Мимо кассы

В магазинах подростки крадут любовь, которую им недодали родители

9 июня 2005 в 00:00, просмотров: 237

Украсть можно все, что продается. Воровство — будни любого супермаркета. Подростки тырят по мелочи. Что любят, то и уносят: чипсы, шоколадки, жвачку, мелкие игрушки. Те, кто постарше, предпочитают пиво и диски. Воришки действуют очень наивно и чуть что — бросаются в слезы. Многие не догадываются, чем может закончиться это забавное “приключение”.

“Таких, как я, полно”

Катя ворует лет с одиннадцати. Начинала на рынках, куда ходила с мамой за покупками. Вспоминает: глаза просто разбегались от обилия китайского ширпотреба — брелоки, игрушки, заколки... Так хотелось все это взять в руки, но у мамы был один ответ: “Зачем тебе эта дребедень?” Ростом чуть выше прилавков, ловкая девочка умудрялась собрать полные карманы “дребедени”. Это было просто весело — бесплатно получить игрушку.

Сейчас Кате 17, и она промышляет в супермаркетах. Каждые выходные ездит в крупный магазин на Ленинградке, как на работу. Катя уверена: “Это не болезнь. Клептоманов мало, а вот таких, как я, полно. Это... спорт, увлечение такое, а может, самоутверждение”. “Спортсмены” выносят без оплаты посуду, рамки для фото, игрушки, шкатулки, открытки. Однажды Катя умудрилась пронести мимо кассы даже настольную лампу...

Она сетует, что в России подросткам почти не дают денег на карманные расходы, и завидует немецким детям, родители которых обязаны спонсировать своих отпрысков по закону.

Попалась Катя всего один раз. В тот день ей даже ничего не хотелось — приехала с кем-то за компанию и машинально взяла маленькое плюшевое сердце для подружки. Охранник отвел их в свою комнату, повоспитывал немного, а потом сказал, что они занесены в специальную базу и сюда больше никогда не пройдут. Рисковать, проверяя правдивость его слов, Катя с подружкой не стали...

Жвачку выносят блоками

Своевременное заполнение полок товаром — задача 19-летнего Антона. Он учится в колледже по специальности “товаровед”. Летнюю практику проходит, трудясь на поприще продавца-консультанта: когда в зале на полках заканчивается товар, Антон приносит и раскладывает новую партию. По его мнению, воруют в основном подростки. Шоколадки съедают прямо в зале, бросая фантики на пол. Насчет жвачки не мелочатся — берут целыми блоками. По наблюдениям будущего товароведа, подростки ходят компаниями от 2 до 10 человек и действуют по одной и той же схеме. Прячут за ремень, в кофты-балахоны, в ботинок. Присел вроде шнурки завязать, а сам ручку дорогую в носок засунул.

Сотрудникам другого магазина запомнился случай, когда двое школьников лет по двенадцать зашли в отдел игрушек, распаковали 51 коллекционную машинку, распихали добро по карманам, рукавам и собрались уходить. Когда ребят схватили, выяснилось, что их заставил пойти на дело школьный “авторитет”. Срочно вызванные в магазин родители оплатили весь испорченный товар. Акции из разряда “призы под крышкой” тоже даются магазину нелегко. Дети открывают бутылки прямо на полке в магазине и уносят крышки обменивать в пункт выдачи призов. Такого наивного хулигана охрана как-то поймала с поличным, и его папе пришлось оплатить сразу 16 бутылок. Кстати, родители не всегда сдерживают эмоции и начинают “воспитывать” провинившихся прямо в магазине.

От количества краж зависит зарплата

Охранники шопов по понятным причинам молчат о способах защиты от непорядочных покупателей. Лишь уверенно заявляют, что хорошая техника, грамотно расположенная на территории, влияет на уровень воровства. В специальной комнате — мониторной — весь магазин как на ладони. По экранам отслеживают подозрительных посетителей. Особое внимание — людям бомжеватого вида и... подросткам.

В некоторых супермаркетах сотрудники службы безопасности ходят в штатском по залу с тележками, отслеживая нечистоплотных посетителей. Поставить “звенелки” на входе не так уж и дорого, а вот проштамповать весь товар до последнего чупа-чупса нереально. Он поступает каждый день тоннами. От того, сколько воришек смотрители поймают за руку, зависит их зарплата.

