Мальчика заклевали врачи

Медики по-своему отметили День защиты детей

9 июня 2005 в 00:00, просмотров: 498

На статью “Рождение по мукам” от 15.03.05 г., где рассказывалось о трагической судьбе жительницы Реутова Татьяны Амелиной и ее годовалого сына, ставших жертвами врачебной ошибки, откликнулись тысячи читателей “МК”. И вот спустя два месяца ответ на нее нам прислала прокуратура Подмосковья: сообщила, что поставила на контроль уголовное дело, возбужденное в отношении врача Николаева...

Но в жизни Амелиных вновь черная полоса. Сашенька чуть не умер, а теперь, “стараниями” уже других врачей, может лишиться ноги.


В семье Амелиных новая боль и новые слезы. В середине апреля у Саши вдруг поднялась температура. Но то, что у больного гидроцефалией ребенка тоже могут прорезаться зубки (а у него опухли десны), врачам в голову не пришло. И когда 16 апреля температура поднялась до 40, реутовские медики отправили ребенка в МОНИКИ (Областной клинический институт) с подозрением на пневмонию. После госпитализации мать вынудили подписать “информационное согласие”, дающее врачам право лечить ребенка на свое усмотрение. А дальше началось ужасное. Малыша положили в реанимацию без мамы. Невзирая на требования Тани, ребенка ей не показывали и не отдавали. Даже не говорили диагноза. Зато твердили: “Саша умирает, транспортировка может быть смертельной”. И поэтому мама боялась забрать сына. Смущало лишь то, что с грязным бельем малыша ей все время отдавали только один носок...

Потом врачи попросили Амелину купить дорогущий аспирационный аппарат, без которого Саша якобы не сможет больше жить, — друзья собрали денег и купили его. Но 4 мая мать не выдержала и решилась забрать сына из реанимации под расписку. При этом ее пытались заставить написать в ней, что, мол, “претензий не имеет”. “Как это не имею? — возмутилась Татьяна. — Я потому сына и забираю, что у меня претензии”.

...В МОНИКИ из Саши сделали растение: расширенные зрачки, ноль реакции на людей. Ребенок опять начал есть только через зонд, который раздирает ему горло, хотя несколько месяцев назад научился глотать пищу из бутылочки (врачи сказали: ему не больно — он же растение). Но то были еще цветочки. Одевая ребенка при выписке, мать чуть не упала в обморок, увидев его ногу. Ступня превратилась в кровавое месиво. Возможно, чтобы правда не открылась матери раньше времени, ее и не пускали к сыну. Лишь потом выяснилось, что малышу неправильно поставили катетер в вену, из-за чего несколько дней лекарство попадало не в кровь, а под кожу. И все это время за малышом практически никто не следил: врач ухаживала за больным мужем, а пациента никому не перепоручила.

В итоге банальное ослабление иммунитета из-за прорезывания зубов закончилось некрозом тканей и флебитом (непроходимостью вен из-за закупорки сосудов лекарствами). Одно время стоял вопрос об ампутации ноги, теперь же ребенку требуется трансплантация собственной кожи (ни один донор не может ему в этом помочь, хотя желающих много).

Кроме того, во время лечения в МОНИКИ Сашеньке кололи сильные антибиотики, а они при его заболевании очень опасны. Но реутовские врачи в направлении “заботливо” не написали, что у ребенка была родовая травма, что повлияло на тактику лечения...

Правозащитники, которые опекают Татьяну и ее малыша, добились возбуждения уголовного дела против МОНИКИ по статье “Халатность” в Мещанской прокуратуре. Чтобы зафиксировать жуткую рану и узнать, что с ней делать, по приезде из МОНИКИ Татьяна и юристы обратились к медикам. Жанна Басс (реутовская правозащитница) позвонила в прокуратуру, и вместе с бригадой следователей женщины ждали эскулапов целые сутки. Четыре раза приезжала “скорая”, но она отказывалась фиксировать травму и назначать лечение. Лишь в 12 ночи на “скорой” приехал главврач детской больницы. Любопытное совпадение: в полночь наступило 5 мая, а именно с 5 мая на пост заступил новый главврач Центральной горбольницы Реутова г-н Лакунин. Похоже, его предшественник не хотел брать на себя ответственность.

Кстати, г-н Лакунин уже был главврачом ЦГБ, в состав которой входит роддом, где изуродовали Татьяну и ее малыша. 20 апреля прошлого года он вынес врачу Николаеву дисциплинарное взыскание за случившееся с Амелиными, а 24 апреля сам же его и отменил. Потом Лакунин пошел на повышение: его назначили первым замом министра здравоохранения области. Но 5 мая 2005 года “вернули взад”. Однако вместо того, чтобы взять дело Амелиных под контроль, 5 мая 2005 года он пишет жалобу на Татьяну, где обвиняет ее в... сутяжничестве и просит принять к ней меры.

Меж тем в “МК” пришел ответ из прокуратуры области за подписью прокурора Подмосковья г-на Сыдорука. Он сообщил, что по нашей статье, где излагались “факты преступной халатности заведующего родильным отделением ЦГБ Реутова Николаева, повлекшие причинение Амелиной Т.В. и ее новорожденному сыну тяжкого вреда здоровью, прокуратура провела проверку”. Которая установила, что в отношении Николаева Балашихинским УВД было возбуждено уголовное дело, и в ходе следствия “подтвержден факт ненадлежащего исполнения Николаевым своих профессиональных обязанностей, в результате чего Амелина Т.В. и ее сын Амелин А. стали инвалидами”. Однако “расследование по делу приобрело затяжной характер”. Прокурор признал, что при проведении экспертиз Амелиной и ее сыну “имела место волокита”. Но виноваты в этом судебные эксперты, в адрес которых прокуратура вынесла представление. Нам пообещали, что, как только будут готовы результаты экспертизы, решится вопрос о направлении уголовного дела в отношении врача в суд. И что ход следствия прокуратура ставит под контроль.

— А в реутовской прокуратуре ничего не делается, — разводит руками Жанна. — Родственник следователя, который ведет дело Николаева, теперь работает в роддоме с этим врачом.

Да-да, врач Николаев, покалечивший женщину, продолжает работать. Зато после нашей статьи откликнулось немало женщин, потерявших детей в этом роддоме из-за родовых травм. Некоторые боятся себя называть, другие готовы говорить. Общественная организация инвалидов Реутова не раз обращалась к прокурору города с требованием произвести выемку медкарт женщин, потерявших здесь детей из-за родовых травм, но документы им не дают. Показатели детской смертности здесь маскируют и другими способами: детей с травмами сразу же (в течение первых семи дней) направляют в другие больницы, чтобы в статистику роддома они не попали. С такими фактами в организацию инвалидов обратились несколько женщин.

В роддоме творятся и другие странные вещи. Нынешний его заведующий г-н Адиятулин недавно вымогал деньги у женщины за кесарево и был взят РУБЭПом с поличным. Возбуждено уголовное дело. А родственники одного отказного ребенка не получили свидетельства о его смерти, хотя врачи говорят им, что он умер.

...Дома Сашенька несколько пришел в себя. Он очень обрадовался маминому голосу и даже стал поворачиваться в ее сторону. И еще у него вылезли два зуба. Недавно родные хотели положить его в психоневрологическое отделение Российской детской клинической больницы, но, пока рана не затянется, это невозможно. Теперь ребенок обречен на антибиотики, которые могут серьезно ухудшить его состояние и подействовать на слух.




Партнеры