюжетов в передачу “Сам себе режиссер” отправили, — смеется Виктор Исаев. И командует:

— Ну-ка, Жулик, спой!

Один из зуброводов начинает дуть в гнутый временем пионерский горн. Жулик уже через пару секунд душевно подвывает, вызывая неизменный хохот присутствующих.

Жулик — псина небесполезная. Первым это усекли, как ни странно, зубры. К собарику эти угрюмые звери относятся более чем благосклонно. И все из-за невесть откуда взявшейся замашки драть у них шерсть. Делает он это самозабвенно, всеми четырьмя лапами. Картина наиредчайшая. По крайней мере ничего подобного нельзя встретить ни в дикой природе, ни в зоопарках. Лесные гиганты-животные крайне осторожные, никого к себе близко не подпускают. Почему Жулику сделано исключение? Загадка.

Выглядит все так. Зубр обычно ложится, собарик с разбегу на него взбирается, и ну давай когтями шерсть драть. Зубр — не шелохнется, ему приятно, линька вызывает зуд, с которым справиться и помогает Жулик. Собарик не стесняется вцепиться в бороду любому гиганту, если тот лечь добровольно не догадывается. Иной раз так и таскает его зубр по всему загону.

Впрочем, похоже, дружба Жулика с великанами временно дала трещину. Кто-то из зубров нечаянно наступил псине на лапу. Жулик хромает, на всякий случай держась от загонов подальше. Но это так, лирическое отступление.

Му-муженек

Ваканта, чистокровного красавца зубра, привезли для оживления крови в зубропитомник Приокско-Террасного заповедника четыре года назад. Проблема обновления генофонда, который страдает от близкородственных скрещиваний, существует и здесь. Точно так же, как в зуброводстве в частности и в животноводстве вообще, она решается за счет завоза иноземных производителей. Одного такого красавца российские зуброводы присмотрели в немецком городке Вариндорфе. Парень определенно скучал. Никакого тебе размаха в местном зоопарке! Невесту приличную — и ту не выбрать. То ли дело в подмосковном лесу! Приехал на ПМЖ и сразу же получил целый гарем.

Вакант ухаживал за своими женами с европейской галантностью и обстоятельностью.

— Зубры вообще “народ” ухажористый, — рассказывает заведующая зубропитомником Наталья Требоганова. — Наблюдать за их брачными играми и повадками всегда интересно. Самец за самкой как привязанный ходит. Встанет рядышком, рот откроет и балдеет от запаха возлюбленной. Нахрапом ни за что не возьмет. Сначала проверит: готова ли дама ответить на его нежные чувства. Положит морду на круп и ждет реакции. Если не получил по рогам — считайте, уговорил.

Ваканту ни одна дамочка отказать не посмела. С какой стати? В России даже зубрицы мечтают о муже из-за “бугра”. Через положенный срок потомство посыпалось из них как горох. Только в прошлом году в загоне, где проживает семейство Ваканта, народились три малыша. Нынешней весной еще столько же. И роды опять ожидаются.

Подходим к сетке, которая огораживает загон. Они игривы и любопытны, как все дети. Тянутся мордочками, разглядывают гостей. Но их попытки приблизиться к сетке решительно пресекает старший братец, родившийся годом раньше. Он сердито бодает в бока несмышленышей: мол, вы куда? Не приближайтесь, опасно!

Папаша за всем происходящим наблюдает с абсолютным спокойствием. Он свое мужское дело сделал, за остальным пусть бабуля Муттена следит.

— У зубров матриархат, — поясняет Наталья Требоганова. — Главой в “доме” является отнюдь не самец, а старая, умудренная опытом самка, которая, подобно сварливой свекрови, строит всех остальных членов семьи, навязывая свои порядки. Самец, несмотря на то, что он единственный-неповторимый, в этом крепко сбитом иерархичном гареме присутствует на правах принца-консорта, эдакого смотрителя опочивальни. Он, по сути, ничего не решает.

На самом деле в семействе всем заправляет 18-летняя самка Муттена. Но она в последнее время очень быстро стареет и вот-вот “выйдет в тираж погашения”. На ее руководящее место уже претендует оторва Мухарка. Она хоть и годами намного моложе, и мудрости особой не нажила, ее намерения на ее блудной морде написаны. Без Мухарки не обходится ни одно телодвижение в загоне. Тут же голову наклонит, выставит свой сломанный в боях с соперницами и окрестными деревьями рог, хрюкнет и устраивает разборку.