Они позорят школу

...Магазин эконом-класса в Кузьминках. Пачки дешевого сахарного песка, сваленные чуть ли не на полу, жидкость для разведения костра и бальзам-ополаскиватель для жирных волос на соседних полках, гора туалетной бумаги и толпа домохозяек в овощном отделе. Сотрудники рассказывают, как отличилась здесь одна компания: ребята таскали из зала шоколадки и складывали их... в шкафчик на входе. Охранники вовремя опомнились. Милицию администрация вызывает, как и положено, на каждое задержание.

В Управлении участковых уполномоченных и подразделений по делам несовершеннолетних г. Москвы убеждены, что реальное количество подростковых краж в магазинах в 2—3 раза больше официальной статистики.

— Самое страшное в подростковой преступности — то, что дети редко совершают правонарушения в одиночку, они группируются. Это такое стадное чувство: один взял — и тут же другой тянется, — считает Антонина Петровна Рябова, заместитель начальника управления. — При задержании заводим протокол на родителей, он направляется в комиссию по делам несовершеннолетних. Каждый раз стараемся подходить к вопросу индивидуально: понять, что это за ребенок, что стало причиной кражи. Ведь воруют не только дети из неблагополучных семей. Совсем недавно в Юго-Восточном округе подростки пытались вынести несколько компьютерных дисков из супермаркета. Их, конечно, поймали. Это были дети очень обеспеченных родителей. Я даже не могу назвать, чем они занимаются. Нас очень просили не афишировать случившееся. На заседании комиссии родителям выносят штраф по статье 5.35 КоАП РФ (об ответственности за воспитание). Обязательно сообщаем в школу. Если подобное повторяется, то уже встает вопрос о постановке подростка на учет, а это может весьма отрицательно сказаться на его будущем.

Однако способы воспитания бывают и другие. 14-летнего мальчика, укравшего коробку конфет в супермаркете, на целый месяц приняли... в штат магазина. На своей шкуре он понял, какую ответственность несет человек, отвечающий за товар, изнутри торгового коллектива узнал страшное слово “недостача”...

Кое-где еще сохранились социалистические меры “морального воздействия”, когда фотографии всех попавшихся на воровстве вывешивают на позорный стенд в торговом зале.

...Сейчас воровка со стажем Катя заканчивает первый курс университета и с удовольствием рассказывает, как друзьям недавно удалось стащить из супермаркета ящик пива: кассир пробила только одну бутылку, которая стояла на дорожке, а то, что было в тележке, не заметила. Будущий специалист по международным отношениям считает, что если воровать, то по-крупному, и когда нужны деньги, не стоит мелочиться. Теперь Катя подумывает о махинациях с чеками и налогами. Через год ей исполнится 18 — пора бы понять, что жизнь не лента транспортера у кассы и платить придется за все.


КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Ольга Александровна КАРАБАНОВА, доктор психологических наук, профессор кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова:

— Причин у такого явления, как подростковое воровство, несколько. Известно, что у нас уже давно произошло расслоение общества. И иногда играет роль такая тривиальная причина, что детям просто нечего есть.

Одновременно с этим средствами массовой информации и рекламой сформирован новый тип потребителя. Симпатичные, стильные люди на экране пьют пиво, модно одеваются, у них нет проблем ни с чем. Но не всем, кто смотрит, это доступно. К тому же за последние несколько лет произошло существенное снижение уровня воспитанности, девальвация моральных ценностей. Законопослушные граждане не в моде. А подростки в силу своей инфантильности еще не понимают всех последствий, ответственности, которая может наступить. В подростковом возрасте человек склонен к определенному авантюризму, риску. Подростки чересчур импульсивны. Идет постоянное самоиспытание: смогу — не смогу. Это такой своеобразный экстрим. Так как у них зачастую нет других способов самореализации. К тому же необходимо всем в компании доказать, кто самый ловкий, самый смелый, самый крутой…

Воруя в супермаркетах, некоторые дети также пытаются компенсировать дефицит родительской любви и внимания. Заменить их хорошей едой, одеждой, развлечениями. Подсознательно пытаются обратить на себя внимание: это такой крик души. Дополнительным охранником на входе эту проблему не решишь. Количество таких подростков, если ими не заниматься, будет расти. Понятно, что чувствуют родители, которых вызвали, можно сказать, на место преступления: отчаяние, гнев, некую опустошенность, ведь такое поведение детей — показатель их несостоятельности как воспитателей. Нужно, чтобы ребенок увидел, что чувствуют мама с папой. Необходимо серьезное внушение, чтобы ему стало стыдно, или беседа, в которой подробно разъясняются все возможные последствия.




Партнеры