Чечню в мешке не утаишь

Исполнителями теракта могли быть русские

14 июня 2005 в 00:00, просмотров: 369

Террористы, подорвавшие пассажирский состав Грозный—Москва пустили под откос не только шесть вагонов поезда, но и стереотипы, в плену которых до сих пор находилось российское общество, а вместе с ним и спецслужбы. 12 июня 2005 года заявило о себе новое террористическое подполье, аналогов которому в нашей стране, пожалуй, не было.


Попытаемся осмыслить, что произошло. Террористы заложили фугас на 153-м километре Павелецкой железной дороги, чтобы пустить под откос поезд с чеченцами. Преступники, несомненно, обладали диверсионной подготовкой. Нужно добыть взрывчатку — пластит или тротил, соорудить самодельное взрывное устройство, выбрать место и время засады, что непросто, так как объект движется, провести разведку местности и отследить на достаточно оживленной дороге конкретный состав. Если предположить, что дата атаки и ее объект были для террористов принципиально важны — взорвать именно чеченский поезд и обязательно в День России, — то этот теракт мог произойти в любой другой точке следования поезда. “Грозный—Москва” ходит три раза в неделю, в пути — 43 часа. Идет через Кавказские Минеральные Воды, Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Воронеж. Так получилось, что 12 июня 2005 года состав въехал в Подмосковье. Тут его и подорвали. Опера уже начали шерстить дачные поселки в Подмосковье, но вполне возможно, что преступники — залетные и к Подмосковью вообще никакого отношения не имеют.

Этот случай не вписывается в банальную схему, по которой вот уже несколько лет работает наша милиция. Согласно сложившемуся стереотипу опасность террористического акта исходит от кавказцев, тем более чеченцев. На Павелецком вокзале есть специальная платформа, огороженная железным забором, на которую и приходит поезд из Грозного. Стереотип оказался настолько силен, что на Павелецком вокзале, куда пассажиров взорванного поезда эвакуировали электричками, их встречали не только медики и милиция, но и спецслужбы, которые, по словам вице-губернатора Подмосковья Алексея Пантелеева, “провели фильтрацию пассажиров на предмет выявления возможных участников данного происшествия”. Наверное, у представителей наших спецслужб никак не укладывается в голове, что чеченцы могут не только совершать теракты, но и сами оказаться целью террористов. И скорее всего — русских террористов с достаточной боевой подготовкой.

И это тоже не вписывается в банальную схему. Потому что терроризм — удел слабого противника. Какими бы жертвами ни сопровождался теракт и каким бы дорогостоящим ни был. Терроризм — оружие парий, изгоев, неграждан. Война одиночек против государства. Гражданину нет смысла воевать в одиночку. В государстве, частью которого он себя чувствует, есть армия, милиция, спецслужбы. Они все сделают за него, а если гражданину хочется лично поучаствовать в войне, он может вступить в одну из этих структур.

За все 10 лет противостояния федеральной власти и чеченских боевиков (сепаратистов, террористов, подпольщиков и т.д.) не вспомнить ни одного “русского” теракта. “У меня тоже много личных проблем, — сказала мне в свое время мать взрывотехника ФСБ Георгия Трофимова, погибшего при обезвреживании взрывного устройства чеченской террористки Заремы Мужахоевой, — но я же не еду в Чечню, чтобы взрывать там людей”. Видимо, что-то за последние годы сместилось в массовом сознании, раз стало возможным появление русских террористов. Наверное, люди перестали ощущать себя частью сильной нации, гражданами державы. Не на словах перестали ощущать, а нутром. То есть вдруг поняли, что никакой державы нет. 10 лет с небольшими перерывами и большими потерями держава вела войну в Чечне, в результате чего влияние федерального центра в Чечне не больше, чем перед началом первой кампании, а львиный кусок власти в республике принадлежит сыну бывшего ичкерийского муфтия Рамзану Кадырову, чей отец призывал чеченцев к джихаду против неверных. Этого достаточно, чтобы разочароваться и в своей армии, и в своей стране и объявить собственную войну чеченцам, невзирая на то, мирные это люди, едущие в Москву с детьми, или боевики. И в домах на Каширке, и в Печатниках, и в ДК на Дубровке тоже находились мирные люди.

12 июня терактом против грозненского поезда, который только чудом обошелся без жертв, заявило о себе новое террористическое подполье. Теперь и казавшееся случайным покушение на главу РАО “ЕЭС России”, сопровождаемое той же спецназовской атрибутикой (фугас — провода — лежка в лесу), уже не кажется столь неправдоподобным, и разговоры наших силовиков о зарождении российских “красных бригад” уже не выглядят бредом, а вполне вписываются в наметившуюся тенденцию. А что касается чеченцев, то с этого дня нашим спецслужбам придется не только их ловить, но и защищать их от новоиспеченных мстителей. А людей, ненавидящих чеченцев как таковых и владеющих первоначальными диверсионными навыками после двух кавказских войн в России, более чем достаточно.



Партнеры