Корреспондента с фотоаппаратом Мухарка в загон не пустила, приняла боевую позу. Отогнала малышей, зато сама позировала много и с удовольствием. Фотосессию прервала только тогда, когда зуброводы в рожок протрубили общий сбор на обед.

К кормушкам семейство идет степенно, не толкаясь. Уже привыкли: еды на всех хватит. Да и лето на дворе, травы — хоть объешься. Но комбикорм и морковка — лакомство. От них зубры никогда не откажутся.

До этого было не так. Проблемы с кормлением исчезли, как только заповедник вместе со Всемирным фондом охраны дикой природы начал проводить акцию “Усынови зубра”. Ее цель — найти спонсоров для поддержания нормальной деятельности питомника. Приемные родители берут на себя обязательство по содержанию “сынов” и “дочек”, перечисляя заповеднику деньги.

Поначалу найти усыновителей было непросто. 700—880-килограммовые “детки” вдохновили на благие порывы немногих. Зато теперь дарители чуть ли не в очереди стоят. В семействе, руководит которым Муттена, в прошлом году всем зубрятам “папы”-“мамы” нашлись. Вот-вот они появятся и у новорожденных Муслима, Мушкетоса и Муркизы. Все клички животных должны начинаться на “му” — это как паспорт. Значит, они родились в Приокско-Террасном заповеднике.

Любовь — не картошка

Заповедник — это, если хотите, убежище для редких животных, растений. Для людей же Приокско-Террасный — как глоток из чистого родника после дальней дороги, окутанной смогом. Сюда приезжает много туристов, и все в первую очередь хотят увидеть именно зубров и бизонов. Ни один зоопарк мира не может продемонстрировать целые семьи этих гигантов.

Немного истории. Здешний зубропитомник был создан Михаилом Александровичем Заблоцким после войны. В стране своих зубров не осталось, и их завозили из Польши. Для начала две чистокровные пары. С них-то все и пошло.

Сейчас стадо насчитывает 40 голов. Зубры живут четырьмя племенными группами, или семействами. Есть и семейка бизонов. Недавно она отколола номер. Вопреки всем законам природы малыши в ней стали появляться поздней осенью и зимой. Это Маркиз от любви ошалел. В заповеднике принято молодых самцов до половой зрелости содержать в отдельных загонах. К обязательной пятилетней “отсидке” был приговорен и подросток-бизон. В прошлом году его наконец подпустили к прекрасному полу. И началось...

Ну что Маркизу до того, что остальные бизоны-мужчины в период гона обычно за одной самкой ухаживают? Кстати, если другая попробует вторгнуться в их идиллию, самец ее может жестоко побить. Иногда до смерти.

Маркиз оказался не как все. Любвеобильным и энергичным, как дембель. Сначала соблазнил Магдалу. В мае она принесла Масяню. Потом не обошел вниманием Маккену. Это вскрылось уже в октябре, когда бизониха разродилась чудесной малышкой. Ну а зимой стало ясно, что бизон и за Мари не зря приударил.

Знаете, какое любопытное есть на этот счет наблюдение? Если животные приносят приплод перед зимой, значит, она будет теплой.

Киндер-сюрпризы

Заповедник, как мы уже говорили, постоянно обменивается животными для обновления генофонда. Чаще всего сюда везут зубров из Германии. Вследствие этого у зуброводов появилась проблема — возник языковой барьер. С зубрами, не с людьми. Да-да, не смейтесь. Иностранные звери русской речи не понимают. Своего зубра окликнешь: “Малыш!” — и он уже у кормушки.

Немец на это фривольное обращение не реагирует. Зуброводы срочно реанимируют все свои зачаточные знания немецкого. Правда, ничего лучше, чем “киндер”, не приходит на ум. Так и зовут новичков, пока те не сообразят, что лучше соответствовать русским реалиям. Так что разносится по подмосковным чащобам невразумительно-экзотичное:

— Киндер, киндер!

И все-таки несоизмеримо больше животных вывозится из заповедника в различные регионы России, за рубеж. Ведь главная задача питомника — расселение зубров в дикой природе для восстановления их популяции в естественной среде обитания. Как-то директор заповедника Михаил Брынских подсчитал, что по белу свету разбрелись более 300 зубров, родившихся в Подмосковье. Это гигантское стадо. Почти такое же, как одно из тех, от которого земля гудела 5—6 веков тому назад. Неплохой, согласитесь, итог к 60-летию заповедника, которое он отметит 19 июня.




Партнеры